1693

Как бороться с вирусом, не разрушая экономику?

Сюжет Экономические последствия вспышки коронавируса
Абел Аганбенян.
Абел Аганбенян. Из личного архива

Абел Аганбенян, доктор экономических наук, академик Российской академии наук:

В Россию позже, чем в другие страны, пришла коронавирусная инфекция. И, к счастью, мы вовремя приняли адекватные меры. Поэтому эпидемия у нас распространяется медленнее, чем в других странах. И за 40 дней число заболевших у нас составило около 9 тыс. человек, а умерших — 63 человека, что в десятки раз меньше в расчете на 1 млн человек, чем в США и ведущих странах Евросоюза (см. изограмму). Судя по данным, мы уже в апреле достигнем потолка и численность заболевших начнет сокращаться. 

Уникальная особенность коронавирусной эпидемии в России  ее концентрация в городе Москве, на которую приходится более 70% всех больных. В расчете на 1 млн человек в Москве 485 заболевших. На втором месте Коми  более 130 человек, ещё меньше в Московской области, Санкт-Петербурге, Ленинградской и ещё нескольких областя (см. изограмму). Больше половины регионов (примерно 45) имеет заболеваемость на 1 млн меньше 10 человек. Там проживает более 50 млн человек и производится треть ВВП. Между тем 76% населения России находится на домашней самоизоляции. Более трети всех предприятий и организаций не работает. И с каждым днем это приносит огромный убыток нашей стране.

У нас недооценивается глубина кризиса от таких простоев и не принимаются надлежащие меры по поддержке экономики. Соответственно, не выделяются адекватные меры поддержки.

Немного, с небольшими средствами поддерживается малый и средний бизнес. Было выделено сначала 300 млрд руб., а потом 1,4 трлн (всё это  менее 2 % ВВП) на антикризисные меры при заявлениях, что до конца мая новые крупные мероприятия здесь приниматься не будут. Это разрушает нашу экономику, углубляет возникающую рецессию. Потребление электроэнергии уже снизилось на 16% при увеличенном её потреблении в домашнем хозяйстве из-за изоляции. Это косвенно свидетельствует о значительном сокращении производства товаров и услуг.

Нам предстоит пережить не менее трудные времена, чем в кризис 2008-2009 гг. Тогда по инициативе премьер-министра Владимира Путина уже с четвертого квартала 2008 г. были мобилизованы огромные средства для антикризисных мер.

Общая сумма, которая была потрачена на преодоление этого кризиса, составила 10,9% ВВП (применительно к размеру ВВП в 2019 г. это 12 трлн руб.). Было израсходовано 211 млрд долларов только из золотовалютных резервов, в том числе чтобы не допустить обвала рубля. Мы тратим на борьбу с коронавирусом и его последствиями в расчете на тысячу человек в 10-20 раз меньше средств, чем крупные страны ЕС.

Следовало бы сформировать крупную антикризисную программу объемом в 10, возможно, 15 трлн руб., чтобы предотвратить худшие последствия возникающей рецессии со снижением ВВП на 3-5%, ростом безработицы 3-4 млн человек, сокращением реальных доходов на 5-10%, увеличением бедности в 1,5 раза. У государства сегодня в «загашнике» 18 трлн руб., в том числе 12  в Фонде народного благосостояния. Можно мобилизовать ещё не менее 10 трлн руб. (источники новых средств рассмотрены в моей статье в АиФ от 13 марта сего года). Время не ждет!

Главное  компенсировать потерю доходов

Нам нужны глобальные меры по поддержанию доходов, которые в период стагнации в 2013-2019 гг. снизились на 7,5%, и сокращению числа бедных, которое в период стагнации увеличилось на 5 млн человек. К тому же 30% всех предприятий и организаций страны в марте-апреле при простое отправили своих работников в принудительный отпуск без какой-либо оплаты.  

Целесообразно, на мой взгляд, поднять минимум зарплаты с 12,1 тыс. руб. в месяц до 20 тыс. и повысить средний размер пенсий с 14,2 тыс. тоже до 20 тыс. руб.

Что касается повышения минимума зарплаты, то частные предприятия и акционерные компании могут это профинансировать за счет своих накопленных средств. Ведь в 2018 г. их прибыль за вычетом убытка увеличилась на 46,6%, а в 2019 г. — ещё на 17,5%, а всего на 72%. В то время как зарплату они увеличили только на 20%, а инвестиции — и того меньше. Поэтому у них значительно выросла сумма на счетах отечественных банков  до 40 трлн руб., и много средств они отправили в офшор и на зарубежные счета, где у них ещё сотни миллиардов долларов. А обойдется им повышение минимума зарплат всего в 5 трлн руб.

Что касается бюджетников и части предприятий малого и среднего бизнеса, то здесь государству придется помочь, и это потребует около 3 трлн руб.

Большинство стран мира минимальную зарплату устанавливает в соответствии с рекомендациями МОТ  не ниже 50% от среднего заработка, а в Евросоюзе — даже 60%. В России минимум зарплат почти вчетверо ниже средней зарплаты. А если учесть и скрытый заработок в конвертах и других выплатах, то в 5 раз ниже. Если взять страны с примерно таким же уровнем экономического и социального развития, как Россия, то у них минимум зарплаты в 1,5-3 раза выше, чем в России (см. изограмму).

При повышении пенсий до 20 тыс. руб. (которое намечалось на 2024 г.) можно было бы одновременно предоставить право желающим выходить на пенсию в 55 и 60 лет, как раньше, получая действующий размер пенсий. Из 100 ведущих стран мира по показателям ВВП на душу населения и реальным доходам Россия занимает примерно 45-е место, а по уровню жизни пенсионеров — 78-е. По рекомендациям МОТ средний размер пенсий должен составлять 40-60% от зарплаты. В России она едва превышает 30%, а с учетом выдачи зарплаты в конвертах и других скрытых формах  25%. Так что если сравнить средний размер нашей пенсии в 14 тыс. руб. с пенсией 10 постсоциалистических и развивающихся стран с таким же примерно уровнем социально-экономического развития, то пенсии у них выше нашей от 2 до 4 раз. Намечаемое повышение пенсий потребует дополнительно до 3 трлн руб. в год.

Надо сотрудничать с ОПЕК+

В связи с общемировой рецессией из-за коронавируса, которая набирает темпы, спрос на нефть уже сократился на 20 млн баррелей  на 20% от объема суточной добычи нефти. При этом цены на нефть российской марки Urals сократились с 63,6 за баррель до 29,2 в среднем за март (см. диаграмму).

Нас ждут нелегкие переговоры, т. к. придется согласовать сокращение добычи на 10, а возможно, и 15 млн баррелей в день, в то время как мы не смогли договориться, когда нам предложили ее сократить всего на 1,5 млн баррелей в день, чем и вызвали этот глубокий кризис.

Не надо питать иллюзий  с США, как и с Канадой, трудно договориться о сокращении добычи нефти. Если мы не договоримся, они введут пошлину на поступающую в Америку нефть как со стороны России, так и со стороны Саудовской Аравии. Все хранилища нефти в мире и сейчас заполнены или близки к этому. США накапливает нефть даже в подземных хранилищах. Поэтому низкая цена на нефть в районе 30-35 долларов продлится ещё ряд месяцев, возможно, и в 2021 г. А со временем, может быть, к 2022 г., вероятно, она установится на уровне 40-45 долларов. Придется забыть о цене на нефть в 60-65 долларов.

Так что в ближайшей перспективе нефть и газ, цена которого снижается с 200 до 100 долларов за тысячу кубов, перестанут быть важнейшими источниками нашего экономического роста. Нам нужно искать новые источники. Главный из них  активы российских банков.

Особая роль ЦБ в преодолении углубляющейся рецессии

Почти во всех странах, которые столкнулись с рецессией от коронавируса, наибольшую роль в финансовой помощи для преодоления рецессии играет Центральный банк. Если бюджет США, например, выделил на эти цели 2 трлн долларов, то ФРС объявил о мерах помощи с общими затратами в 6 трлн долларов  втрое больше. Сказанное относится к Германии, Франции, Италии, Великобритании и Испании, где беспроцентные кредиты, гарантированные государством, или кредиты с минимальной процентной ставкой  главное средство помощи предприятиям и организациям. Центральный банк ЕС со своей стороны на эти цели выделил 1 трлн евро.

Наш Центральный банк, как известно, давно отвернулся от задач социально-экономического развития страны. Напротив, своими действиями он вместе с Минфином и Минэкономразвития организовал у нас стагнацию с 2013 г., поскольку сократил на 25% инвестиционный кредит отечественных банков с 2013 по 2015 год, взвинтил процентную ставку и фактически не увеличивал даже текущее кредитование предприятий, лишив их возможности развиваться, о чем справедливо заметил А. Кудрин, мягко сказав, что Центральный банк нам обеспечивает слабый экономический рост. При этом со своими якобы основными задачами  обеспечением устойчивого рубля и снижением инфляции — Центральный банк в целом не справляется. Рубль девальвировал сначала с 23 руб. в 2008 г. до 31 в послекризисный период, потом до 60-65 после первого снижения цен на нефть, теперь до 75-80. За 7 лет стагнации с 2013 по 2019 гг. инфляция выросла почти на 55% и привела к снижению реальных доходов, розничного товарооборота в постоянных ценах, конечного потребления домашних хозяйств. И всё это происходит при 4-процентном за это время росте ВВП.

Сейчас трудные времена, а активы наших банков  главный «денежный мешок» страны. Сумма этих активов в 2019 г. составила 96 трлн руб. при объеме ВВП 109 трлн руб. Эти активы почти в 2,5 раза больше средств, чем в консолидированном бюджете и всех внебюджетных государственных фондах  в пенсионном, здравоохранении, социальном.

Поэтому Центральный банк надо превратить в банк социально-экономического развития при самой тесной кооперации в его работе с правительством. Первые шаги, надеюсь, здесь сделаны, но денег он пока выделил минимум. К тому же будет введен налог на проценты от вкладов. Нужно в разы увеличить долю инвестиционных кредитов для оказания помощи в жилищном строительстве и других сферах. Кредитовать надо с помощью низкопроцентного (3-процентного) займа миллионы людей, получающих профобразование, начиная от рабочих профессий, программистов и кончая специалистами с поствысшим образованием  аспирантами, докторантами и т. д., как это делается в большинстве стран мира. А инвестиции в основной капитал и вложения в человеческий капитал, где роль банков должна быть доминирующей,  это главные драйверы социально-экономического развития, которые могут вывести нашу страну из рецессии, а в дальнейшем обеспечить социально-экономический рост.

Нормализуя цены на нефть и вынужденно сократив добычу нефти и объем ее поставки на экспорт, нам придется заняться укреплением рубля, который девальвировал, как известно, примерно на 30%. Между тем суммарный внешнеэкономический долг России приближается к 500 млрд долларов и для обслуживания требует ежегодных выплат около 110 млрд долларов. При таком курсе рубля это разоряет страну. К тому же крайне дорого обходится импорт, без которого ряд наших химических и машиностроительных отраслей встанут, прекратится поставка многих потребительских товаров и т. д. Укрепление рубля создаст условия для снижения инфляции. А повышение цен, естественно, снижает и реальную зарплату, пенсии, доходы.

Уже сегодня надо думать об антиинфляционных мерах, но не таких, которые обычно использует Центральный банк, сдерживая ликвидность, ужесточая выдачу кредитов, повышая процентную ставку. Сейчас, чтобы выйти из кризиса, нужно, напротив, снизить процентную ставку, как это сделали почти все другие страны, перейти на массовую выдачу беспроцентных кредитов или кредитов по минимальной ставке 3-5%, возмещая её за счет средств госбюджета. Да и многие окупаемые проекты госбюджета, а их 3-4 трлн руб., можно было бы освободить от финансирования с помощью безвозвратных средств, а перевести на финансирование низкопроцентными инвестиционными кредитами.

Пора прекратить «грабеж» населения с предоставлением по 15-20-процентной ставке потребительских кредитов, попустительство со стороны Центрального банка микрофинансовым организациям применять ростовщические процентные ставки для населения в десятки процентов. Настала пора упорядочить всю систему кредитования населения, установив предельный максимум 8-процентной ставки с учетом ключевой ставки при более выгодных условиях их возврата, сокращения суммы штрафов, надбавок, страхуя эти вклады и так далее.

В заключение повторюсь  нужны реально коренные меры и триллионы рублей финансирования, чтобы преодолеть кризисную ситуацию в России и победить и на одном фронте коронавирус, и на другом фронте, сняв с России нефтегазовое проклятие.

Коронавирус в России: ежедневный прирост больных, смертность и выздоровление с 1 по 8 апреля

 

1

2

3

4

5

6

7

8

Всего на

8 апреля с начала эпидемии

Число больных

440

771

601

582

658

934

1154

1175

8762

Смертность (человек)

7

6

4

9

2

10

11

5

63

Число выздоровевших

69

45

46

52

22

51

88

86

580


Число заболевших коронавирусом по субъектам Федерации

Число субъектов Федерации

Число больных на 1 млн чел

Численность населения, млн человек

Доля от ВВП России

13

Более 30

34

35

73

Ниже 30

113

65

в том числе

 

 

 

24

6-11

34

18

24

0-5

22

12


Больше всего заболевших на 1 млн человек в Москве  485,  в Коми  130, в Московской области  85, Санкт-Петербурге  60, Ленинградской области и ещё восьми субъектах Федерации  31-45. Больше половины регионов  56, там проживает 56 млн человек и производится треть ВВП.


Средняя цена экспорта нефти российской марки Urals в долларах за баррель

2019

Февраль 2020 г.

Март 2020 г.

Минимальная цена (1 апреля)

63,59

54,24

29,17

10,54

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество