3089

Как фанера над Россией. Что мешает нам зарабатывать на своём лесе

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. И кто виноват? 25/11/2020

Правительство начало пере­загрузку лесной отрасли: от сырьевой модели к глубокой переработке – как можно больше деревянных домов, мебели, целлюлозы, фанеры, бумаги и др.

Лесу пора закругляться

Стыдно сказать, но, обладая пятой частью всех лесов на планете Земля, мы зарабатываем на нём всего 1% ВВП. Потому что продаём дешёвое сырьё. «В последние годы экспорт леса и лесоматериалов вырос с 34 млн т в 2014 г. до 41 млн т в 2019 г. Но основную долю этого объёма (85%) составляет продукция с низкой добавленной стоимостью: кругляк, лесоматериалы, полученные распиловкой, и топливная древесина», – сообщила вице-премь­ер Виктория Абрамченко.

С 1 января 2022 г. вводится полный запрет на вывоз кругляка из страны. «Невозможно больше терпеть хищническую вырубку леса», – прокомментировал своё решение Владимир Путин. Но почему запрет начнёт действовать не сейчас, а только через год? «Мы должны дать возможность компаниям перестроить производственные мощности, – ответил на этот вопрос замглавы Минпромторга Виктор ­Евтухов. – Фонд поддерж­ки промышленности готов выдавать кредиты под 1–3% на закупку оборудования для более глубокой переработки древесины. Займы от 1 млн руб. можно оформить в региональных фондах развития. Для тех, кому нужны сотни миллионов рублей, существуют федеральные проекты». Например, на лесопильные линии надо установить сушилки – влажные доски тоже подпадут под запрет для экспорта или будут обложены высокой пошлиной.

Выходит, у компаний ЛПК есть всего один год. Успеют ли они перестроиться и переработать тот объём древесины, которую не вывезут за границу?

Без скелетов в шкафу

«Запрет вывоза кругляка напрямую на мебельную отрасль не повлияет, – удивил «АиФ» ответом гендиректор Ассоциации предприятий мебельной и дерево­обрабатывающей промышленности Тимур Иртуганов. – Массив древесины для производ­ства мебели используется мало. Основной материал – древесные плиты, больше 50% себестоимости которых составляет импортное сырьё: шпон, лаки, краски и др. Оборудование на 100% импортное. По­этому рост цен у мебельщиков связан не с тем, что происходит в лесу, а с курсом рубля. Ткани, фурнитура тоже на 90% завозные. Вот где надо заниматься импортозамещением! Мы что, сами не можем сделать лаки и ручки для шкафа? В сентябре произошла совсем дикая история. Один из наших производителей мебели оказался на грани остановки из-за отсутствия пружинных блоков, которые делает российская компания. А она остановила производ­ство из-за нехватки металла: металлургический комбинат ей отказал и продал на экспорт. В итоге производитель мебели купил пружины в 1,5 раза дороже у турок, которые сделали их из нашего же металла. При этом потенциал для развития мебельной отрасли у нас огромный. За 2 года экспорт мебели вырос на 40%. В основном продаём в СНГ, на 3-м месте Германия. Несмотря на большую долю импортного сырья, наша мебель по соотношению «цена – качест­во» одна из самых ­выгодных».

Кстати, с середины лета до настоящего времени наблюдается нехватка мебели на внутреннем рынке. Покупатели ждут заказанные кухни и гардеробы 2–3 месяца. «Мебельщики загружены заказами, а плит для производства мебели не хватает. Сказался как отложенный спрос, так и то, что люди не потратили деньги на отдых и решили поменять старые матрасы и диваны на новые. Самоизоляция изменила приоритеты», – объясняет Иртуганов. И недоумевает, почему запрет на вывоз кругляка коснулся хвойных и ценных лист­венных пород и обошёл стороной «неценную» берёзу, из которой делают фанеру. Уже сейчас из-за нехватки сырья производители не могут нарастить её производство.

Многоэтажка из… дерева

Вот где можно серьёзно увеличить использование кругляка, так это в домостроении. Сейчас объём деревянного жилья от общего жилищного строительства составляет 10%. В планах Мин­промторга к 2025 г. увеличить долю до 20%. Но как? По мнению участников рынка, проблема в получении доступного кредита. Ежегодно на свои деньги наши граждане возводят 250–270 тыс. домов. При этом доля ипотечных кредитов на ИЖС всего 1–2%, поскольку ставка по ним сопоставима с потребкредитом. Но со следующего года картина может измениться. 9 ноября президент поручил правительству проработать ипотеку на строительство частных домов «с использованием деревянных конструкций, созданных индуст­риальным способом». Задачу кабмин должен выполнить до 1 июля 2021 г. «Ставки по «деревянной» ипотеке не должны превышать 5–6%, – считает депутат ГД Олег Нилов. – Чтобы за небольшие деньги можно было купить набор, как в лего-конст­рукторе, который собирается за один месяц». Кстати, в этом году Минстрой разрешил возводить деревянные жилые дома до 7 этажей, общественные и административные – до 3 этажей.

Почему туалетную бумагу везём из японии?

Ещё одно прибыльное для казны направление – целлюлозно-бумажное. «Во времена СССР на территории нынешней РФ работало больше 20 ЦБК, – рассказывает председатель правления РАО «Бум­пром», председатель подкомитета по целлюлозно-бумажной промышленности Комитета ТПП РФ по предпринимательству в ЛПК Юрий Лахтиков. – Последний был построен в ­80-е гг., а начиная с 90-х ЦБК стали закрываться. Больше нет Вишерского в Прикамье, Соломбальского в Архангельской обл., Амур­ского, закрылись все комбинаты в Калининградской обл. и Байкальский (на днях правитель­ство выделило на ликвидацию накопленного вреда от БЦБК 826 млн руб. – Ред.). Остальные были модернизированы и продолжают работать. Производ­ство у ЦБК многопрофильное: от лесозаготовки до продукции глубокой переработки – целлюлозы, картона, разных видов бумаги (газетной, печатной, упаковочной), а также медицинских и санитарно-гигиенических товаров, которые сейчас пользуются особым спросом (салфетки, скатерти, туалетная бумага). Правда, импорт ЦБП пока превышает экспорт. Скажем, свою туалетную бумагу мы экс­портируем в страны СНГ, а из Японии и Европы везём товар премиум-сегмента».

Спустя 40 лет после постройки последнего ЦБК государст­во вновь задумалось о строительстве комбинатов. «Мировой рынок будет расти, торговле требуется всё больше картона и упаковки. Поэтому важнейшие наши проекты – это создание ЦБК, – сообщил В. Евтухов. – Сейчас есть 4 проекта. По одному появятся в Архангельской и Иркутской обл. и 2 – в Красноярском крае. Общая сумма инвестиций – 380 млрд руб. Возведение ЦБК с нуля требует привлечения как минимум 10 тыс. строителей, это важные заказы и для строительных компаний».

Проекты новых ЦБК в Богучанском районе и Лесосибирске Красноярского края находятся в «высокой степени готовно­сти». Что же касается Архангельской обл., эксперты пока не могут назвать площадки для новой ЦБК и вообще сомневаются в её перспективе – в регионе уже есть 2 крупных комбината.

При этом, как отмечают экс­перты лесного рынка, в процессе перезагрузки ЛПК надо вспомнить и вернуть хорошо забытое старое – вторичную переработку. Макулатура из торговли возвращает­ся в ЛПК, а вот из домашних хозяйств поступает прямиком на свалки. Так же гнить на полигоны отправляются бэушная мебель­, окна и двери. А ведь старый шкаф при грамотной организации процесса вполне мог бы обрести вторую жизнь.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество