435

Библиотека с историей. Юристы объяснили, что делать с книгами Шнеерсона

Сюжет Американские хасиды требуют от России вернуть библиотеку Шнеерсона

Российский МИД в очередной раз подтвердил: «библиотеку Шнеерсона» мы не отдадим. МИД считает, что американский суд не имеет права указывать России, что делать с коллекцией раритетных книг, а в США, напротив, уверены, что у нашей страны нет оснований претендовать на это культурное достояние. 

К «правовым» аргументам  примешиваются и этические. Кто-то говорит о том, что Россия ни в коем случае не должна позволять вывозить библиотечное достояние. Другие напоминают о недавней реституции: мол, возвратили религиозным организациям недвижимость, верните и движимое имущество. Корреспондент АиФ.ru выяснил, как регулирует «библиотечный вопрос» международное право, и какие этические соображения должны учесть Россия, хасиды и США.

Книги должны, но возвращать не обязаны

Аркадий Анишин, адвокат, профессор, заслуженный юрист РФ: «Ни о каком возвращении книг речи быть не может. Нарушены процессуальные нормы права. Россия выступала ответчиком, но заседание проходило без участия российской стороны. Наши права были нарушены. Таким образом исполнять решение, вынесенное в процессе, мы не обязаны.

Даже если отвлечься от процессуальных моментов, то и с точки зрения материального права решение американского суда спорно. Той организации, которая требует возвращения коллекции, необходимо подтвердить свое право на наследование книжной коллекции. Они должны доказать, что именно они – правопреемники Шнеерсона».

Пауль Калиниченко, доктор юридических наук, профессор кафедры права ЕС Московской государственной юридической академии: «Существуют прецеденты, когда российские суды берут на исполнение решения, вынесенные судами США и наоборот. Российские власти могут признать и это решение, если посчитают нужным.  Для того, чтобы решение о передаче библиотеки было обязательным к исполнению, «Хабад» следовало подать иск в российский суд общей юрисдикции». Тем не менее, у властей штатов есть рычаги, при помощи которых они могут заставить Россию задуматься об исполнении решения суда – например, арестовать имущество РФ на территории США до момента передачи библиотеки. «Такой провокационный шаг возможен», - отметил Калиниченко.

Александр Кобринский, юрист, депутат Заксобрания Санкт-Петербурга, филолог, политик: «Суд США, конечно, имел право вынести решение, которое обязывает Россию что-либо сделать. Также и российский суд может вынести решение по любым событиям, происходящим за пределами страны.

Другое дело, что Россия не будет исполнять это решение, хотя и веских оснований для этого нет. Существующие межгосударственные договоренности предусматривают, что мы выполняем решения судов США, кроме специально оговоренных случаев».

 

Культурные ценности уперлись в этические вопросы

Кроме правовых баталий, вокруг библиотеки идут и этические баталии. С одной стороны, коллекция еще в конце 40-х годов находится в собственности СССР. В 90-х годах собрание из 12 тыс книг и 50 тыс редких документов было признано национальным достоянием страны.

Аргументы оппонентов сводятся к тому, что книги стали собственностью СССР, а потом и Российской Федерации по злой иронии судьбы: первая часть книг была национализирована после революции, вторую часть коллекции раввин забрал с собой в иммиграцию. Однако за рубежом издания попали к нацистам, а после Великой Отечественной войны были возвращены в Москву вместе с другими трофеями.

«У нас ведь был принят закон о реституции – религиозным организациям вернули их недвижимость. Было бы логично распространить этот закон и на движимое имущество. Можно было бы найти компромиссный вариант: допустим, передать коллекцию российской общине хасидов, обязав их не вывозить издания за рубеж», - считает Кобринский.

По данным директора Российской государственной детской библиотеки Марии Веденяпиной, в США находится много книжных коллекций из России. Во избежание скандала, считает эксперт, Россия могла бы оцифровать коллекцию, выложить ее в открытый доступ и отдать книги, попросив равноценное книжное собрание взамен. «В США, например, в Стенфордском университете, много дорогих книжных коллекций из России. Там люди давно собирали эти книги, платили за них большие деньги. Когда ты не платишь, ты и не ценишь. Понимаете, мы сейчас не те люди, которым эти книги по-настоящему дороги. Мы – просто те, кто владеет этой коллекцией. Я считаю, что нет ничего позорного и стыдного в том, чтобы отдать книги. Можно попросить что-то равноценное в обмен на эту коллекцию», - считает Мария Веденяпина.

Экс-министр культуры Михаил Швыдкой считает, что книжная коллекция должна остаться в России. «Именно в силу того, что эта коллекция – достояние Российской Федерации, она должна остаться здесь. Может обсуждаться вопрос о передаче архива Шнеерсона, который сейчас находится в коллекции Военного музея. Но книги принадлежат Российской государственной библиотеке. По закону, коллекция РГБ неделима», - отметил Михаил Швыдкой.

При этом эксперт добавил, что, по его мнению, под давлением решения американского суда, российская сторона не может и не будет идти на компромиссы, а судебная тяжба лишь отдалила стороны от компромиссного решения.

Смотрите также:

Оставить комментарий (5)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах