Примерное время чтения: 3 минуты
2882

Журналист под пулями. Памяти Земфиры Сулеймановой

Сюжет Женщины на войне

Начало марта. Где-то под Мариуполем мы с коллегой Эдуардом Корниенко едем по неизвестной нам дороге на желтой «копейке», купленной накануне. Совсем рядом громыхает артиллерия, а что ожидать от нашего автомобиля, мы еще не представляем. На обочинах побитой дороги сгоревшие автомобили, а ярко-красные знаки предупреждают, что сворачивать в сторону опасно из-за множества мин. Вокруг лишь поля, до горизонта усеянные черной сыпью минных разрывов.

Мы еще не знаем, куда ведет нас эта дорога. Знаем лишь, что где-то там впереди маячит Мариуполь, и мы очень хотим быть ближе к эпицентру событий. Возможно, за нами уже сейчас следит вражеская «птичка», чей взор привлек ярко-желтый автомобиль, а возможно, впереди мина, которая спалит наш автомобиль дотла.

Меня в тот момент не посещали такие мысли. Я видел бой впервые, и он меня поразил. Мне, как журналисту, хотелось быть там, где идут бои. Заглянуть за занавес. Увидеть, что происходит по ту сторону. Эд, прошедший не один конфликт, ясно осознавал все риски движения по неизведанной фронтовой дороге. Я это отлично разглядел в его лице, когда нам пришлось объезжать неразорвавшийся снаряд по возможно заминированной обочине.

Для нас с Эдом поездка по неизвестной фронтовой дороге закончилась благополучно. Встретив на своем пути российских военных, мы вздохнули с облегчением. Прибыли куда нужно и сделали неплохой репортаж. В дальнейшем у меня было еще много подобных эпизодов, когда мы, невзирая на риски, старались пробраться в самое пекло, но именно этот засел в памяти. Почему я вспомнил его сейчас?

Накануне в Донбассе погибла совсем юная еще журналистка-волонтер Земфира Сулейманова. Приехавшая в зону СВО впервые всего несколько дней назад девушка подорвалась на противотанковой мине вместе с водителем автомобиля. Не знал ее лично. Мои соболезнования родным и близким. Смерть журналиста на передовой всегда ощущается острее и от того еще болезненней. Тем более когда это гибель юной красавицы. Вполне возможно, что эта фронтовая дорога, оказавшаяся в итоге роковой, была для Земфиры первой.

В Донбассе сейчас работает масса военкоров. Одни трудятся на крупные российские медиа, другие работают на себя, а третьи и вовсе совмещают журналистскую деятельность с искренней помощью людям, оказавшимся в самом пекле боевых действий. Новичка это шокирует. И если ты не испугался сразу, то еще и затягивает. Но всем нам важно осознавать серьезность и опасность происходящего. Просчитывать риски, объективно оценивать обстановку и, собираясь в путь по неизвестным для вас фронтовым дорогам, лучше искать сопровождающего или советоваться с компетентными людьми.

Нас дома ждут родные и близкие. Мы несем ответственность не только за свои жизни, но и за благополучие тех, кто остался за «ленточкой». И никакой красивый кадр или сенсационный репортаж не стоит слез вашей мамы, супруги или дочери.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах