aif.ru counter
96226

Грабёж в законе. Как взять в ипотеку квартиру и остаться на улице

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. Будут деньги — будут дети? 22/01/2020
Григорий Сысоев / РИА Новости

«Бери ипотеку и живи в своей квартире!» – агитируют нас банки и застройщики. По данным ЦБ, в 2019 г. было оформлено 1,124 млн ипотечных кредитов, а общий долг по ипотеке уже приблизился к 7,6 трлн руб., увеличившись за год на 16,4%.

Вслед за снижением ключевой ставки ЦБ стали падать и ставки по ипотеке, и в 2020 г. эксперты прогнозируют рост ипотечного кредитования. Но, решившись взять большую сумму у банка на 10–20 лет, не стоит забывать, что за эти годы может сильно измениться как ситуация в стране, так и конкретно в вашей семье. Пример – история семьи Голубцовых. Выплатив сумму почти втрое больше той, что брали у банка, Мария и Антон вот-вот могут лишиться своего единственного жилья и оказаться на улице вместе с двумя несовершеннолетними детьми.

«Продали всё, что могли»

Эта жизненно-ипотечная история началась в 2008 г. вполне типично для многих молодых семей, у которых нет своего жилья. Голубцовы скитались вместе с новорождённым сыном по съёмным квартирам, копили на свою и в конце концов решили взять ипотеку. 30-летние, хорошо зарабатывающие (у Антона тогда была своя юрфирма), они сразу замахнулись на 3-комнатную квартиру на вторичном рынке. Правда, не в центре столицы с видом на Кремль, а в районе метро «Дмитровская» общей площадью 80 кв. м и кухней 7,5 кв. м.

«Помню, тогда банки всем навязывали валютную ипотеку, – рассказывает Мария Голубцова. – Вот и нам в рублёвой ипотеке отказали, а долларовую согласовали. Доллар тогда стоил 26 руб. Мы вложили 200 тыс. долларов своих денег в качестве первоначального взноса (тогда это было 5 млн рублей) и взяли кредит в 444 тыс. долларов под 6,1% годовых сроком на 20 лет (это было чуть больше 11 млн рублей). Нам тогда и в голову не могло прийти, что курс способен вырасти больше чем в 2 раза и доллар перевалит за 60 рублей.

С 2008 по 2016 г. мы исправно платили по кредиту, всё шло хорошо, через два года после заселения у нас родилась дочка. Но когда доллар скакнул, ежемесячный платёж вырос и стало совсем туго. Мы продали всё, что могли, в том числе земельный участок, но всё равно стали делать просрочки по кредиту. К тому же из-за финансового кризиса ухудшились дела в компании мужа, клиенты фирмы сами испытывали трудности, многие из них тогда обанкротились».

Обмани ближнего своего

К сентябрю 2016 г. семья выплатила банку 320 тыс. долларов из 444 тыс., но основной долг по кредиту уменьшился всего на 100 тыс. долларов («хитрость» ипотечного кредита в том, что сначала платятся проценты по кредиту, а уже потом основная сумма долга). Банк начал угрожать выселением, подал в суд на Голубцовых, а в качестве «помощи» предложил подписать «Соглашение о ре­структуризации».

Вообще-то реструктуризация кредита – это изменение условий договора для облегчения выплаты долга заёмщикам, попавшим в трудную жизненную ситуацию. «Но фактически в октябре 2016 г. нас вынудили заключить новый кредитный договор, – говорит Мария. – Валютная задолженность была пересчитана в рубли по курсу ЦБ РФ на день заключения нового договора, процентная ставка выросла с 6 до 10% годовых, срок кредита – на год, и сумма ежемесячного платежа тоже оказалась больше, чем раньше. В результате банк так интересно посчитал наш долг, что мы оказались должны ещё 18,5 млн рублей. То есть что получилось? Мы платили банку огромные суммы, а в итоге остались должны больше, чем вся нынешняя рыночная стоимость нашей квартиры! Сейчас продать её можно не дороже 16 млн рублей. Ни о каком уменьшении нагрузки на заёмщиков после реструктуризации и речи не шло. Наоборот, на нас повесили более кабальные кредитные условия. К 2018 г. мы заплатили ещё 4 млн рублей, но наш долг опять не сократился, потому что это были только проценты».

Банк против простого человека

Сейчас банк судится с Голубцовыми из-за долга в 18,5 млн рублей, которые он сам и насчитал в 2016-м. Получается, уже выплатив за 10 лет больше стоимости квартиры, семья должна отдать банку эту квартиру, оставшись на улице с двумя детьми. Мало того, ещё будут должны несколько миллионов!

«Что самое печальное: куда бы мы ни обращались, всё безрезультатно. Банк делает то, что хочет, и всегда остаётся прав. Мы пытались оформить ипотечные каникулы – не дают. На контакт сотрудники не идут. И даже пытаясь оспорить ре­структуризацию по завышенной ставке в суде, мы не нашли никакой судебной защиты, – в отчаянии говорит Мария. – Конституционный суд в своём Постановлении от 23.02.1999 № 4-П подчеркнул, что во взаимоотношениях с банком гражданин является экономически слабой стороной и нуждается в особой защите своих прав, что влечёт необходимость ограничить свободу договора для другой стороны, то есть для банков. Но в реальной жизни всё совсем не так. Маленький человек оказывается наедине с бездушной машиной, не надеясь ни на поддержку закона, ни на поддержку суда».

Есть ли хоть какой-то выход? Ведь с точки зрения социального государства это ненормально, когда семья 10 лет находится в кабале у банка, отдаёт ему все свои доходы, а потом оказывается без крыши над головой. Слишком «золотая» аренда у такой квартиры получается.

«Мы написали письмо с просьбой рассмотреть так называемую индивидуальную цессию о перекупке нашего долга третьим лицом, – озвучивает свой вариант решения проблемы Мария. – Моя мама готова продать свою 1-комнатную квартиру за 7–8 млн рублей и за эти деньги выкупить остаток нашего долга. С учётом того, что за все эти годы мы уже заплатили банку 29 млн рублей, в итоге он получит от нашей семьи 36–37 млн рублей. Разве им этого мало?!»

Оказавшись вместе с детьми-школьниками и престарелыми родителями в заложниках у банкиров, Голубцовы теперь советуют: хорошо просчитайте свои возможности, прежде чем ввязываться в многолетнюю историю под названием «ипотека». Ведь банку наплевать на ваши трудности. Его задача одна – обогатиться за ваш счёт.

Оставить комментарий (3)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы