1583

Один день со стеклодувом

Фото Яны Раловец

«Кот – главный заместитель»

В стеклодувной мастерской при Санкт-Петербургском технологическом институте уже с восьми утра кипит работа. Пятеро мастеров во главе с начальником мастерской Александром Доманским выполняют заказы, которые поступают к ним из разных стран мира. Здесь нет никакой современной техники, из оборудования — лишь газовые горелки и инструменты для работы со стеклом: ножички, лопатки и пинцеты. В центре мастерской под потолком висит разукрашенный стеклянный шар с иероглифом «счастье», на стенах — фотографии советских актеров. Создается ощущение, что вы перенеслись на машине времени в 60-е — 70-е годы прошлого столетия. Стеклодув Доманский работает здесь больше пятидесяти лет.

 

Фото Яны Раловец

 

«Я пришел в мастерскую, когда мне было 17 лет, — рассказывает мастер, — раньше профессия стеклодува переходила по наследству. Начинающих мастеров подготавливали их родители. Меня учили в течение года – для этого нужно много терпения. С 18-ти лет я приступил к полноценной работе».

В основном стеклодувы создают изделия для институтов и химических лабораторий. Но есть и ювелирная работа: мастер Людмила Камелева за считанные минуты делает стеклянные розочки. Шкафы в кабинете начальника мастерской переполнены стеклянными колбами и трубками, в углу стоит знамя института советских времен. На столе в позе хозяина гордо развалился рыжий кот. «Это Кеша, мой главный заместитель, — смеется Александр Васильевич, — он получает зарплату котлетами. Мы подобрали его еще котенком».

 

Фото Яны Раловец

 

Не женское это дело  стеклодувом быть

Главные качества каждого ювелира — усидчивость и терпение. Немножко не рассчитал силу — и изделие испорчено. Около рабочих мест мастеров стоят коробки для неудавшихся изделий. Стеклодув — опасная профессия: чтобы стекло стало мягким, оно разогревается до температуры 1200 градусов. «Было несколько случаев, когда мастера разогревали один конец трубки, чтобы выдуть шар, — вспоминает Александр Васильевич, — и случайно вместо холодной части трубки брали в рот раскаленную».

 

Фото Яны Раловец

 

В основном стеклодувы создают изделия для институтов и химических лабораторий. Но есть и ювелирная работа: мастер Людмила Камелева за считанные минуты делает стеклянные розочки. Доманский уважает всех своих мастеров, но считает, что это не совсем женская профессия: стеклодуву часто приходится работать с тяжелыми, увесистыми колбами, крутить их. Женщинам такая работа не под силу. Кроме того, от работы с мелкими деталями и от непрерывного огня газовой горелки очень сильно портится зрение. Большинство заготовок для изделий представляет собой обыкновенную стеклянную трубку.

 

Фото Яны раловец

 

Александр Доманский демонстрирует настоящие чудеса: под огнем он делит трубку на две части и вновь соединяет их, превращает трубку в колбы различных форм, выдувает разные фигуры и даже делает из нее озорного чертика. Когда мастер выдувает стеклянный шар, кажется, что это мыльный пузырь: он дрожит и переливается перламутром. 

Весь день стеклодув создает колбы для лабораторий. На монотонность работы мастер не жалуется: невозможно выдуть два одинаковых изделия, даже если работать строго по линейке. Каждое изделие отличается от другого, каждый раз оно новое. Доманский редко пользуется линейкой: пятьдесят лет работы позволяют ему определять размер изделия вплоть до миллиметра. Мастер выдувает очередную колбу за несколько секунд, бережно ставит ее к остальным и берет следующую заготовку. И вновь из обычной стеклянной трубки получается замысловатый сосуд. Доманский работает без отдыха — отвлекается только для того, чтобы погладить кота Кешу, любимого заместителя. Ближе к вечеру мастер с усталой улыбкой помещает колбы в печь для дополнительного обжига, чтобы стекло было прочным.

 

Фото Яны Раловец

 

Икра и нефть в бусах

Кроме горелки, на столе мастера находится множество инструментов. Он ловко использует их, чтобы делать отверстия в колбах и изменять их форму. Иногда приходится работать с очень мелкими изделиями. «Одна женщина заказала у меня стеклянные бусы в виде цепи, — рассказывает Доманский, — по ее просьбе, цепь должна была быть полой внутри, и каждое звено должно было открываться и закрываться. Это кропотливая работа. Впоследствии я узнал, что эта женщина поместила внутрь цепи нефть и черную икру, и носила все это на шее. Безусловно, у нас бывают очень странные заказчики».

В мастерскую заходит посетитель, он хочет заказать кальян. Кальян ручной работы — непростое, редкое и ценное изделие. «Сможете сделать так, чтобы внутри кальяна сидел стеклянный чертик?» — спрашивает заказчик. «Да хоть кто угодно, — улыбается Доманский, — хотите, сделаем вашу стеклянную копию и внутрь кальяна посадим?»

 

Фото Яны Раловец

 

«Вот доделаю все колбы по плану, примусь за кальян, — начинает рассуждать Доманский, когда заказчик — наука важнее. А кальян этот за полчаса сделаем». Мастер вынимает из печи обожженные изделия и осматривает их: все в порядке. На сегодня рабочий день окончен. Коллеги выключают горелки и расходятся по домам.

Последние во всей стране

По словам Доманского, многие стеклянные изделия можно сделать только вручную. Тем не менее, за последние несколько лет в России закрыли почти все мастерские. Мастерская Доманского не сдается: закрыть ее не позволяет ректор Технологического института. «Ручная работа стеклодувов очень важна, — объясняет начальник мастерской, — именно вручную делаются все приспособления для кабинетов химии в школах и вузах, инструменты для проведения опытов. Без них химия погибнет как наука! На компьютере опыты провести невозможно, и автомат подобных изделий не выполнит». Мастерские закрываются, и молодые люди не хотят идти в стеклодувы: оклад мастера составляет всего четыре тысячи рублей. «Безумно жалко, что нам некому передать наше дело, — вздыхает Александр Васильевич, — мы последние представители своей профессии. Когда нас не будет, стеклодувов в стране не останется».

Смотрите также:

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество