aif.ru counter
2107

Экспорта больше — качество лучше? Эксперт о требованиях к поставкам мяса

Какое мясо выбирать на прилавке, есть ли разница между фермерской говядиной и тушей из супермаркета и зачем мы вывозим из страны мясо на экспорт? Об этом АиФ.ru поговорил с руководителем исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации Сергеем Юшиным.

Елена Плотникова, АиФ.ru: Недавно Россельхознадзор заявил, что Россия может начать поставки мраморной говядины в Турцию уже до конца года. А месяц назад Россия уже открыла канал поставки замороженной бескостной говядины в Иран. Причем, насколько я знаю, эта страна предъявила повышенные требования к качеству и безопасности (например, животные не должны болеть в течение последнего полугодия). А почему у нас нет таких жестких требований?

Сергей Юшин: Правильно, что любая страна имеет право предъявлять собственные научно-обоснованные требования к безопасности продукции. Это касается в том числе болезней животных или максимально допустимых уровней опасных и вредных веществ. У России тоже свои повышенные требования, правда, они у нас и для импорта, и для российской продукции одинаковые. 

И требования Ирана могут быть выше чем, российские. Так работает весь мир. Например, требования при доставке в Канаду будут выше, чем требования доставки в Китай, а требования при поставках в Европу будут выше, чем в США. Каждая страна сама определяет, какой уровень безопасности продукции гарантирует защиту населения. А вот в Африке с учетом экономических обстоятельств, логистики и прочего вообще невозможно соблюдать высокие требования.

На самом деле в России тоже жесткие требования. У нас, например, нулевой допуск по большинству антибиотиков, нельзя применять гормоны роста, стероиды. А в Австралии, США и Бразилии — можно.

Если бы у этих стран были запредельные требования, может быть, мы бы и не смогли поставлять нашу говядину. Значит, у нас все нормально с качеством. С другими же странами нам еще предстоят многолетние переговоры — там требования не только к здоровью животных, но и к процессам производства, системе и механизму контроля и надзора в стране и т.д. А это пока у нас не до конца налажено на должном уровне.

— А что, у нас так много говядины в стране?

— Международная торговля не исходит от того, много ли у вас этого в своей стране. Главное здесь — конкурентен ваш товар или нет. Предположим, у нас мало говядины и мы завозим её из-за рубежа. Но какие-то отдельные производители могут продать свой товар дороже на внешнем рынке, чем на внутреннем и даже при дефиците. Отдельные премиальные части говядины в России сегодня стоят на 6 долларов ниже, чем при поставках в другие страны. Поэтому так наши производители могут потенциально улучшить свои продажи.

Мировая торговля — это дорога с двумя движениями. Даже крупнейшие производители, как США, ввозят миллионы тонн мяса, при том, что они и экспортируют его. Таким образом достигается наилучший баланс бизнеса. Мы, например, не едим свиные пяточки, а китайцы едят и готовы много платить. Да, мы завозим 300-400 тыс тонн свинины. Но разве из-за этого и свиные пяточки должны оставить себе? На внутреннем рынке они стоят три копейки. А Китай платит несколько долларов за кг, и производитель, не продав их, будет либо нести убытки по утилизации, либо получит минимальную цену.

Кстати, чем больше мы будет экспортировать, тем лучшего качества мясо будет на внутреннем рынке. Это тонус для наших производителей.

— Сегодня многие потребители признаются, что хотят видеть фермерскую продукцию на полках в магазинах. Сами же фермеры говорят, что пробиться в крупные сети нереально. Почему? И что тогда делать, создавать кооперативы?

— Крупные торговые предприятия заточены в основном на то, чтобы работать с поставщиками их масштабов — это удобнее, это гарантия того, что полка не будет пустовать. Предположим, у фермера 10-15 бычков. Сколько он может поставить вырезки в сеть? Сможет ли он это делать постоянно? Вряд ли. В единичные магазины — вполне. Крупным сетям это никогда не будет интересно. Вы правы, фермерам нужно объединяться в кооперативы. Но у нас, к сожалению, потребкооперация не развивается. Люди не умеют объединяться, не могут договориться. Да, кооператив может наладить выход фермеров в сети. Но тогда фермерам нужно производить однотипный стандартный товар, потому что сеть не может продавать то говядину красную, то коричневую  нужно, чтобы и бычки были стандартные, одной породы и пр.

Тем более просто фермеров как таковых у нас не существует. Они вроде бы в статистике есть, но по факту их нет  мы много ездим по стране, их ищем, но не можем найти тех, кто системно понимает, что производит. У нас очень мало производственников, кто переходит в крестьянское фермерство. А личные подсобные хозяйства тем более не могут объединиться. Они разрозненны, находятся очень далеко друг от друга. Каждый начинает качать свои права, не понимая, что нужно потребителю, в итоге ссорятся и разбегаются.

— А в сетях нельзя сделать небольшие отделы с фермерской продукцией?

— Сеть не будет этим заниматься. Сначала нужно этих людей найти. Часто у них нет половины документов, которые подтверждают, что представляемая продукция произведена в соответствии с требованиями санитарии, гигиены и ветеринарии. Это же тоже важный фактор. У нас, к сожалению, огромное количество нелегальных или полулегальных боен, где не соблюдаются никакие стандарты. Да, туда фермер привез хорошего бычка или хорошую свинью, но те условия, в которых там их разделали, ужасны. На полу в грязи хорошее мясо режут люди без спецодежды... Я не выдумываю  я это сам видел.

Поэтому сегодня глобальная задача в стране — навести порядок с убоем и переработкой. У нас зачастую предприятия, которые могут делать убой с соблюдением всех законов, не развиваются. А вот такие полуподвальные — процветают. Они намного дешевле. Они даже научились выдавать «левые» документы. Сегодня система прослеживаемости продукции отсутствует. Те же самые ветеринарные справки можно по сути дела купить украденные или договориться за деньги поддельные данные занести. Это очень серьезная проблема.

— А как потребителю разобраться в том, по правилам был разделан бычок или нет?

— Никак. Единственный способ себя обезопасить — покупать мясо в специализированных магазинах, где он видит, что оно упаковано, что никто 100 раз его руками не трогал. Магазины сегодня научились очень скрупулезно относиться к сопроводительным документам. И те, кто хочет развиваться, а не получать штрафы, требуют серьезный пакет документов и даже начинают проверять, насколько он действительно соответствует требованиям.

Точно нельзя покупать мясо у дороги, даже если это правда фермерский продукт и, собственно, хозяйство этого фермера находится в 200 метрах от продажи. Пыль, грязь, температура выше, чем нужно — так вы купите заведомо опасный продукт. Сегодня, кстати, крупные производители рогатого ската заинтересованы, чтобы фермеры выращивали телят, а потом отдавали их на откорм уже профессиональным откормочным площадкам, которые бы интегрировали большие объемы, собирали, а затем эти же большие объемы отправляли на легальные перерабатывающие предприятия и, соответственно, дальше в розничную торговлю. Вот это для фермеров очень важный возможный канал развития. Они заранее будут знать, что они должны сделать, как сделать, им помогут с ветеринарным обслуживанием животных. А потребитель будет знать, что теленок рос в фермерских условиях без каких-либо добавок, гормонов роста, которые у нас запрещены, кстати, и пр.

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы