1058

Алиментарный вопрос. Поможет ли одиноким матерям алиментный фонд

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. 30 лет в свободном плавании 21/10/2020

В России хотят создать алиментный фонд.

Эту идею обсуждают в ФССП, Минпросвещения, Минтруде, Минюсте. До 1 ноября председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко поручила подготовить конкретные предложения о создании Государственного алиментного фонда.

Как фонд поможет детям и на что будет существовать? Об этом «АиФ» поговорил с профессором Института экономики РАН Людмилой Ржаницыной.

Татьяна Богданова, «АиФ»: Людмила Сергеевна, знаю, что алиментный фонд — ваш «конёк». Рады, что его создание не за горами?

Людмила Ржаницына: Очень бы этого хотелось. Я 60 лет занимаюсь социальной политикой, из них больше десяти — алиментами. В нашей стране семей с детьми среди бедных вдвое больше, чем в целом по населению (26% против 13%). А судя по принятым поправкам в Конституцию, дети — важнейший приоритет государства, и оно обязуется обеспечивать их, если родители этого не делают. Сейчас около 3 млн детей должны получать алименты, но фактически получают их только 2 млн. Одинокие матери вынуждены бегать по судебным приставам, собирать бумаги, разыскивать скрывающихся папаш (83% алиментщиков отцы).

Нажмите для увеличения

— Чем им поможет фонд?

— Не женщина, а сотрудник фонда будет работать с приставами. Дело будут вести два чиновника, а не гражданка и чиновник, что повысит шансы на успех. Не могут найти алиментщика или его деньги? Значит, женщина получит пособие из алиментного фонда.

Да, у нас принят ряд мер по взысканию: не выпускают за границу, могут отобрать права и др. Но поскольку дела всё равно плохи, можно воспользоваться процессами цифровизации. В США после решения суда ответчик автоматически попадает в сферу действия специальной онлайн-платформы, которая следует за ним. Если он не платит алименты, то не получит банковский кредит, соцкарту, права на вождение. У нас тоже можно сделать нечто подобное в рамках нацпроектов «Цифровизация», «Демография». Следить за подобными мерами как раз будет алиментный фонд. А приставам хотя бы успеть уследить за должниками по налогам.

— В каких ещё странах есть подобные организации?

— Практически во всех. В США, Канаде, странах ЕС, Израиле, даже в Египте. Только называться они могут по-разному: агентство или министерство в интересах семей и детей (ФРГ), семейная касса (Франция), Гарантированный фонд (Латвия). В Великобритании до 1993 г. существовала обычная система выплаты алиментов и была признана «произвольной, непостоянной и несправедливой». Как пока и у нас. Только для трети разводящихся назначаются алименты судом, остальные сообщают судье, что договорились. Но практика показывает, что договорённость не всегда работает, особенно когда у бывшего мужа появляется новая семья. Поэтому одно из наших предложений — прописать в Семейном кодексе, что судья при разводе обязан назначать алименты или получить нотариальное соглашение о них. Именно «обязан», а не «может», как сформулировано сейчас. Для упрощения решений следует установить минимальный стандарт алиментов.

— В Госдуме предлагают сделать алименты на уровне прожиточного минимума ребёнка, в среднем по стране это 11 тыс. руб. в месяц.

— Это много и приведёт к ещё большим неплатежам. В Семейном кодексе есть норма — 25% дохода на ребёнка. Это и надо брать за основу. На Украине этот показатель выше — 30%.

— Но это всего 3 тыс. руб.!

— А вы знаете, сколько платят по алиментам? В среднем по решению суда меньше 7 тыс. руб. (а их ещё добыть надо), по договорённостям — чуть больше 3 тыс. руб. Так что не надо фантазировать, будто мамы получают по 15–20 тыс. и больше.

— Но теперь, если алиментщика не могут найти в течение года, ребёнку назначают пенсию по потере кормильца...

— Такими выплатами должен заниматься алиментный, а не Пенсионный фонд. ПФР создан для стариков и инвалидов, несправедливо уменьшать их материальные возможности. Почему должны страдать пенсионеры? Работающих пенсионеров и так уже лишили индексации пенсий.

— На что будет существовать алиментный фонд?

— Не понимаю, почему все говорят только про деньги? Это не столько финансовый, сколько социальный институт.

Конкретно, в алиментный фонд можно направить судебную пошлину, которую можно повысить, добавить туда ассигнования на выплаты пособий малообеспеченным родителям из региональных бюджетов во время розыска алиментодолжника (они небольшие, но есть). Туда же должны поступать штрафы за просрочку, взимаемые ныне с должников приставами и направляемые в бюджет, а также проценты на долги по взысканным алиментам и пр. Ещё я много раз предлагала создать «крашеные» налоги, которые будут идти на нужды детей. Сейчас доходы от 15% НДФЛ для получающих свыше 5 млн руб. решили "окрасить" и пустить на лечение детей с орфанными заболеваниями. Подобную практику можно расширить и в отношении пособий, замещающих алименты. По нашим расчётам, на создание фонда надо не так много, около 3 млрд руб. Для госбюджета такой порядок цифр не принципиален. А расходы фонда будут зависеть от успешности поиска должников, которые будут возмещать его затраты на поиск, да ещё с процентом.

— Неужели хватит? Недавно правительство только на выплаты детям от 3 до 7 лет в малообеспеченных семьях выделило 9 млрд руб.

— Я не устаю повторять: создание алиментного фонда приведёт к сокращению детской бедности в стране. Если бы все одинокие родители получали алименты, многие из них перестали бы нуждаться в господдержке. И у Минфина сократились бы расходы на пособия. А в результате улучшения положения детей, получающих алименты, стало бы реальнее выполнение национальной цели, поставленной президентом по сокращению уровня бедности в стране в два раза.

Оставить комментарий (2)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество