Примерное время чтения: 5 минут
4012

Время назревших решений. России и Западу предстоит трудный диалог

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. Операция на сердце. Донбасс возвращается домой 28/09/2022 Сюжет Спецоперация РФ в Донбассе и на Украине
Большинство россиян считают, что спецоперацию следует довести до конца.
Большинство россиян считают, что спецоперацию следует довести до конца. / Коллаж Андрея Дорофеева / АиФ

Вся тональность обращения Владимира Путина к россиянам говорила об уверенности в том, что «враг будет разбит, победа будет за нами».

Вячеслав Костиков, руководитель центра стратегического планирования «АиФ»:

Говоря о том, что для успешного завершения специальной операции Россия будет использовать все средства, «и это не блеф», президент опирался не только на возможности Российской армии, но и (может быть, прежде всего) на широкую массовую поддержку действий российских властей. Несмотря на снижение остроты интереса к ходу операции (в силу вялотекущего характера военных действий), поддержка самой СВО остаётся высокой — выше 80%. Среди широких слоёв населения (наряду с нарастанием тревоги) есть и понимание заявленных Кремлём целей спецоперации: защита интересов России, разоружение Украины, срыв планов «коллективного Запада» по ослаблению нашей страны и планов НАТО по превращению Украины в свой военный плацдарм.

Широкая поддержка населением действий Кремля вместе с тем ставила В. Путина в непростое положение. Очевидно, что народ хотел и хочет быстрых успехов на Украине. Этого в течение более чем полугода не наблюдалось. Патриотический и отчасти популистский сегмент общества оказывали и оказывают на Путина возрастающее давление в пользу более решительных действий. По сути дела, тема мобилизации прорастала не в Кремле, а в народных низах, свято верующих в мощь «непобедимой и легендарной». Возникла сложная ситуация, при которой население одновременно подталкивало власть к более активным действиям на Украине и в то же время (особенно та часть, у которой есть дети призывного возраста) страшилось мобилизации.

Трудное решение

Было принято компромиссное решение о частичной мобилизации. Но и оно, судя по всему (и по стилистике его обращения к стране), далось президенту нелегко. Ведь за кулисами принятия этого решения возникали сложнейшие вопросы о том, «что будет завтра». Всем памятно заявление В. Путина, что «в военном отношении мы ещё и не начинали». После объявления мобилизации (пусть и частичной) становится очевидным, что пора начать.

И сразу же обрушивается лавина вопросов. Хватит ли ограниченного мобилизационного ресурса, чтобы появился ожидаемый населением эффект? Какова будет реакция «коллективного Запада» на предстоящую активизацию военных действий и на одновременно проведённые референдумы? Как мировое сообщество воспримет, похоже, неминуемое присоединение нескольких частей Украины к России?

В том, что реакция будет жёсткой, сомнений в Кремле, в сущности, и не было. Это было понятно и по тональности выступления В. Путина. Резкие заявления и новые угрозы ряда западных лидеров не заставили себя ждать. Но каковы будут масштабы этих угроз? Не потянутся ли пальцы особенно рьяных ненавистников России (как, например, нового британского премьера) к опасным кнопкам?

О том, что такого рода вопросы в Кремле возникали, свидетельствует заявление пресс-секретаря президента. Оно появилось сразу же (почти мгновенно) после выступления В. Путина. Д. Песков заявил о том, что «статус СВО после объявления о частичной мобилизации изменён не будет. Военного положения нет». Но согласится ли Запад и сама Украина, что это по-прежнему «специальная операция», а не война?

В любом случае резкое обострение пропагандистского и политического противостояния неизбежно.

Последний сигнал?

На Украине, похоже, начинают понимать, что ресурс терпения России исчерпан. Об этом свидетельствует недавнее заявление Зеленского, сделанное им перед группой иностранных дипломатов за несколько дней до объявления Москвой частичной мобилизации. Вопрос поставлен Зеленским крайне остро: переживёт ли Украина 90 дней предстоящей зимы? Вот доподлинные слова украинского президента: «90 дней всё решат, решат больше, чем 30 лет независимости Украины. И даже больше, чем все годы существования Европейского союза».

В западных СМИ это нервное откровение Зеленского широкого отклика почему-то не нашло. Может быть, потому, что Запад не хочет слышать правды, предпочитая жить в мире, созданном собственной антироссийской пропагандой. А зря. По сути дела, прозвучал крик отчаяния. Понятно, что речь идёт не о предстоящих трёх месяцах зимы в метеорологическом понимании, не о холоде, отключении отопления, не о возможных ударах российских ракет по энергетической инфраструктуре. И даже не о возможной ликвидации «центров принятия решений». Речь идёт о глубоких геополитических последствиях вызревшей решимости России положить конец затянувшейся трагедии на Украине.

* * *

Пугая Запад решением Москвы о частичной мобилизации, Зеленский призвал срочно удвоить оказываемую Киеву финансовую и военную помощь. Пойдёт ли Запад на это? Или поймёт наконец, что украинская националистическая элита завела страну в тупик. И что решения нужно искать не в том, чтобы «наказать Россию» руками украинцев. А в том, чтобы вернуть отношения с Москвой к правилам многополярного мира, в котором учитывались бы интересы не узкой группы стран, а интересы всех участников международного сообщества.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оцените материал
Оставить комментарий (2)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах