2512

Екатерина Жилякова: Что сити-менеджеру хорошо, то Ройзману — ?

Сюжет Ситуация вокруг назначения Ройзмана на должность мэра Екатеринбурга
Екатерина Жилякова.
Екатерина Жилякова. Из личного архива

Ответ на этот вопрос зависел от того, кто станет сити-менеджером — главой администрации уральской столицы. Во вторник Городская дума решила оставить на этом месте Александра Якоба, который работал сити-менеджером с 2010 года, а до этого — вице-мэром. Довольно много экспертов считают, что всё будет решать как раз Якоб, а Ройзман будет председательствовать на заседаниях городской думы, где депутаты были поделены на фракции и кланы задолго до его прихода. То есть и руководить почти что нечем. 

Почему у нас так боятся сити-менеджеров?

Сити-менеджеры есть во многих странах Европы и около трети городов США. Это механизм, который сам по себе ни плох и ни хорош, всё зависит от «пейзажа», в который он вписан. В Англии городом вообще руководят три человека: председатель совета, сити-менеджер и собственно мэр, который работает лицом муниципалитета на встречах и приёмах. (Лондон, где мэр стал избираться жителями только лет пятнадцать назад, — исключение.) И ничего, живут как-то люди. Причём подозреваю, что живут не хуже нашего…

Сити-менеджер — это, грубо говоря, человек «на хозяйстве», человек, который управляет «текучкой». Никогда не забуду, как под Атлантой к нам вышла сити-менеджер американского пригорода. Внешне — классический офисный бухгалтер «на носу очки, а в душе — осень», не хватало только оренбургского пухового платка на согбеннной от вечного сидения за цифирьками спине. Так оно примерно и есть. Дело в том, что на Западе муниципальные выборы — это острейшая конкуренция партий и их программ (причём программ реальных: не выполнишь — не выберут, в то время как у нас не выполнишь — никто и не удивится). Поэтому задача сити-менеджера — выполнять решения местного парламента, согласовывая их с программами, принятыми предшественниками, сохраняя преемственность городского развития. Грубо говоря, если в местную власть попадёт человек буйный, то именно сити-менеджер не даст ему наворотить дел.

Мы же очень часто берём успешно действующие в других странах общественные институты и наполняем одним нам понятным содержанием. У нас строительство местного самоуправления в 2000-х годах «удачно» совпало с укреплением вертикали власти, в том числе финансовой (когда с подачи Минфина все налоги сначала собираются вверх, а потом ровным слоем размазываются по стране). Сначала принятый в 2003 году 131-й федеральный закон о местном самоуправлении предусматривал схему, при которой мэр возглавляет только городскую думу (при этом он может избираться как жителями напрямую, так и из числа депутатов думы), а администрацией руководит сити-менеджер. Но дело в том, что в комиссии, которая назначает мэра, есть представители региональной власти. А вместо настоящей партийной конкуренции, как мы все догадываемся, у нас партийная дисциплина «Единой России», в которую входили большинство как губернаторов, так и местных депутатов.

В результате произошло вот что. Пост сити-менеджера, во-первых, стал использоваться главами регионов для того, чтобы провести на него человека, с которым им удобнее иметь дело. Это важно особенно на фоне массового противостояния мэров областных столиц и губернаторов  в 1990-е годы. В большой степени из-за этого к 2012 году почти половина муниципалитетов перешла на эту систему управления, а всё больше эффективным муниципалов предпочитали идти не на выборы мэра, а в более устойчивое кресло сити-менеджера. Если немного утрировать, то можно сказать, что вариант  с сити-менеджером заменил назначение глав городов (впрямую назначать мы их не можем, потому что выборы мэров — это одно из условий вступления в Совет Европы).

Именно эти факторы привели к тому, что в 2010 году Екатеринбург перешёл на систему «мэр – глава думы плюс сити-менеджер». К этому году городом уже четвёртый срок руководил Аркадий Чернецкий — яркий представитель когорты мощных мэров 1990-х годов из числа «крепких хозяйственников», такой уральский Лужков. По мнению многих экспертов, именно для того, чтобы ослабить Чернецкого, тогдашний губернатор Александр Мишарин инициировал введение поста сити-менеджера. Чернецкого удалось не просто ослабить — он ушёл, не согласившись с предложенной схемой управления. Главой города стал неконфликтный Евгений Порунов, сити-менеджером — заместитель Чернецкого Александр Якоб.

В результате, несмотря на то, что на выборах мэра Екатеринбурга Чернецкий консультировал соперника Ройзмана Якова Силина, сегодня Ройзман оказался в капкане, три года назад расставленном на Чернецкого. Не будем вдаваться в подробности закулисных игр во время обсуждения кандидатов на пост сити-менеджера при Ройзмане. Судя по информации, прежде всего, с «проройзмановского» сайта Znak.com, в Екатеринбурге шёл многомесячный торг между городской думой, её теневым кардиналом — руководителем аппарата думы Владимиром Тунгусовым — и губернатором Евгением Куйвашевым. Претендентов на пост было около десяти, в том числе депутат Госдумы РФ Александр Бурков (который, напомним, занял третье место на выборах мэра Екатеринбурга).

Вопрос — что будет дальше? Станет ли Ройзман «английской королевой», а Якоб — хозяином города? Попытается ли Ройзман изменить расстановку сил, пусть даже если придётся пойти на противостояние с думой (всё-таки он избран народом, и так просто его не снимешь)? Пока сказать трудно, поскольку Ройзман себя ещё не сильно проявил и не вполне понятно, какими будут его тактика и стратегия. Кроме того, многое зависит от того, кто станет следующим губернатором Свердловской области и будет ли претендовать на эту должность сам Ройзман.

Но есть один фактор, о котором бы я упомянула. У крепких хозяйственников, в парадигме которых мы и получили феномен российского сити-менеджерства, есть одна ахиллесова пята. Да простят меня все крепкие хозяйственники, но самым лучшим партнёром ли, сити-менеджером ли для их типа мышления является нейтронная бомба: сбросил — здания остались, люди исчезли. Если бы добрая часть наших мэров проснулась в городе без жителей, это были бы именины сердца. Не потому, что они такие плохие, вовсе нет. Просто вот тогда они смогли бы всласть заняться своими любимыми трубами, точечной застройкой, финансовыми потоками и даже, может быть, модернизировали бы ЖКХ. Я не знаю, каким мэром будет Ройзман, но точно пока понятно одно: в отличие от крепких хозяйственников, его главный козырь — поддержка значительной части жителей, к которым он, скорее всего, и будет апеллировать при малейшем подозрении на конфликт. Я не буду обещать съесть свою шляпу в случае провала прогноза, но мне кажется, что, скорее всего, однажды он разыграет карту «вернём Екатеринбургу прямые выборы мэра». Достанет ли он этот козырь во время возможного противостояния с думой или просто пойдёт с ним на выборы губернатора — увидим.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество