Примерное время чтения: 7 минут
346

«Антикризисный менеджер». Политолог о первых 100 днях премьера Мишустина

Итоги первых 100 дней работы правительства Михаила Мишустина подвел первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. В своей публикации на «Газете.ру» политолог назвал нынешнее правительство России уникальным и объяснил, почему он так оценивает работу Кабинета Мишустина. 

«Когда Мишустин был назначен премьером, стоявшие перед ним задачи казались очевидными. Стимулировать экономический рост, который не дотягивал до двух процентов, то есть был заметен только макроэкономистам, а не обычным гражданам. Для этого улучшить администрирование национальных проектов, призванных стать драйверами роста. Создать более комфортные условия для развития бизнеса. В общем, все логично и предсказуемо.

Однако логика рухнула: правительству пришлось действовать в стилистике не эволюционного управления, а антикризисного менеджмента. В считаные недели Россия оказалась в условиях идеального шторма — рухнули нефтяные цены, бушует эпидемия коронавируса. В нынешнем году даже самые оптимистичные эксперты ожидают не роста, а хотя бы минимизации спада. Именно в кризис проявляется реальный потенциал людей и институтов. И показательно, что Герман Греф недавно назвал правительство Мишустина одним из самых эффективных за последние два-три десятилетия», — пишет Алексей Макаркин.

Действительно, сейчас правительству в пожарном порядке приходится решать множество разнообразных и очень непростых задач. Кроме борьбы непосредственно с пандемией, что само по себе архитрудная задача, кабмину необходимо разруливать массу иных экономических и социальных проблем россиян, которые возникают чуть ли не в ежедневном режиме.

«Расползания» страны не происходит

«Россия — огромная страна, и поэтому естественно, что право определять оптимальные меры по противодействию коронавирусу поручено губернаторам, которым виднее, какие учреждения закрывать, а какие могут продолжать работать. Но общие стандарты антипандемийной политики определяет правительство», — рассуждает политолог. 

В первые недели своего премьерства Мишустин еще имел возможность совершать поездки в регионы в относительно спокойном режиме. В Курганской области он посетил больницу, которая не ремонтировалась 40 лет. В Костроме — деревянную больницу 1760 года постройки, где раньше находился кожевенный завод, а на чердаке до сих пор стоит бак, в котором варили кожу. Понятно, что речь идет не о досадных исключениях, поэтому правительство срочно решает вопросы о передаче регионам коечного фонда федеральных клиник и выделении средств на оснащение. А также контролирует работу глав регионов, причем не полагаясь на официальные отчеты. Губернаторам пришлось отвечать на неудобные вопросы о расхождениях между представленными ими сведениями о количестве медицинского персонала и уровне освоения средств федерального бюджета и первичными данными, поступившими в мониторинговый центр. Кстати, эта история наглядно демонстрирует, что «расползания» страны не происходит: федеральный центр сохраняет свою ключевую роль в политической системе.

Больницы и дороги

Да, правительство исправно и оперативно выделяет деньги на оснащение региональных больниц, обеспечение системой снабжения кислородом и средствами индивидуальной защиты. Только на эти цели уже выделено 32,4 млрд рублей. «Приведу пример — в Балашихе, где я живу, родильный дом в микрорайоне Саввино временно перепрофилирован в инфекционный центр. В нем установлено все необходимое оборудование — от аппаратов ИВЛ до томографов. Один из первых пациентов этого центра рассказывал, что по сравнению с морально устаревшей местной больницей новый центр является современным медицинским учреждением, весь персонал от санитарок до медсестер и врачей одет в костюмы полной защиты, — рассказывает Алексей Макаркин. — Более 800 магистралей, ведущих к медицинским учреждениям, были включены в программы модернизации в рамках национального проекта „Безопасные и качественные автомобильные дороги“. Часть из них уже отремонтирована, другие ремонтируются в ускоренном режиме, чтобы не создавать дополнительных проблем для транспортировки больных. Кстати, в Балашихе тоже сделали дорогу к инфекционному центру — таким образом приходится ускоренно решать проблемы, до которых десятилетиями не доходили руки. И многие больные все равно оказываются в старых больницах, где нет нормальных условий для лечения, — вряд ли приходится сомневаться в том, что здравоохранение будет одним из приоритетов для кабинета министров после окончания пандемии».

Чем заканчивается разбазаривание заначки?

Все мы не понаслышке знаем, что параллельно Мишустину необходимо решать и огромный пласт экономических проблем. При этом здесь справляться, пожалуй, ещё тяжелее, чем с теми вопросами, до которых раньше не доходили руки. 

Например, малый бизнес откровенно недоволен тем, что его забыли и бросили на произвол судьбы. «Но опять-таки кабинет действует в условиях беспрецедентного цейтнота. Два первых пакета мер для поддержки экономики и доходов граждан, принятых в марте-апреле, „стоили“ 2,1 трлн рублей. Среди них были и полугодовая отсрочка по всем налогам (кроме НДС) для предприятий малого и среднего бизнеса, и приостановка проверок, и освобождение бизнеса от выплаты процентов, и отсрочки выплат по кредитам (общая сумма отсрочек — более 410 млрд рублей), и программа беспроцентного кредитования малых предприятий», — напоминает политолог.

Для малых и средних предприятий из наиболее пострадавших отраслей предусмотрено софинансирование зарплат в том случае, если они сохранили не менее 90% персонала. Сумма небольшая, 1 МРОТ (12 130 рублей) на каждого занятого, но она может позволить хоть как-то продержаться в условиях самоизоляции. По оценке Минфина, за два месяца поддержкой смогут воспользоваться около 1 млн организаций. Также беспроцентное кредитование распространено не только на малый бизнес, но и на более крупные компании.

Конечно, эти меры бизнесу и наемным работникам кажутся недостаточными: мол, могли бы и деньжат побольше подкинуть, и вообще распечатать заначку, в которой полно средств. Да и те меры, что введены, пока работают неважно: например, не единичны случаи отказа в кредитах. «Возможно, будут следующие пакеты мер. Но популярная идея распечатать заначку сталкивается с апелляцией к истории — в 1980-е годы аналогичные советские запасы в условиях обвала нефтяных цен были быстро растрачены на безнадежные попытки поддержания жизненного уровня людей. А потом пришлось затянуть пояса и просить кредиты МВФ на суммы, которые сегодня кажутся смешными. Непродуманные, судорожные решения могут оказаться неэффективными, а опустевшую казну заполнить будет уже нечем», — рассуждает политолог.

Чем займемся после пандемии? 

Алексей Макаркин совершенно справедливо замечает, что после победы над вирусом правительству Мишустина предстоит ещё один бой: возвращение экономики к нормальной жизни. «Понятно, что оно не может быть одномоментным, — придется согласовывать различные интересы. Вопросы о балансе интересов в таких вопросах решают сейчас правительства многих европейских стран, и российское здесь не является исключением. Фактически речь идет об „оптимизационной задаче“ небывалого размера: как совместить меры социальной поддержки, помощи тем, кого пандемия поставила в сложное положение, со стимулированием сохранения рабочих мест, ускорением экономического развития, — пишет политолог в своей статье. — При этом необходимо ставить и цель возвращения в полном объеме к той повестке, которая кабинету была задана в январе, включая выполнение поручений, вытекающих из послания президента, и реализацию национальных проектов». 

Когда и как кабмину предстоит этим заниматься, однозначно не могут ответить даже специалисты. Понятно, что в этом году ничего хорошего от экономических показателей ждать не стоит. А вот о дальнейшем развитии ситуации у экспертов мнения разнятся. «Одни специалисты пророчат быстрый отскок, другие говорят о том, что восстановительный рост будет куда более тернистым. Но в любом случае на повестку дня встанет та самая задача, с которой кабинет и приходил: придание экономике новой динамики за счет более совершенных методов управления, ликвидации избыточных административных барьеров (вспомним о неотмененной задаче „регуляторной гильотины“ — отмены устаревших барьеров и ограничений), задействования человеческого капитала как фактора роста. Опыт и слаженность, обретаемые кабинетом министров в дни борьбы с пандемией, окажутся более чем востребованными в решении этих задач», — уверен первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах