Примерное время чтения: 8 минут
1119

Зачем ряд СМИ рассказывают о негативе в российско-китайских отношениях?

С недавнего времени некоторые СМИ выбрали одной из тем негативные моменты, которые могут отмечаться внутри Китая, а также нагнетают описание российско-китайских отношений все с той же негативной стороны, старательно усиливая и акцентируя определенные моменты. Зачем же они это делают?

Андрей Виноградов, к. и. н., ведущий научный сотрудник ИКСА РАН, руководитель Экспертно-аналитического центра Восточной и Юго-Восточной Азии ИКСА РАН

— В силу профессиональной деформации, вызванной долгими годами одновременной работы в китаеведении и различных средствах массовой информации, не смог пройти мимо серии публикаций о том, как «Китай охватил жесткий экономический кризис».

Очень любопытная pr-кампания. Любопытно посмотреть, как СМИ в едином порыве в полном соответствии со всеми законами жанра «заказного наезда», описывают все негативные моменты как внутри Китая, так и в российско-китайских отношениях, старательно усиливая их чуть ли не до абсурда. При этом не очень заботясь о логической связи их между собой. Важно эмоциональное восприятие — добиться того, чтобы у читателя возникло стойкое убеждение в том, что Китай для России — не то чтобы не друг, а, напротив, самый настоящий враг.

А тут всякое лыко годится в строку. Например, уровень сотрудничества РФ и КНР сравнивают с отношениями Советского Союза и гитлеровской Германии. Будто бы Третий рейх всегда был стратегическим партнером СССР. Мол «не было более близкого и задушевного партнера».

Примечательно, как этот штрих более других выдает в авторах кампании людей, не имеющих к нашей ментальности никакого отношения, потому что, если угодно, генетически сложно в самом жарком пылу своих творческих изысканий русскому человеку до такого додуматься. Нет той логической ниточки, дернув за которую, получится у него вытащить даже из самых глубоких недр сознания такой клубок мыслей. Налицо признаки классического западного мифотворчества, западной методички.

Хотя, справедливости ради, надо отметить, что авторы все-таки проявляют слабые признаки справедливого скепсиса по поводу собственных аллюзий и не исключают, что описываемый ими сценарий вполне может показаться «нездоровым бредом». Но общая смысловая симптоматика все-таки возвращает их к параметрам первоначального «тз».

И, действительно, главное, тут не останавливаться, чтобы читатель не успел задуматься над логикой и отрефлексировать. Поэтому в статьях описывается не ясно откуда взятая душераздирающая картина, когда «люди в белых комбинезонах и масках заламывают руки женщине средних лет, стягивают с нее штаны...» (это, оказывается, так в Китае — ректально и принудительно — берут мазок на коронавирус).

Далее следует подробный рассказ о протестах против подобного беспредела, которые, конечно же, сравниваются с событиями 1989 года, известными в истории как «события на площади Тяньаньмэнь». Которые тогда, как пишут авторы, «закончились кровавой баней...» Причем тогда «протестные выступления ограничились центром Пекина», а сегодня охватили всю страну («с точки зрения географии нынешние волнения и вовсе можно назвать беспрецедентными в новейшей китайской истории»).

И то и другое на самом деле — неправда, но на это даже не успеваешь обратить внимание, поскольку авторы заказных материалов быстро переходят к экономике. Которая, конечно же, замедляется. И это — главная причина протестов (то есть то, что называлось до этого — «политический режим, контролирующий все и вся, все сферы, все аспекты жизни общества, не допускающий никакого противодействия, никакой оппозиции себе, режим, который не просто попирает права человека, а не останавливается перед тем, чтобы потоптаться на человеческом достоинстве» — получается, не главная?)

Далее следуют ссылки на экспертов. Потому что какая ж экономика без ссылок на экспертов? Представляем «экспертов»:

«Независимый аналитик» Анатолий Несмиян, блогер, который ранее писал про Сирию и Ливию и был неоднократно уличен в публикации чужих аналитических материалов под своим именем (Эль Мюрид). Теперь специализируется на статьях по «китайской угрозе».

Известный «специалист по Китаю» из УК СД (Университет Калифорнии в Сан-Диего) Виктор Ши, которого иногда даже представляют как «профессора».

«Экономист» Кристофер Болдинг, в 2018-м уволенный из бизнес-школы Пекинского университета в Шэньчжэне. Тоже одно время представлялся как «профессор», потом оказался рядовым преподавателем (пока не уволили). В текущем году прославился предположением, что китайцы шпионят за американцами через «умные кофеварки».

Они, понятное дело, считают, что положение в китайской экономике настолько критическое, что у Пекина теперь только два выхода: или масштабный внутренний кризис, влекущий за собой полное обнуление долгов, или война. Поскольку общий долг (без уточнения, из чего он состоит и кому долг) в Китае составляет от 328% ВВП (Виктор Ши) до 833% ВВП (Болдинг).

Им противопоставляются взгляды «самых оптимистичных, доброжелательных по отношению к официальному Китаю» экспертов, в качестве примера которых выбран А. А. Маслов. Но даже они, оказывается, признают, что «китайское экономическое чудо — все».

В доказательство приводятся вырванные из контекста слова А. А. Маслова о том, что «модель себя полностью исчерпала». Ну так этот факт признают и в самом Китае — экстенсивная модель развития китайской экономики себя действительно исчерпала, причем более 10 лет назад. И китайцы давно уже пытаются построить новую модель, в рамках «новой нормальности» (термин появился еще в 2014 году). Получается на самом деле не очень — проблем по-прежнему хватает. И единственный сценарий, по убеждению вновь появляющегося «независимого аналитика» Анатолия Несмияна, — война. «Причем неважно, с кем. И даже неважно, с каким результатом».

Впрочем, на самом деле именно отсюда начинается самое важное. Поскольку возможность военного решения тайваньского вопроса, как справедливо пишут авторы, «не исключает даже Маслов». Не исключают ее, как известно, и в Китае. Мало того, это положение включено на последнем съезде в Устав КПК, об этом же заявил и Си Цзиньпин — если спровоцируют, то да, придется.

Однако в заказных материалах утверждается, что «есть мнение, будто Тайвань — не единственное возможное направление китайского военного удара, что с куда большим аппетитом в Пекине поглядывают сегодня на север».

Дальше понятно — обезлюдевший Дальний Восток, на который зарится Китай, отданные Китаю земли, память о событиях на Даманском и т. д. И о том, что «после Второй мировой войны наша страна единственный раз подверглась нападению извне. И агрессором была не Америка, не Англия, не блок НАТО, а как раз “братский” Китай».

До кучи — рассуждения о том, сколько на самом деле китайцев. Со ссылкой на интервью некоего Кирилла Коткова изданию «Правда.ру», который говорит: «Где доказательство того, что их полтора миллиарда или хоть миллиард? Сам Китай не производит впечатления страны, заваленной людьми...» и ссылается на Чан Кайши, который обвинял Мао Цзэдуна в завышении численности населения Китая, чтобы «запугать весь мир». Интересный метод научного анализа...

Однако главное уже сказано — оно именно там, где «есть мнение...»

Честно говоря, я давно уже не встречал в наших центральных СМИ таких откровенно «антикитайских» текстов. Пожалуй, со времен знакомого мне еще по временам совместной работы в газете «Сегодня» Александра Храмчихина, который в начале 2000-х специализировался на статьях по поводу «китайской угрозы». Даже сценарий китайского нападения на РФ разрабатывал...

Откуда вдруг это взялось сегодня? Почему сейчас? И кому это надо?

Для того чтобы попробовать хоть как-то ответить на эти вопросы, я решил посмотреть всю информационную повестку, связанную с Китаем. И вот оно — в опросе экспертов, проведенном телеграм-каналом «Незыгарь» по поводу предстоящего 30 декабря разговора В. В. Путина с Си Цзиньпином, первым значится, кто бы мог подумать, незабвенный Александр Храмчихин (в той же должности замдиректора существующего лишь на бумаге Института политического и военного анализа), который говорит буквально следующее: «В ходе очередного разговора речь пойдет о том, что Китай не оказывает России никакой реальной помощи в нынешней ситуации. Мы и раньше понимали, что тезис о стратегическом партнерстве — это, в общем-то, пропагандистский фейк. Просто до недавнего времени это было не так очевидно».

Очевидно это почему-то стало только сейчас, когда антикитайская истерия в России выгодна западным идеологам и методистам.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах