Примерное время чтения: 11 минут
2630

Борьба за умы, а не территории. Что значит Русский мир и какова его миссия?

Максим Блинов / РИА Новости

В последнее время мы часто слышим выражение «Русский мир». Причем на Западе нередко его используют в негативном смысле, как претензии на имперство, как агрессию и стремление русских захватить больше территорий. А что мы вкладываем в это понятие? Может ли не русский по национальности человек быть представителем Русского мира? 

Свое видение представили эксперты на Всероссийской конференции «Россия: единство и многообразие». aif.ru выделил главное в их выступлениях. 

«Защита Русского мира — стратегическая задача»

Заместитель председателя Совета Федерации Константин Косачёв:

— Представители разных национальностей, из всех регионов России плечом к плечу участвуют в специальной военной операции на Украине. Межнациональный мир укрепляется. Отнюдь не случайно внимание, которое наши противники уделяют именно национальному вопросу в России. И главной мишенью своих атак делают его стержневой элемент — Русский мир. Под предлогами декоммунизации и восстановления национальной памяти фактически проводят политику насильственной дерусификации. И началась она отнюдь не с февраля 2022 года. 21 июля ЕС ввел санкции в отношении Россотрудничества — мол, это государственная организация, «мягкая сила» Кремля, продвигающая концепцию так называемого Русского мира. Притом что на протяжении многих лет Россотрудничество выступало представительской организацией для российских соотечественников. Что любопытно. Все то, что является нормальной миссией публичной дипломатии, политикой любого государства в отношении соотечественников за рубежом, теперь вменяется в вину культурной организации, которая для этого и создавалась. За то, что речь идет о Русском мире. Не о британском мире или любых других проектах продвижения национальной культуры в мире. Постепенно отбрасываются последние приличия, и уже откровенно говорят, что все эти меры давления, отмена культуры направлены не против властей или отдельных политиков, а против нации. В этих условиях меры по обеспечению защиты Русского мира, межнационального согласия в России обретают поистине стратегическое значение. 

Русский мир — борьба за умы, а не территории

Ректор МГИМО, академик РАН Анатолий Торкунов:

— В 2015 году министр Лавров писал, что оказание всемерной поддержки Русскому миру — безусловный внешнеполитический приоритет страны. Это положение было зафиксировано в концепции внешней политики страны. Русский мир — это, прежде всего, поддержка и защита соотечественников, продвижение тех идеалов, которые когда-то сделали Россию Россией. 

В начале февраля нынешнего года президент Путин особо подчеркнул, что Русский мир многолик, огромен, и создание его привлекательности как для россиян, так и для граждан других стран — это миссия нашего государства. 

Важно понимание Русского мира как многоликого и огромного социально-культурного дискурса. В этом пространстве грузины Багратион и Кантария, душою русский итальянец Растрелли, поляк Рокоссовский, шотландец Барклай де Толли, грек Каподистрия (министр иностранных дел Российской империи в 1816-1822 гг. — Ред.) — безусловно, русские люди. 

В контексте СВО на Украине крайне важно показать коренное отличие Русского мира от этнонационалистических подходов соседних государств. Мы боремся не за территорию. Мы боремся за умы, прекрасно отдавая себе отчет, что нация, как говорил в свое время Эрнест Ренан, — это ежедневный плебисцит. Русский мир — это не опьянение победами, не призыв к самолюбованию. Это сложный итог преодоления возможных коллизий, выстраивания эффективных обратных связей. 

Обновленная стратегия национальной политики государства больше места уделяет рискам внешнего характера. Вместе с тем противостояние внешним угрозам не должно заслонять угрозы внутренних проблем. Как, например, распространение радикальных исламистских взглядов на Северном Кавказе. Государство, которое раздирается межэтническими противоречиями, не имеющее благополучного национального ядра, — это легкая мишень для внешнего давления.

Национальная политика должна перестать рассматриваться как фестивальная, этнокультурная. Национальная политика — это политика российского гражданского единства. 

Русский мир на защите цивилизации

Глава Императорского православного палестинского общества Сергей Степашин:

— Сегодняшняя ситуация чрезвычайно сложная. И она связана — давайте говорить откровенно — с войной против объединённого Запада. Где используется русский народ на Украине. До последнего мы не верили, что такое может произойти. И наш президент, и все мы говорили: название разное, кровь одна. Один народ. Ну языки немного разные. То, что произошло, в, казалось бы, наших родных государствах, на когда-то едином пространстве русского мира. Я имею в виду Российскую империю и в какой-то мере Советский Союз, хотя создавали новую историческую общность, называемую советским народом. 

Должно пройти определённое время, чтобы мы сделали глубинные и системные выводы. Да, можно винить США. Как бывший директор ФСБ могу сказать, что ЦРУ работало очень чисто, четко и профессионально. И другие ведомства, в том числе Госдеп США. Работали, чтобы расколоть предполагаемое единство Русского мира бывшего Советского Союза.  

Но вопрос и к нам. Мы-то чем занимались? Огромное количество институтов. Было даже министерство по делам СНГ, когда я был премьер-министром. Кстати, у англичан сохранилось министерство по делам содружества. Были агентства, фонды. Потеряли людей, которые работали там. Дипломат — это не только возможность докладывать оперативную обстановку, прочитанную в местных газетах, но и формировать свое понимание и отношение к своей стране. 

В царской России русским считался тот, кто принимал православие. Вне зависимости от национальности. Выходец из рода Лермонта (по одной из версий, предки Михаила Лермонтова вели свой род от шотландца Георга Лермонта — Ред.), Ганнибал — выходец из Африки и прадед Пушкина, человека, который нам подарил русский литературный язык. Императрица Екатерина Вторая — немка, оказалась одной из самых русских, самых великих правителей. 

Понятно, что и сегодня мы должны немножко по-другому взглянуть на понятие Русского мира. Есть такая формулировка: православие и ислам вместе в борьбе за глобальный мир. Командир подразделения «Ахмат», выступая почти с поля боя, сказал удивительную вещь: «Мы вместе с Аллахом и Иисусом воюем против прихода антихриста, сатаны». Молодёжь тут может улыбнуться. А нет! Тот же батальон «Азов» (запрещённая в РФ организация — Ред.) — это религия сатаны, кровью друг друга повязаны, убить надо обязательно. Это сложнее, чем банда. Вот с кем мы воюем. Вот что мы защищаем через Русский мир. Всю цивилизацию. Как это было в годы Великой Отечественной войны. Как это было при нашествии Наполеона.

Нам нужно понять: либо мы, либо нас. Другого не вижу. Надо работать. Пётр I не для того прорубил окно в Европу, чтобы мы его заколотили ржавыми гвоздями. Давайте искать подходы, говорить, чтобы нас слышали и понимали. 

Я председатель Ассоциации юристов России. Меня недавно внесли в списки «Миротворца» за то, что мы приняли решение о создании международного трибунала над нацистскими преступниками, которые воюют со всем миром оттуда, с территории Украины. 

И ещё. Нельзя быть равнодушным. Не получится отсидеться. Земля маленькая, круглая. У нас хоть и большая страна, но она очень ранима. Давайте будем вместе.

«Миссия Русского мира — совершенствование себя»

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике России Федор Лукьянов:

— Сейчас основной процесс, который начинает происходить, я бы назвал идейным и этическим самоопределением. В разных культурах, сообществах формируются разные представления о том, как следует жить, как должно быть устроено государство, общество, взаимоотношения людей. Но при этом они остаются связанными друг с другом в материальном смысле, потому что глобальная экономика как совокупность интересов и потребностей частей мира никуда не денется. Нет смысла сейчас даже рассуждать о том, что мир может разделиться пополам, как в годы холодной войны в период существования США и СССР как сверхдержав. 

В этой ситуации крайне важным становится понятие идентичности. Здесь важное отличие, которое подводит нас к теме Русского мира. Ведь идентичность самым пышным цветом расцвела как раз на Западе. И это привело Запад к кризису. В обществе возобладала точка зрения, что главное в существовании социума — это уважение и даже подчеркивание различий разных групп. И только если каждого уважать, каждого пестовать (причем чем меньше группа, тем больше ей надо уделять внимания, потому что она как бы более уязвима), общество будет гармонично. 

На практике получается другое. Общество фргаментируется и дробится. Что мы видим во многих странах, в первую очередь в США. А самое главное — возникает феномен, когда императив защиты меньшинств постепенно становится логикой подавления большинства. Большинство должно идти на уступки, чтобы меньшинства чувствовали себя более комфортно. Это правильно в разумных пределах. Но человеческая натура такова, что золотую середину мы не любим, из одной крайности шагаем в другую. 

Русский мир, который мы используем как метафору, будет успешен в том случае, если мы понятие идентичности будем трактовать ровно наоборот. Не как подчеркивание различий. Не как выделение отдельных групп, чтобы их, не дай Бог, каким-то образом не ущемить. А как создание единой общности, в которой учитываются специфика, интересы, культуры, запросы разных групп населения, но которая все равно является общностью. Идентичность как объединяющая черта, а не как разделяющая. 

Важнейший момент. Русский мир — это люди, ни в коем случае не территории. Понятие Русского мира и русской идентичности не может формироваться на противопоставлении себя остальному миру. Это ведет в тупик. Нет ни у кого запроса на закрытие, особенно у молодежи. Мы хотим быть активной частью мировой системы, перестраивать ее, способствовать тому, чтобы она влияла на нас в позитивном плане и черпать оттуда стимулы к развитию. На условиях, что в этом мире каждая культура может развиваться самостоятельно.

Миссия Русского мира — это не экспансия вовне, а совершенствование себя. У нас крайне много проблем и с образованием, и с наукой, и с культурой. Но миссия Русского мира, как и России, — быть, существовать и быть таким камертоном. На это надо нацелить усилия. 

Русский — духом

Председатель правления фонда «Русский мир», депутат ГД Вячеслав Никонов:

Джордж Баланчин, знаменитый американский балетмейстер говорил: я по крови грузин, по культуре я русский, а по национальности — петербуржец. Понятие Русский мир в политический лексикон нашей страны вошло с 2007 года, с послания президента РФ, где он говорил об этом феномене. 

Уже всем очевидно, что русский — это не кровь. Когда я проводил конгресс Русского мира в Берлине, самой многочисленной группой на нем были немцы из Казахстана. А еще евреи с Украины. Русский язык — это характерная черта русского мира? Безусловно. Но есть огромный русский мир, который не знает русского языка. Уже 3-4-е колено наших эмигрантов в Париже не говорят по-русски, но чувствуют себя русскими. Мы открывали русский дом в Уругвае. Там русская община. Там никто не говорит по-русски. Это староверы, которые бежали еще до революции. Но там замечательные русские национальные костюмы начала XIX века и русский танцевальный коллектив. И у них абсолютно русская идентичность. 

Русский мир — это православие? Да. Но не только. Есть мусульманский русский мир, иудейский русский мир и т. д. Это не религия. Поэтому русский — это феномен культурный, прежде всего. Это самоидентичность людей. Русский по культуре, по мировосприятию, по тому, как ты думаешь, ощущаешь себя.

Оцените материал
Оставить комментарий (2)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах