aif.ru counter
47330

Бренд сивой кобылы. Как попали в руки иностранцев российские машины и пиво?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. Кто спасёт Сибирь от пожаров? 31/07/2019
Sergej Cash / Shutterstock.com

Мыльная опера по-русски

Первый шаг в Россию иност­ранцы сделали ещё на закате СССР. Поначалу они продавали лицензии, позволяющие п­роизводить их товары на советских заводах. Так, под Ленин­градом в 1979 г. начался выпуск чудо-клея «Момент», разработанного немецкой компанией «Хенкель» и продававшегося в ФРГ под другим именем. Похожий трюк со сменой названия немцы повторили с гелем «­Ласка», который начали выпускать у нас после того, как благодаря приватизации приобрели производства бытовой химии в Ленинградской, Пермской и Саратовской областях. Из советских марок «Хенкель» сохранил до сегодняшнего дня только стиральный порошок «Пемос» и чистящее средство «Пемолюкс» – более дешёвые, чем те иностранные аналоги, рекламу которых крутят по телевизору (см. инфографику).

 

Самая долгая и счастливая жизнь оказалась у стирального порошка «Миф», выпуск которого в начале 90-х был освоен на объединении «Новомосковскбытхим». Ему до сих пор принадлежит абсолютный рекорд РФ по тоннам продаж. И название совсем немифическое. «Я зашифровал в нём первые буквы имени и фамилии своего сына: «Михаил Филиппенков», – вспоминает автор первых формул порошка гендиректор Центра «НИЦбытхим», эксперт Союза химиков Вячеслав Филиппенков. – А когда наше объединение купила компания «Проктер энд Гэмбл», я подарил ей авторские права. Иначе новые владельцы могли снять «Миф» с производства. Политика транснациональных корпораций такова, что они во всём мире продвигают свои международные марки и строят бизнес так, чтобы получать максимум прибыли с учётом преимуществ каждого региона. Для производства стиральных порошков нужно много электроэнергии, которая в России дешевле, чем в других странах. Поэтому в руках американцев завод в Новомосковске стал самым крупным в Европе».

Дело – табак

В конце 1980-х советские директора узнали новое слово – СП. Совместные предприятия казались спасением для заводов, работавших на устаревшем оборудовании и не имевших денег на обновление. Такая ситуация была и в табачной промышленности. Так, в Россию пришла компания «Филип Моррис», сначала создавшая пару СП, а затем выкупившая фабрику в Краснодаре и по­строившая с нуля фабрику под Петербургом. Американцы наладили на них выпуск своих знаменитых марок, а на краснодарской площадке  возродили советские сигареты «Союз Аполлон», выпускавшиеся из вирджинского табака в годы потепления отношений СССР и США. Легендарный бренд прожил до 2016 г., когда «Филип Моррис» от него окончательно отказался.

За 25 лет зарубежные гиган­ты потратили в РФ несколько миллиардов долларов, купив все самые заметные табачные фабрики и некоторые построив с нуля. В результате сегодня выпуск сигарет почти безраздельно контролируют 5 иностранных компаний. «Так во всём мире: табачный рынок уже давно поделён между несколькими крупными корпорациями, ресурсы которых позволяют переиграть любого национального производителя», – комментирует аналитик компании «Финам» Алексей Коренев. Иностранцы придумали несколько новых марок, маскирующихся под отечественные, – «Пётр I», «Русский стиль». Но в последние 10 лет продажи сигарет в РФ падают в результате борьбы с курением, роста налогов и цен. Зарубежным владельцам пришлось закрыть несколько исторических фабрик, основанных ещё в XIX в. («Ява», «Лиггетт-Дукат», «Балканская звезда»). Выпуск сигарет «Ява» был, например, перенесён из Москвы в Петербург. При этом по уровню зарплат (в среднем 100 тыс. руб. в месяц, по данным Росстата) табачная отрасль отстаёт только от добычи нефти и газа. 

Пива – хоть залейся

А вот рынок пива в прошлом году вырос. Хорошим продажам поспособствовал чемпионат мира по футболу, который пивовары встретили во все­оружии. Пенный напиток сегодня делают 1,4 тыс. предприятий. Но ¾ производства обеспечивают 3 зарубежные компании, которые владеют 26 крупными заводами. Большинство из них иностранцы купили у государства или у частных российских владельцев. Некоторые построили сами.

Лучше всего в прошлом году продавались старое доброе «Жигулёвское» и «Балтика». «Но продажи российских марок растут не в силу ностальгии или патриотизма, а за счёт более низкой цены», – считает эксперт пивного рынка, председатель комитета по экономике Москов­ского отделения «Опоры России» Алексей Каневский. При этом по вполне доступным ценам продаются и зарубежные сорта, лицензии на которые принадлежат большой тройке. Ассортимент на любой кошелёк и рост производ­ства – главные плюсы, которые дал приход иностранцев любителям пенного. Но вкус голландского или немецкого пива, сваренного в России, по мнению Каневского, всё же отличается от оригинального: борьба за оптимальные цены не всегда помогает борьбе за качество.

«Лада» не для Европы

Каждая пятая новая легковушка, купленная в РФ в 2018 г., сошла с конвейера АвтоВАЗа. «Лада» – по-прежнему машина № 1. Но есть нюанс: на 66% она теперь принадлежит французам и японцам. Такова доля иностранных участников международного альянса, владеющего нынче волжским гигантом.

С 2002 г. в самых разных регионах иностранцы построили два десятка собственных автозаводов. И хотя некоторые уже успели закрыться, как «Форд» во Всеволожске в этом году, именно предприятия с зарубежными инвестициями делают теперь погоду на рынке легковых и лёгких коммерческих автомобилей. Российские паспорта у хозяев лишь 3 заводов – ГАЗа, УАЗа и калининградского «Автотора», но последний тоже специализируется на сборке иномарок.

На АвтоВАЗе между тем работает уже третий президент с иностранной фамилией. Союз с грандами автопрома позволил создать лучший российский авто­мобиль – «Лада Веста». Но обошёлся он очень дорого и пока не стал машиной, равной «­Рено» или «Ниссану». «Большую часть инвестиций в совместный проект взял на себя «Ростех». Французы и японцы вложили главным образом современные технологии и культуру производства, – рассказывает эксперт авторынка доцент Р­АНХиГС П­авел Грибов. – В новых «Ладах» много импортных комплектующих. При этом на той же техно­логической платформе наши партнёры выпускают в Румынии «Дачию». И, чтобы не создавать конкуренции двум похожим моделям, румынские машины они предлагают европейскому рынку, а российские – странам СНГ».

Плюсы и минусы

«Транснациональные корпорации (ТНК) создают немало рабочих мест, платят много налогов, повышают планку качества в своих отраслях. В последние 10 лет они чаще не покупают действующие производства, а строят свои. Скажем, в фарма­цевтике, по данным DSM Group, на их долю приходится уже 39% выпуска лекарств, что дешевле закупки аналогов за рубежом. Именно такая политика позволила наладить выпуск большинства жизненно важных препаратов, – оценивает плюсы иностранной экспансии доцент РАНХиГС Олег Филиппов. – Но обычно в нашей стране располагается только финальная часть производства, а научная часть – за границей. И российские бренды сохраняются только для ассортимента, чтобы предлагать подходящие товары всем группам покупателей. Это обрекает нашу промышленность на техно­логическую зависимость, ограничивает экспорт, направления которого контролируют транснациональные к­орпорации».

Оставить комментарий (1)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество