aif.ru counter
276

Басиния Шульман: в Воронцовском парке я всегда заряжаюсь силой

Сюжет Газета «Мой район»: Обручевский. Выпуск №7
Басиния Шульман.
Басиния Шульман. © / Из личного архива

Басиния прогулялась с корреспондентом газеты «Мой район» по парку и рассказала о жизни в Обручевском районе, на ул. Воронцовские Пруды.

«В Обручевском удивительные соседи» 

Ольга Шаблинская, «Мой район»: Басиния, чем дороги для вас эти места? 

Басиния Шульман: В 1990-х годах я какое-то время жила на улице Воронцовские Пруды в Обручевском районе. У меня там были удивительные соседи, которые при встрече просили исполнить конкретные произведения: они очень любили классическую музыку, а слышимость в доме была хорошая. С соседями, кстати, мне всегда везло. Где бы я ни жила, рядом оказывались люди, которые много лет потом ходили на мои концерты.

«В Воронцовском парке у меня ощущение, что я за городом», – делится Басиния Шульман.
«В Воронцовском парке у меня ощущение, что я за городом», – делится Басиния Шульман. Фото: АиФ/ Игорь Харитонов

Окончив консерваторию, я решила поехать отдохнуть перед поступлением в аспирантуру. Там, на море, в Турции, я познакомилась с будущим мужем. «Пляжный» роман продолжился в Москве. Весь букетно-конфетный период мы с Александром гуляли в Воронцовском парке, именно там он мне сделал предложение. Это было в 1994 году. К слову, тогда это место ещё было не таким ухоженным, как сейчас. Закончилось всё свадьбой через четыре месяца. Свидания на Воронцовских прудах переросли в долгие крепкие семейные узы. С Обручевским районом, кстати, у меня связаны не только романтические воспоминания. Помню один смешной случай: в консерватории мы сдавали в Воронцовском парке норматив по бегу на трёхкилометровую дистанцию. У меня тогда был жуткий грипп, но пропустить забег было никак нельзя. И вот кое-как, кашляя и еле дыша, я пешком шла всю дистанцию. И вы не поверите, я заняла первое место среди девушек! Можно представить, как «бежали» все остальные!

– Вы поступили в итоге в аспирантуру?

– Нет, в аспирантуру я так и не поступила – опоздала на экзамен по специальности, так как попала в пробку. И это на своей улице Воронцовские Пруды в 1990-х годах! (Смеётся.) Тогда мне это казалось концом карьеры, переживала ужасно. Но время показало: всё, что ни делается, – к лучшему. Мы поженились, у нас родился прекраснейший сын Даниэль, сейчас ему 20 лет. Он поступил в Высшую школу экономики, сейчас уже работает в крупной компании, а также ведёт свой кулинарный блог в Инстаграме. Такой вот новый Джейми Оливер! Мы им очень гордимся.

«Воронцовские пруды для меня – место силы, здесь я заряжаюсь положительной энергией».
«Воронцовские пруды для меня – место силы, здесь я заряжаюсь положительной энергией». Фото: АиФ/ Игорь Харитонов

«И мужчина тоже может быть музой!»

– Что ещё любите в Обручевском районе? 

– Киноклуб «Эльдар», названный в честь великого режиссёра Рязанова. Мы бываем там всей семьёй на премьерах и прекрасных творческих вечерах. С этим местом у меня связаны многие приятные моменты. 15 лет назад мы отмечали здесь юбилей композитора, саксофониста и джазмена Алексея Семёновича Козлова. Тогда мы с ним делали совместную кроссовер-программу «Классика, джаз и салон 20-х». Алексей Семёнович вообще уникальный человек, способный собрать вокруг себя исключительно талантливых, светлых людей!

– Мы начали разговор с любовной истории на Воронцовских прудах. Испокон веков великие художники и музыканты искали женщину, которая вдохновит их на творчество. По-вашему, женщина в искусстве – кто она в первую очередь: муза или самостоятельная творческая единица?

– Женщина в искусстве является тем же, что и мужчина. Она Творец. У нас с мужчинами есть разница в физических данных, тут уж не поспоришь, поэтому не так много женщин моей профессии имеют такую же головокружительную карьеру, как мужчины. Но это не значит, что мы не творцы. А музой и мужчина может быть для женщины – ведь миром правит любовь.

– И всё-таки великих пианистов больше, чем пианисток. Как, на ваш взгляд, сочетаются женщина и этот инструмент? 

– Мне кажется, очень сочетаются. Когда игра на фортепиано – это профессия, ты над этим работаешь. Кроме профессиональных занятий на инструменте я занимаюсь спортом, поскольку пианистке нужна выносливость, сильные руки и спина. Пианист – это и физическая работа тоже (после концерта теряю около 2 килограммов, между прочим). Конечно, я постоянно слежу за фигурой и внешностью, чтобы зрителям было приятно на меня смотреть. Работа на сцене – это постоянный обмен энергетикой со зрителем. Совместное выступление с талантливым исполнителем – это тоже источник положительной энергии. Из молодых исполнителей мне, например, очень нравится Александр Гиндин, с которым мы играем чудесную мультимедийную программу «Русская опера и балет для двух фортепиано». 3 октября её можно будет услышать в Большом зале театра «Новая опера».

Звёзды мировой музыки: Басиния Шульман и Александр Гиндин.
Звёзды мировой музыки: Басиния Шульман и Александр Гиндин. Фото: Из личного архива

И ещё, конечно, очень много энергии даёт природа. Лично я всегда заряжаюсь силой, когда приезжаю в Воронцовский парк. Это место удивительное по энергетике, своей истории. Такое ощущение, что ты находишься не в мегаполисе… Воронцовские пруды после благоустройства по программе «Мой район» выглядят лучше любого европейского парка. Появились дорожки, красивые беседки, лавочки, мостики, кафе. В одном из ресторанов на улице Воронцовские Пруды, кстати, мы с мужем и нашими друзьями собираемся скоро праздновать годовщину семейной жизни – 25-летие нашего брака. 

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы