aif.ru counter
10835

Последний довод Киева

Вадим Самодуров.
Вадим Самодуров. © / Из личного архива

«Вопрос вооруженной миссии на Донбассе почему не обсуждался? Потому что никто из членов ОБСЕ не поддерживает создание вооруженной миссии ОБСЕ на Донбассе, наверное, кроме Украины. Не могу говорить за Киев», — заявил на пресс-конференции после заседания Совета министров иностранных дел стран ОБСЕ глава российского МИД Сергей Лавров. Недавно же посол США в ОБСЕ Даниэль Байер рассказал, что вопрос о создании вооруженной полицейской миссии на Донбассе не является актуальным для международных структур.

Некоторое время формирование и отправка вооруженной миссии ОБСЕ на границу России и Украины (и уже затем — на линию соприкосновения ВСУ и республик) было единственным новаторством администрации Порошенко, если не считать уже неосуществимой идею об участии США в переговорах по Донбассу. Как только заходил разговор о необходимости выполнять минские соглашения, украинский президент тут же находил отговорки и согласование очередности выполнения пунктов протокола откладывалось на неопределенный срок.

Теперь, похоже, на последний довод Киева дан отрицательный ответ. Украинцы настаивали на численности миссии в 18-20 тысяч человек. Руководство ОБСЕ тут же отметило, что и те 800 журналистов, юристов и правозащитников, которые в составе специальной мониторинговой миссии отслеживают ход конфликта, было максимальным усилием, на которое пошли участники организации. В 1998 году в Косово работали 2000 сотрудников ОБСЕ — это самая высокая цифра за историю. Но они были без оружия — порядок обеспечивали голубые каски и контингент НАТО. Ни тех, ни других на Донбассе не было, нет и вряд ли предвидится.

Алексей Мухин.
Владимир Путин, согласившись в октябре на введение вооруженной полицейской миссии, во-первых, предполагал, что она будет необходима для разведения сторон. Во-вторых, для обеспечения безопасности местных выборов, закон о которых Киевом до сих пор так и не принят. Глава российского государства к тому же изначально трезво оценивал возможности европейцев по формированию такой миссии. Нынешний бюджет ОБСЕ — 140 млн евро, в год СММ на Донбассе обходится примерно в 100 млн евро. Вооруженная миссия будет стоить в 15-20 раз больше — это по самым скромным подсчетам. А теперь подумайте, кто даст деньги на эту затею: Трамп или французы с немцами? Причем немцы, самое проукраинское звено среди крупных держав, несущих ответственность за ход украинских событий, в лице полномочного представителя Федерального правительства ФРГ в ОБСЕ Гернота Эрлера, вежливо сказали «нет». Так что «подмоги казакам ждать неоткуда».

Никто, кроме России и самих республик, не способен осуществлять контроль границ РФ, ДНР и ЛНР. В Кремле это понимают, поэтому и дают приемлемые ответы по вопросу, который решен никогда не будет. Это укрепляет дипломатические позиции Москвы, обвинения которой в отсутствии стремления добиться компромисса постоянно выдвигаются антироссийскими силами в Европе. 

В Берлине и Париже всё более преобладающей считается точка зрения, согласно которой Киев может урегулировать конфликт с Донецком и Москвой самостоятельно. Для этого не нужны ни НАТО, ни миротворцы, будет достаточно лишь посредничества самих немцев и французов — чтобы дипломатически надавить на несговорчивую и строптивую Украину и также дипломатически предостеречь Россию от шагов, которые западной общественности могли бы показаться слишком «имперскими». Крым в течение двух с половиной лет был болевой точкой, усложнявшей отношения европейцев и России, но постепенно это уходит в прошлое. Новое руководство США и Италии, а в скором будущем, вероятно, и Франции, готово закрыть глаза на крымскую историю, но по Донбассу будет вестись жесткий торг.

Стартовые позиции изначально лучше у России — доказательств того, что её вооруженные силы участвуют в конфликте, так и не было предоставлено. Зато украинская сторона на уровне ООН неоднократно в докладах представлялась агрессором, ведущей борьбу с гражданским населением с использованием запрещенных методов войны и с участием добровольческих частей откровенно неонацистской направленности. Если к этому прибавить замороженные экономические реформы и повальную коррупцию, то о никакой помощи Украине — даже не на уровне финансовых траншей, а просто на словах за столом переговоров Порошенко с Путиным, не может быть и речи. Премьер-министр Нидерландов Марк Рютте в ближайшее время обсудит с лидерами европейских государств подписание договора об ассоциации с Украиной, в котором будут отсутствовать гарантии безопасности и дополнительной финансовой помощи Киеву. Также не будет прописано право украинцев свободно жить и работать в ЕС. Похоже, Украина даже как поставщик гастарбайтеров, которые могли бы заменить арабов, турок и магрибцев, не интересна для Запада.

Самое интересное — как будет вести себя Порошенко в условиях негативно складывающейся для него конъюнктуры. Он может отступить — согласиться на выполнение Минска-2 или объявить досрочные выборы, на которых не предложит своей кандидатуры. А может и пойти ва-банк — разъяриться, как Эрдоган, и совершить необдуманные поступки. Но зная Порошенко, от него следует ожидать скорее первого, чем второго. Этот политик не из идейных и не готов рисковать всем ради сохранения власти, удержать которую не может. А это означает, что Украина скоро обретет нового президента.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество