3705

Закон об особом статусе Донбасса — ключ к разрешению конфликта

Денис Денисов.
Денис Денисов. Из личного архива

Власти Украины, как известно, сильно раздражаются из-за Минских соглашений, в которых есть пункт об особом статусе для территорий, контролируемых ДНР и ЛНР. Именно обсуждение этого пункта, по мнению близких к переговорам источников, вызывает наиболее болезненную реакцию лично у Петра Порошенко.

Последние полгода в рамках минского переговорного процесса прошли в обсуждениях возможного формата и закона о выборах на территориях ДНР и ЛНР, попыток сбалансировать выполнения обязательств по вопросам безопасности и политики, определения форматов обмена пленными.

За это время украинская сторона неоднократно и устно, и в рамках эпистолярного жанра пыталась объяснить всему миру, что выборы на территориях ДНР и ЛНР невозможны, пока не будут решены проблемы с безопасностью. Причём представители Украины так и не удосужились сформулировать конкретные условия в рамках решения проблем безопасности, после соблюдения которых могут состояться выборы. 

Также многие наблюдатели из различных стран мира отмечали жуликоватость такого подхода со стороны Украины, ведь, по сути, украинская сторона в рамках такой логики может сколько угодно долго блокировать выборы на Донбассе, совершая мелкие диверсии, что в огромном количестве уже задокументировано представителями донбасских республик. Тут следует отметить, что прошедшие праймериз в ДНР и ЛНР продемонстрировали тем, кто хотел увидеть, что избирательный процесс республики могут обеспечить на самом высоком уровне, а проблемы безопасности — это не более, чем отговорки киевских политиков.

Но если о выборах дискуссия продолжается, то вопрос о том, почему украинская сторона до сих пор не реализовала взятые на себя обязательства в аспекте наделения территорий ДНР и ЛНР особым статусом, просто повисает в воздухе.

Вкратце напомним, что договорённость относительно принятия Закона об особом статусе была изначально достигнута и закреплена в Минском протоколе, подписанном 5 сентября 2014 года. Его пункт 3 гласит: «Провести децентрализацию власти, в том числе путём принятия Закона Украины "О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей" (Закон об особом статусе)». Также в этом документе говорится, что проведение местных выборов на территориях ДНР и ЛНР должно быть обеспечено в соответствии с Законом об особом статусе.

Верховная Рада Украины ещё 16 сентября того же года приняла Закон об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей (Закон об особом статусе Донбасса), внесённый Петром Порошенко. Данный закон определяет временный порядок организации местного самоуправления, деятельности органов местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей.

Там также говорится, что Кабинет министров и другие центральные органы исполнительной власти могут заключать с соответствующими органами местного самоуправления соглашения по экономическому, социальному и культурному развитию отдельных районов. Согласно документу, государство должно оказывать поддержку социально-экономическому развитию отдельных районов Донецкой и Луганской областей, а также гарантировать право использования русского или любого другого языка в общественной и частной жизни, изучение и поддержку русского и любого другого языка, их свободное развитие и равноправие.

Документ также содержит положение об амнистии участников событий на территории Донецкой и Луганской областей. Законом «запрещается дискриминация, преследование и привлечение к ответственности лиц по поводу событий, имевших место в Донецкой, Луганской областях».

Закон об особом статусе Донбасса также предусматривает формирование и координацию органами местного самоуправления народной милиции из местных жителей.

Также в Законе предполагалось проведение внеочередных местных выборов 7 декабря 2014 года и уточнялось, что Закон действует три года со дня вступления в силу.

Однако после результативного голосования за этот закон, обнаружилась проблема, связанная с определением границ территорий, на которых он действует. По сути, вступление в силу Закона было отложено до определения этих границ. В таком состоянии ситуация оставалась до подписания Комплекса мер по выполнению Минских соглашений (Вторые минские соглашения) 11–12 февраля 2015 года. В этом документе был прописан алгоритм уточнения границ территорий, на которых распространяется действие Закона об особом статусе, а также принятие постоянного законодательства об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей и закрепление данной позиции в Конституции Украины.

12 марта СНБО Украины определило границы отдельных районов Донбасса, которые должны получить особый статус. 17 марта Верховная Рада Украины приняла постановление, в котором ДНР и ЛНР назывались «временно оккупированной территорией», также были приняты изменения в Закон об особом статусе. Статья 10 была дополнена пунктом 4, в котором говорится о том, что: «статьи 2-9 настоящего Закона действуют со дня обретения полномочий органами местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, избранными на внеочередных выборах, проведённых в соответствии с Конституцией Украины...». Также в 10 статье появился пункт 5, в котором говорится: «Предусмотренный этим Законом особый порядок деятельности органов местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей реализуется исключительно органами местного самоуправления, избранными на внеочередных выборах, назначенных и проведенных в соответствии с Конституцией Украины, этим и другими законами Украины».

В начале 2016 года в ходе переговоров была принята «формула Штайнмайера», которая определяет механизм введения в действие Закона об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей: на временной основе — в день выборов, и на постоянной — после опубликования позитивного отчёта ОБСЕ об их итогах.

В настоящее время проблему, связанную с введением в действие Закона об особом статусе для территорий ДНР и ЛНР, можно рассматривать с разных ракурсов. Во-первых, основным фактором, способствующим введению в действие Закона об особом статусе, являются выборы, проведённые по стандартам БДИПЧ ОБСЕ. Во-вторых, позиция Украины заключается в следующей логике выполнения Минских соглашений: сначала вопросы безопасности, потом политические вопросы. Фактически Украина самостоятельно полностью меняет ключевой смысл Минских соглашений, предлагая решать сначала вопросы в таком порядке. 

Только проблема заключается в том, что в их понимании это не только продолжающиеся обстрелы (причём с их стороны и саботирование разведения сторон по линии соприкосновения), но и вопрос полного силового контроля, а фактически зачистки республик от неугодных Киеву людей. Исходя из такой позиции Украины, участники «нормандского» и «минского» форматов согласились на компромиссную «формулу Штайнмайера», которую Украина, как и Минские соглашения в целом, продолжает игнорировать. Однако такое положение дел, скорее всего, будет меняться в связи с изменениями, связанными с президентскими выборами в США и Франции, а также возможной сменой канцлера Германии. 

В настоящий момент тенденции в Европе показывают изменение позиций многих стран относительно России, причём в позитивную сторону. Как следствие, Украина, возможно, в самое короткое время окажется в фактической изоляции, а в нынешней ситуации это означает крах государства.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оставить комментарий (2)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество