aif.ru counter
550

Осенний «протестопад». Почему акции оппозиции собирают всё меньше людей?

Алексей Даничев / РИА Новости

Политологи подводят итоги «сезона митингов» и приходят к выводу: на фоне осеннего листопада падает и активность участников акций протеста. 

По данным столичного главка МВД, на последний митинг в Москве 29 сентября пришло около 20 тысяч человек. Сами организаторы насчитали несколько больше: 25 тысяч. Между тем каких-то полтора месяца назад, 10 августа, на аналогичное мероприятие на проспекте академика Сахарова вышло гораздо больше людей: по разным оценкам, от 40 до 50 тысяч.  

«Выборы прошли честно, ради чего тогда протестовать?»

Собственно, первая причина снижения протестной активности лежит на поверхности. 8 сентября состоялись выборы в Московскую городскую думу, и даже представители либерального политического фланга признали, что голосование в столице было организовано на самом высоком уровне и обошлось без сколько-нибудь серьезных нарушений. Несмотря на все прогнозы «несистемщиков» о том, что власть «закатает противников в асфальт» и «хоть тушкой, хоть чучелом» проведет всех своих кандидатов в столичный парламент.  

В МГД в общей сложности прошли 20 представителей оппозиции, которым досталась практически половина депутатских кресел (всего в Московской городской думе 45 мест). Выдвиженцы КПРФ, «Яблока» и «Справедливой России» там представляют теперь интересы в том числе и тех людей, кто выходил на митинги. «Выборы в МГД прошли честно и открыто, и все как-то разом осознали: а ради чего было протестовать-то? — сказал АиФ.ru политолог, гендиректор Центра политического анализа Павел Данилин. — Ради тех нескольких несостоявшихся кандидатов, которые существенную часть своих подписей нарисовали на кладбище? Людям стало понятно, что их использовали. Им, конечно, не хочется в этом вслух признаваться, но осознание уже пришло».

Наблюдатели отметили и тот факт, что в ходе последнего митинга обошлось без задержаний и провокаций. «То, что московские власти санкционировали акцию 29 сентября, было правильным решением, — считает руководитель Экспертного совета Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) Глеб Кузнецов. — Любая согласованная акция проходит значительно спокойнее, тише, приводит к снижению градуса конфликтности. В результате согласованного митинга не появляются так называемые „политзаключенные“, которых, соответственно, потом не надо защищать, они не становятся очередным поводом для раздражения».

Фото: РИА Новости/ Рамиль Ситдиков

«У оппозиции нет единой повестки»

С другой стороны, «тихий и спокойный» митинг дал возможность наблюдателям увидеть то, что обычно остаётся незамеченным во время скандальных несанкционированных акций: отсутствие хоть какого-то единства в рядах самой оппозиции. Несмотря на заявленную тему (а официальной целью акции 29 сентября была поддержка фигурантов так называемого «московского дела»), собравшиеся на проспекте Сахарова протестовали «за всё хорошее и против всего плохого». Там можно было увидеть немало людей с плакатами про мусорные свалки, про Сталина, про Украину. Причем многие  из манифестантов даже не могли вспомнить фамилии «политзаключенных», ради защиты которых собирался митинг. Не говоря уже том, что мало кто вдавался в подробности их уголовных дел. 

«В России нет оппозиции как какой-то единой силы, — рассуждает Глеб Кузнецов. —  Есть КПРФ, которая с точки зрения распределения мест в Мосгордуме стала главным выгодоприобретателем по итогам событий этого лета. Но хотели ли этого „коллективный Яшин“, либертарианцы, навальнисты? Безусловно, нет. Они же не КПРФ поддерживали, а боролись с „Единой Россией“. У оппозиции нет единой повестки, нет общих целей. И, например, те же коммунисты проклинают сторонников Навального даже больше, чем представители партии власти».

Фото: РИА Новости/ Александр Вильф

По мнению политолога, у всякого протеста есть причины и есть поводы. «Когда общественное раздражение находится на острие, на митинги приходит больше людей. Когда эмоции улягутся, приходит меньше. Вопрос лишь в том, сохраняется ли причина для выхода на улицы. Я считаю, что выборы в Мосгордуму были лишь формальным поводом для протестов. А причина в общем раздражении людей, вызванном снижением доходов и т. п., в неуверенности в завтрашнем дне, — считает Глеб Кузнецов. — Точно так же протесты вокруг строительства храма в сквере в Екатеринбурге не были непосредственно связаны с Русской православной церковью. Раздражение людей ищет повод и находит его в самых разных местах. Людям некомфортно, и им хочется, чтобы об их некомфортности услышали. Я бы сравнил это с поведением маленького ребёнка, который еще говорить не умеет, лежит в люльке и плачет. О чем он плачет, никто не знает. Опытные родители, конечно, могут предположить, что он или хочет есть, или у него памперс мокрый, или животик болит, или освещение ему не нравится… Но точную  причину плача назвать невозможно. Так и с митингами в Москве: это был такой плач ребенка, который ещё не понимает себя и не умеет говорить. И, соответственно, у этой „партии общественного раздражения“ нет политических лиц. Нет людей, которым бы участники митингов полностью доверяли. Недовольные вышли, чтобы показать, что они есть. Но настоящих лидеров, которые бы говорили от их имени, нет».

«Пока кто-то митинговал, кто-то крутил карусели»

По мнению экспертов, об усталости москвичей от однообразных лозунгов свидетельствует и тот факт, что многие участники стали уходить с митинга еще тогда, когда он был в самом разгаре, не дожидаясь выступления главной «звезды» оппозиции Алексея Навального. «Митинги перестают интересовать публику, — считает Павел Данилин. — Они перестают интересовать журналистов, активистов и даже самих организаторов. 29 сентября мы уже не увидели подвоза из других регионов, как раньше. Сейчас на митинг пришли в основном москвичи. Но при этом мы увидели попытку сделать „правильную“ отчетность. И „карусели“ на входных рамках, которые были зафиксированы видеокамерами, как раз свидетельствуют о том, что деньги, выделенные спонсорами на проведение этого мероприятия, требовали отчета». 

На днях Telegram-канал Mash опубликовал ролик с записью с панорамной видеокамеры на проспекте Сахарова. На записи виден участок оцепления, через который люди проходили на территорию проведения массового мероприятия или выходили с нее. Запись озаглавлена так: «Пока кто-то митинговал на площади Сахарова, кто-то крутил карусели». И, хотя в организации «Белый счетчик», которая вела подсчет митингующих, отрицают возможность «каруселей» на митинге 29 сентября, эксперты не склонны верить этим заявлениям. «Карусель была постоянная: люди выходили, потом заходили снова, — говорит Данилин. — У оппозиции была, видимо, задача показать тысяч пятнадцать участников, но продемонстрировали в итоге даже двадцать тысяч. Могу предположить, что организаторам важно было отчитаться перед заказчиком этого мероприятия. Это лишний раз доказывает, что в целом интерес к подобным мероприятиям серьезно упал. И не потому, что кончились московские выборы, а потому, что кончился финансовый „заряд“».  

Фото: РИА Новости/ Рамиль Ситдиков

«Сокращение численности протестующих приводит к тому, что лидерам  оппозиции начинают задавать резонный вопрос: „Куда были потрачены выделенные вам деньги?“ — соглашается с коллегой и другой политолог, профессор ВШЭ Олег Матвейчев. — Оппозиционеры обычно завышают число участников митингов, так как им надо отчитаться перед спонсорами, что деньги потрачены не зря: дескать, людей на акциях становятся всё больше. Хотя в реальности происходит ровно обратное».  

По мнению политолога, регулярные, словно по расписанию, митинги начинают раздражать обывателей и могут привести к прямо противоположному эффекту. Те граждане, которым не нравятся лозунги оппозиции, начнут требовать от власти принять меры к «возмутителям спокойствия». По словам Матвейчева, на следующие акции уже не удастся собрать даже столько людей, сколько пришло на митинг 29 сентября. Не вдохновит их даже раскручиваемая сейчас тема «спасения политзаключенных». «При наличии реальных доказательств невиновности тех или иных фигурантов, как это было в случае с Устиновым, смягчение вердикта суда вполне возможно, — считает эксперт. — Но в остальных случаях, когда таких доказательств нет, сколько бы людей ни вышло на улицы, это ни на что не повлияет. Выносить приговор тому или иному обвиняемому должен суд, а не толпа на улице или в Facebook. Этим цивилизованное государство отличается от такого, где торжествует „майдан“».  

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы