874

Недетские проблемы детских товаров. Как сегодня выживает наш производитель?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. Русские не сдаются! 28/10/2020

Летом премьер Мишустин утвердил «дорожную карту» по развитию индустрии детских товаров. Она предполагает разработку мер поддержки, включая налоговые льготы. В середине 1990-х, когда в страну хлынул поток дешёвых игрушек и одежды из Китая, Турции, Польши, именно этому сектору экономики пришлось тяжелее всех. А как сегодня выживают те, кто производит товары для детей?

Можно ли перебить Китай?

Что мешает нашим производителям конкурировать с импортом – нехватка опыта или криво прописанные законы?

«Не работа, а выживание!»

ООО «Балтшвей» работает в Калининградской обл. 8 лет. ­Отшивает из трикотажа ползунки, комбинезоны, спортивные костюмы, пижамы и другую одежду для детей от 0 до 16 лет. Когда-то предприятие специализировалось на товарах для малышей и подростков, теперь их ассортимент в общем производстве составляет всего 30–35%.

«Область маленькая. На прилавках местных магазинов полно турецких, польских, китайских изделий, а ещё везут мешками секонд-хенд из Европы… Слишком сильна конкуренция. По­этому решили перейти на взрослую одежду, – рассказывает гендиректор предприятия Дмитрий Александров. – Но главная проблема – удалённость региона от большой России. Конкурировать с российскими производителями мы не можем. Нужно закупить ткань в той же Москве, привезти её в Калининград, отшить и снова отправить в большую Россию. Транспорт­ные расходы съедят всю прибыль. Выход вижу только один: вернуть в регион Особую экономическую зону в том виде, в котором она была до апреля 2016 г. Тогда для отправки одежды можно было растаможить сырьё на область и затем документально доказать происхождение готовой продукции в Торгово-промышленной палате. Чтобы привезти 300 кг ткани, мы платили пошлину в 750 руб. Сейчас при ввозе такого же количества ­сырья для последующего вывоза готовых изделий в большую Россию выходит не менее 70 тыс. руб. Даже субсидии от правительства Калининградской обл. не спасли положение. За 8 лет из 20 работников на предприятии осталось всего 5. Работаем большей частью «под заказ». На складе ассортимент в 3–4 раза меньше. Не работа, а выживание!»

Возьмём качеством

Нижегородская сеть магазинов детской одежды «Юниор-центр» не просто продаёт школьную форму – она её шьёт. И даже сумела шагнуть за пределы региона в другие города. Хотя трудностей хватает. По словам директора сети магазинов ­Эльвиры Дозоровой, одна из главных проблем – качество тканей. Импортные стрейчевые не всегда проходят по строгому российскому техрегламенту для детской одежды. И фурнитуру для такой одежды в нашей стране не производят – тоже нужна импортная. Нитки, пуговицы, плечевые накладки приходится закупать в Турции или Китае. За нужное качество производители дорого платят. Естественно, это сказывается на цене ­готовых пиджаков, брюк, сарафанов.

«Но родители понимают: один комп­лект качественной школьной формы всё равно обойдётся дешевле, чем несколько пар джинсов, свитеров, платьев, брюк», – рассказывает Э. Дозорова. Она уверена: отечественным производителям детской одежды есть куда расти! Главное – идти в ногу с запросами рынка.

Например, свой товар для учеников 5–11-х классов нижегородский производитель называет не школьной формой, а деловой одеждой для подрост­ков. Капсульные коллекции шьют в одном цвете – несколько предметов одежды легко сочетаются между собой. «В пользу китайских производителей детской одежды говорит цена, но и только, – продолжает Э. Дозорова. – Есть родители, которые не готовы, а часто и не могут покупать качест­венную российскую одежду для школы, потому что та дороже китайской. Особенно это касается малообеспеченных семей из глубинки. Но многие мамы и папы уже не хотят приобретать скафандры из полиэстера под названием «школьная форма». И тут слово российским ­предприятиям!»

Возродить былую славу

Когда-то, во времена СССР, в Туринске (Свердловская обл.) работала знаменитая на весь мир фабрика детской игрушки. Первое изделие – каталка-песочница – было выпущено там ещё в 1955 г. А уже через 10 лет предприятие освоило выпуск ­деревянных игрушек и сувениров с туринской росписью в промышленных масштабах. Это матрёшки, солдатики, кони-качалки, деревянные трактора, машинки и паровозики, куклы, щелкунчики, диковинные звери, свистульки, кубики, кегли, пирамидки, волчки…

В 1982 г. туринская игрушка-танк работы мастера Галины Тумановой получила бронзовую медаль «За лучшее изделие для детей» на ВДНХ в Москве. А в 1985 г. фабрика вышла на производство 1 млн игрушек в год. Они были практически в каждой советской семье, помимо внутреннего рынка продукция шла на экспорт: в США, Великобританию, Францию, ФРГ, Канаду (всего 16 стран). Предприятие приносило стране валюту! Однако в 1993 г. случилась беда: серьёзный пожар уничтожил значительную часть производственных корпусов. Из-за недостатка средств и экономического кризиса ничего тогда восстанавливать не стали. Последний работник фабрики был уволен в 2000 г. В нулевые все попытки властей реанимировать производство ни к чему не привели.

Сегодня благодаря энтузиастам традиция туринской игрушки понемногу возрождается. Этим занимается творческая группа «Туринский сувенир», объединяющая художников, дизайнеров, токарей, столяров, резчиков по дереву. «Мы начали работать в 2011 г., – рассказал основатель и руководитель творческой группы Александр ­Меновщиков. – Сразу скажу, что наши игрушки не из дешёвых. Основные покупатели – административные структуры, приобретающие их в качестве сувениров, люди, ностальгирующие по России или СССР, иностранцы, состоятельные семьи. Мы работаем на принципах артели, создавать предприятие в нынешних условиях не имеет смысла. Но, если бы производство получило промышленный масштаб, такая продукция была бы доступна всем. А возродить туринские игрушки в том виде, в каком они были популярны в СССР, вполне реально! Речь идёт не только о матрёшках и солдатиках, но и о развивающих играх, ­конструкторах, наборах игрушек для детских садов. Однако без участия государства здесь не обойтись. Потому что необходимо на федеральном уровне менять законодательство, налоговую политику, вводить преференции для отечественных производителей, заниматься популяризацией и просветитель­ством. Необходимо создать моду на такие игрушки, лишь тогда появится массовый спрос, и они смогут конкурировать с дешёвым, но отнюдь не безопасным китайским ширпотребом».

Как трактор Гошу пустить в народ?

Александр Гостеев из Новокузнецка – разработчик модели персонажа популярного мультфильма «Синий трактор». По профессии он техник-технолог деревообработки, занимался в основном мебелью. Пять лет назад открыл свой бизнес по производству игрушек и сувениров из дерева, воспользовавшись программой самозанятости.

«Трактор».
«Трактор». Фото: из личного архива А. Гостева

Отец четверых детей, первый трактор Александр смастерил для младшей дочери. «Не было ни чертежей, ни схем – только синий трактор Гоша на экране ТВ. Посмотрел мультик и первый образец сделал за ночь. Отправил его создателю сериала Артуру Днепровскому в Новосибирск. Так начали сотрудничать – разработали макет персонажа и сделали первую пробную партию», – рассказывает Александр. Есть у Гостеева и авторская серия моделей ретроавтомобилей – «Катюша», «Победа», карьерный самосвал, пожарная машина, ГАЗ, автобус и т. д.

«Катюша».
«Катюша». Фото: из личного архива А. Гостева

Мощности новокузнецкой мануфактуры позволяют производить хоть по 10 тыс. игрушек в месяц. Проблема – в сбыте. «Лицензиаты ставят такие требования по объёмам продаж, которые мы в нашем регионе не потянем», – рассуждает ­мастер. Продажа через онлайн-магазины тоже не вариант, так как доставка одной игрушки обходится в 500–600 руб. ­«Можно было бы организовать отдел продаж для оптовиков. Но что такое оптовая фирма в Сибири? Один из крупнейших дистрибьюторов детских игрушек в СФО заказал несколько десятков штук – и это весь опт!» – сетует производитель. Собеседник признаётся, что пока предприятие по производству игрушек держится на голом энтузиазме.

Дизайнер Максим Томченко с супругой из Обнинска тоже смогли найти свою нишу в производстве деревянных детских игрушек. Сперва занимались изготовлением головоломок, каталок, фигурок животных. Потом разработали собственную модель «грызунков» (прорезывателей для зубов). А теперь к ним добавились игрушки, которые идут в комплекте со сладостями (типа киндер-сюрприза). Первую партию в 89 тыс. изделий раскупили за три дня. Сейчас они делают ежемесячно 300 тыс. штук. По словам ­Максима, производство игрушек для сладо­стей оказалось более рентабельным. Более того, экоигрушек из дерева для сладостей раньше просто не существовало. Но ­по-настоящему расстраивает Максима не конкуренция с Китаем – китайцы такого качества просто не обеспечат, а воровство идей своими же согражданами. «К нам даже на производство пытались проникнуть, мы ­пережили волну подделок. Но сдаваться не собираемся!»

Как с умом потратить каждый «детский» рубль

Почему так важно, чтобы в магазинах было больше игрушек, детской одежды и обуви, сделанных в России? «АиФ» задал этот вопрос президенту Ассоциации предприятий индустрии детских товаров ­Антонине Цицулиной.

Возвращение неваляшки

– Что лучшее сохранила «дет­ская» промышленность России с советских времён?

– Это государственная система контроля за качеством детских товаров. В ряде зарубежных стран производитель самостоятельно проводит испытания и декларирует, что его товар безопасен. В России, чтобы подтвердить безопасность продукции для детей, нужно обратиться в специальную эксперт­ную организацию – орган по сертификации и в аккредитованную лабораторию.

– А что потеряно?

– Обувать и одевать своё младшее поколение многим семьям стало труднее, а производителям, соответственно, стало труднее прогнозировать спрос. Советское правительство регулировало цены на детские товары, устанавливая их такими, чтобы гражданин мог обеспечить ребёнка всем необходимым на свой средний заработок. Для этого государство брало на себя часть затрат предприятий и заблаговременно распределяло доходы, которые поступали от торговли.

– Но многие помнят, как уныло выглядели торговые залы, как охотились родители за импорт­ными вещами. Неудивительно, что, когда границы открылись, импорт хлынул в Россию. А большинство цехов и фабрик, ориентированных на детей, закрылись.

– Да, это было. Но сейчас ситуация меняется. Если до 2011 г. доля отечественных детских товаров в торговле составляла лишь 12%, то сегодня эта цифра составляет уже 29%. Возьмите игрушки. Их выпускают и фабрики, которым по 80 лет, и новые производства, созданные 20 лет назад. И если бизнес видит, что какие-то вещи, популярные в советское время, востребованы, он возрождает их производство. Так возродилась юла-волчок, так растёт производство металлических конструкторов. Успешно продаются в России и даже за рубежом неваляшки.

Как помочь бизнесу

– Но одежда и обувь на прилавках в основном по-прежнему импортные. Они дешевле?

– Я бы не сказала. У нас есть даже более дешёвые варианты. Но в чём мы однозначно проигрываем, так это в выводе на рынок продукции, для выпуска которой необходимо сложное высокотехнологичное оборудование. В результате далеко не все наши фабрики могут предложить людям вещи с таким дизайном, с такими свойствами, как зарубежные. Чтобы создать такое производство, нужны длинные и дешёвые кредиты, а их у нашей «детской» промышленности нет.

– Какие проблемы позволит разрешить план развития дет­ской индустрии, который предложило правительство?

– Его главная цель – довести импортозамещение до такого уровня, чтобы обезопасить рынок и покупателей от таких угроз, как нынешняя пандемия, когда закрылись границы и сократился поток импорта. Мы должны быть уверены, что оденем и накормим наших детей в любой ситуации. Для этого, по расчётам экономистов, важно, чтобы на прилавках было как минимум 40% отечественных товаров. Стартуя с этого уровня, в случае необходимости можно нарастить национальное производство до любого объёма. Планируется, что к концу 2024 г. по всем категориям промышленных детских товаров он достигнет 35% (см. инфографику).

Нажмите для увеличения

– Это реально?

– Да, при условии, что правительство окажет нашей индустрии поддержку в модернизации производства и внедрении инноваций, ­позволяющих выпускать совершенно новые виды продукции. Например, ­делать такую одежду, которая будет не только экологичной, но и удобной, многофункциональной.

– Какой поддерж­ки ждёт бизнес?

– Во-первых, сохранения 10%-ного НДС. Есть риск, что правительство для детских товаров эту льготу отменит. Но мы считаем, что её, наоборот, нужно усилить, т. к. этот налог сказывается на себестоимости детских товаров по всей бизнес-цепочке.

Во-вторых, важно, чтобы для наших предприятий был понижен уровень инвестиционных проектов, начиная с которого можно претендовать на их государственное субсидирование. Сейчас это не менее 300 млн руб. Но проекты, ориентированные на детей, как правило, оперируют меньшими суммами. В-третьих, нужны льготные процентные ставки, позволяющие занимать деньги, чтобы наращивать объёмы продукции до таких размеров, которые нужны для поставок в крупные торговые сети.

Чем помочь семьям

– Специалисты по социальной политике считают: невозможно преодолеть бедность, не повысив доступность детских товаров. Как этого добиться?

– Административное регулирование цен в условиях рынка уже не работает. Была такая история: государство попыталось сдержать подорожание детского питания. А в итоге мы увидели, что цены выросли даже больше и меры по их сдерживанию были отменены. Более эффективно, когда социальные службы напрямую помогают семьям, формируя вещевые подарки для новорождённых или выдавая малоимущим карты, деньги с которых можно потратить только на покупки для детей. Такая практика в том или ином виде есть уже в нескольких десятках регионов. И каждый детский рубль идёт на развитие производств для детей. Появляется синергия, дающая большой социальный и экономический эффект.

А соотношение цена/качест­во регулирует конкуренция между производителями, а ещё лучше – достаток в семьях. Мы уже не раз замечали: как только в стране начинают расти доходы, сокращается ассортимент дешёвой низкокачественной продукции.

– Правительство планирует увеличить до 300 наименований количество детских товаров, включённых в каталог, по которому идут госзакупки. Что это даст?

– В этом году был введён приоритет отечественной продукции при госзакупках 36 товарных категорий, включая мебель, письменные принадлежности, одежду, обувь и игрушки. Это очень серьёзная поддержка нашим производителям. Приведу пример. В течение 2020 г. запланировано открыть 300 тыс. ясельных мест. Это значит, что для них купят 300 тыс. отечественных детских кроваток, а это плюс 30% к тому производству, которое уже есть в России. При этом бюджетные деньги получают не только муниципальные ясли, но и част­ные. Условие одно: покупать оборудование российского производства.

– Какая детская продукция из России востребована за ­рубежом?

– Престижнейшие международные премии получают наши детские писатели и иллюстраторы. Это развивает книго­издание для детей и у нас. Образы анимационных персонажей, созданных 40 российскими студиями, используют по лицензии зарубежные производители самых разных товаров. Хорошие перспективы у дизайнеров детской мебели и одежды для детей. Наши ­онлайн-игры одни из лучших в мире. Очень хорошие разработки у отечественных производителей учебного оборудования и образовательной продукции.

– Почему важен экспорт?

– Невозможно развивать внутренний рынок, просто ограничив на него доступ иностранных конкурентов. Важно активно транслировать за рубеж лучшие продукты, зарекомендовавшие себя дома, – тогда они будут на уровне всего мира. И тогда к нам будут приходить те же производители лицензионной продукции. Прецеденты есть. Создатели мультфильма «Маша и Медведь» продали лицензию на свой бренд итальянской компании, выпускающей детское питание. А производ­ство было размещено в России, т. к. пищевая продукция для ­детей у нас уже сегодня отличного качества при конкуренто­способной цене.

Много ли на рынке некачественного товара?

В 1990-е гг. дешёвые и зачастую небезопасные китайские детские игрушки заполонили российские торговые точки. Как изменилась ситуация с тех пор?

С каждым годом количество некачественных детских товаров растёт. Так, по данным Роспотребнадзора, с 2013 по 2019 г. удельный вес исследованных проб продукции для детей, не соответствующих нормативным требованиям, увеличился с 5,2% до 10,3.

– Более 40% от общего количества не соответствовавших требованиям проб составляла импортная продукция. Наибольшее число нарушений выявлено в таких группах товаров, как обувь для детей и подростков, трикотажные изделия, одежда и изделия из текстильных материалов и кожи. Удельный вес проб игрушек, не соответствующих нормативным требованиям, более 6%, из них 60% импортного производства, – сообщили в пресс-службе Роспотребнадзора.

За 9 месяцев 2020 г. Роспотребнадзор исследовал 1507 проб детских игрушек. Из них удельный вес проб, не соответствующих требованиям, составил 17,9% – 269 штук. Большая часть – это игрушки китайского производства. Среди выявленных нарушений не только неправильная маркировка товаров (отсутствие информации о сроке годности, условиях хранения и пр.), но и более опасные огрехи. К примеру, уровень издаваемого звука, напряжения электростатического и электромагнитного полей, интенсивность инфракрасного излучения превышали норму. 1,2% изделий выделяли вредные химические вещества, а 2,9% являлись токсичными.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы