23432

«Талибан»: испытание Панджшером

Сюжет Захват талибами власти в Афганистане
Подготовка к обороне Панджшера от талибов (запрещенная в России организация).
Подготовка к обороне Панджшера от талибов (запрещенная в России организация). / Aamaj News Agency / Reuters

Александр Трубин, журналист-востоковед:

Победная поступь талибов (запрещенная в России организация. — Ред.) в Афганистане остановлена. По крайней мере в одном большом регионе, в долине Панджшер, населенном в основном таджиками, численность которых колеблется в пределах 140-150 тысяч. И не просто остановлена — талибы выбиты из города Чарикар, который открывает путь в Панджшер и к перевалу Саланг, соединяющему север и юг Афганистана. Место стратегическое. Поэтому такое развитие событий ставит под вопрос весь афганский блицкриг движения «Талибан» в последние два месяца.

Талибы явно нервничают. Тем более что в Панджшер из Кабула бежал бывший вице-президент Амрулла Салех. В прошлом близкий соратник Ахмад Шаха Масуда (лидер много лет воевавшей с талибами группировки «Северный Альянс», убит в результате теракта в 2001 году. — Ред.), он несколько лет курировал силовой блок в афганском правительстве и на этом поприще снискал славу непримиримого противника «Талибана». Его мотивация понятна и последовательна: с годами она практически не менялась. Он считает, что талибы — это пакистанский проект, направленный на поглощение Афганистана. 

У молодого лидера Ахмада Масуда (сына Ахмад Шаха Масуда. — Ред.) теперь всегда рядом есть харизматичный и решительный Амрулла Салех. Именно он инициировал взятие Чарикара, чтобы напомнить талибам, что в Панджшер им дорога заказана. Так было всегда. Салех способен предугадать возможные ходы террористического движения и, самое главное, перечень подрывных практик, применяемых в Афганистане пакистанскими спецслужбами. Ведь именно они обеспечили через свою агентурную сеть легкую прогулку боевиков по западу и северу Афганистана, когда его провинции падали одна за другой в результате предательских действий местных гарнизонов. 

Очевидно, что тандем двух таджикских лидеров вызывает беспокойство в Кабуле. Кроме того, в Панджшер начинают стекаться остатки подразделений афганской армии, сохранившие верность национальному флагу. Прежде всего это касается потрепанных, но сохранивших боеспособность, подразделений из северной провинции Балх, которые раньше контролировал узбекский маршал Дустум. Талибы пока опасаются прямого противостояния. Они понимают, что могут завязнуть в труднодоступном Панджшере. Но пускать ситуацию на самотёк тоже не могут, и так победоносный ритм уже потерян. 

Два дня назад сюда из Кабула отправились бывшие президент Афганистана Хамид Карзай и премьер-министр Абдулла Абдулла. Последний — выходец из долины, личная креатура Ахмад Шаха Масуда. У этой миссии сложный, но осязаемый подтекст. Недаром её, как и все нынешние примирительные переговоры, курирует лично Халил Хаккани — это лидер самого агрессивного крыла в движении «Талибан». Тем самым как бы подчеркивается, что теперь у движения совсем другие приоритеты и цели — восстановить мир и строить новое государство. 

Весь вопрос в том — какое? Для Панджшера это вопрос ключевой. Незадолго до взятия Кабула талибами Ахмад Масуд, выступая перед жителями долины, подчеркнул, что панджшерцы привержены идее процветающего социально-ориентированного строя на основе умеренного ислама. В этом ничего не изменилось со времён Ахмад Шаха Масуда. Да и вряд ли вообще изменится: такова заповедь почитаемого человека. Эта позиция сильно отличается от концепции талибов, предполагающей строительство на всей территории Афганистана ортодоксального исламского Эмирата. 

Причём последние заявления в афганской столице лидеров движения «Талибан», включая Абдул Гани Барадара, выглядят особенно безальтернативно. Талибы победили, им и определять государственный уклад — споры здесь неуместны, поскольку весь Афганистан у наших ног. Такая линия воспринимается в таджикском Панджшере как явное давление со стороны пуштунского этноса, составляющего костяк «Талибана» и никогда не игравшего судьбоносной роли как в центре, так и на севере Афганистана. 

Таким образом, есть предпосылки для того, что панджшерское руководство, сохраняя верность политическому наследию Ахмад Шаха Масуда, выберет курс на конфронтацию. При этом ему неизбежно будет обеспечена и поддержка со стороны других этнических групп, по которым совсем недавно прокатился талибанский каток. В их числе — узбеки, туркмены и другие народности. И как только конфликт приобретёт межэтнический характер, наступление талибов заглохнет, так стремительно начавшись. Долго воевать против всех им будет просто не под силу, и тогда даже Пакистан не поможет откорректировать сложившуюся ситуацию. Это уже будет война на неминуемое поражение движения «Талибан» и его идей.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество