Примерное время чтения: 12 минут
3824

Уходя, остаются. Какие иностранные бренды остались в России

Сюжет Санкции в отношении России и ответные меры РФ
Магазины одежды в торговых центрах Москвы, возобновившие работу под другими названиями.
Магазины одежды в торговых центрах Москвы, возобновившие работу под другими названиями. АГН Москва

Многие зарубежные компании, работавшие в России, объявили об уходе с нашего рынка после начала спецоперации на Украине. Но далеко не все они действительно покинули нас. Значительная часть иностранцев продолжила деятельность в нашей стране, а некоторые из ушедших стали возвращаться на российский рынок. Другие же и вовсе никуда так и не ушли.

Массовый исход иностранных компаний из России в начале года пугал пустыми магазинными полками и апокалиптическими прогнозами на наше ближайшее будущее. Но конца света не случилось. Вдруг выяснилось, что и отечественный товаропроизводитель кое-что может, и не все иностранцы нас покинули. На начало года в России действовало более 25 тыс. компаний с иностранным участием, из них покинуло наш рынок, по разным оценкам, от 0,5 тыс. до 1,2 тыс. Большой разброс объясняется методикой подсчета — кто-то объявил о уходе, но пока просто приостановил деятельность с сохранением всех активов, кто-то ведет изнурительные переговоры о продаже бизнеса в России, кто-то прекратил любые инвестиции в развитие и маркетинговую активность, но поддерживает текущую деятельность.

Более того, подспудно, без лишней помпы намечается обратная тенденция по возвращению на российский рынок ушедших было брендов и производителей.

Торговые ретейлеры

Не прерывали работы продуктовые гипермаркеты французских групп Auchan и Leroy Merlin, немецкой Metro. После двухмесячного простоя и смены собственников возобновили работу гипермаркеты OBI. Польская компания LPP, владевшая у нас магазинами одежды, обуви и аксессуаров Reserved, Sinsay, Cropp, Mohito и House, закрыла все свои торговые точки, но весной продала свой российский бизнес китайцам, и вскоре магазины с тем же ассортиментом, но уже под новыми вывесками вновь распахнули двери для покупателей. В новых названиях сквозит специфика азиатских владельцев: бренд Reserved переименовали в RE, House превратился в XC, Cropp — в CR, Mohito — в M и Sinsay — в «Син».

Французская парфюмерная сеть L'Occitane также объявила о своем уходе и закрыла все свои магазины, но лишь для того, чтобы спустя три месяца возобновить работу под брендом Л'Окситан.

Еще больше иностранцев рассматривают возможность вернуться на наш рынок, но предпочитают не афишировать свои намерения. Вице-премьер Денис Мантуров сообщал журналистам: «Мы предпочитаем преждевременно не раскрывать не только детали, но даже сам факт тех или иных переговоров, чтобы лишний раз не спровоцировать внешнее давление на иностранный бизнес. Могу сказать одно — компании, приостановившие или прекратившие работу на российском рынке, как правило, заинтересованы в продолжении деятельности или в обеспечении условий для возвращения в будущем».

Участники рынка подтверждают слова чиновника: «Процесс возвращения иностранных брендов на российский рынок нельзя назвать массовым, но такие случаи действительно есть, — говорит председатель правления Российской ассоциации экспертов рынка ретейла (РАЭРР) Андрей Карпов. — Некоторые игроки уже вернулись, та же французская сеть L'Occitane сменила российского оператора и начала работать под брендом Л'Окситан. Некоторые всерьез рассматривают возможность возвращения. Например, сейчас шведский H&M планирует возобновить поставки в Россию через Казахстан, также испанская Inditex (магазины Zara, Pull&Bear, Massimo Dutti, Bershka, Stradivarius, Oysho) предметно изучает варианты возвращения. Некоторые американские производители, тот же Gap, продолжают свое присутствие на нашем рынке, просто переподчинив российские офисы напрямую головным компаниям в США (ранее они “замыкались” на европейские структуры этих производителей). Россия является крупным рынком, и никто не хочет терять своей доли присутствия на нем. Бизнес есть бизнес».

Сельское хозяйство

В этой отрасли превалируют российские игроки, иностранцы в основном выполняли торговые функции и, не обремененные производственными активами, быстро свернули свой бизнес (французский зерновой трейдер Louis Dreyfus, швейцарский Glencore и так далее). А вот компании, основательно обросшие имуществом, сельскохозяйственными землями, техникой, перерабатывающими заводами, продолжили деятельность. К таковым можно отнести французский Sucden, владеющий в России тремя сахарными заводами и большими земельными площадями, где выращивает пшеницу, пивоваренный солод, подсолнечник. Или американская NHC Capital — ей принадлежит группа компаний «АгроТерра», входящая в топ-20 крупнейших землевладельцев в России. Выращивает почти все культуры — пшеницу, подсолнечник, сахарную свеклу, рапс, сою.

Также без перебоев работает один из крупнейших в Европе производитель молока агрохолдинг «ЭкоНива», принадлежащий немцу Штефану Дюрру. Но он еще в 2014 году на основании персонального указа президента Путина получил российское гражданство и перешел из категории иностранного инвестора в отечественного товаропроизводителя.

Повседневные товары

Два американских гиганта Colgate-Palmolive (контролирует бренды Colgate — здоровье зубов и полости рта, Hill's — корм для животных, Palmolive — гигиена тела и Procter & Gamble Co — ей принадлежат бренды Pampers, Always, Tampax, Braun, Gillette, Pantene, Head & Shoulders, Old Spice, Tide, Ariel, Fairy и другие) синхронно заняли одинаковую позицию — они не прекратили своего присутствия в России, но существенно сократили его, уменьшили ассортимент и отказались от рекламы и любых инвестиций в развитие. Похожее решение приняли и в британском конгломерате Uniliver (бренды Lux, OMO, Sunsilk, Timotei, Denim, Delmy, Dove, Rexona, Axe, Domestos, а также продуктовые Knorr, Calve, Rama, Lipton, Brooke Bond и прочее, всего свыше 400 марок и брендов). Эта компания остановила поставки в Россию, прекратила инвестиции в развитие и рекламу, но заводы, находящиеся на территории нашей страны, продолжают выпускать продукцию.

«Также можно привести в пример немецкий концерн Henkel (производит моющие средства Persil, Losk, Пемолюкс, косметические средства Fa, Schwarzkopf, Syoss; строительную смесь Ceresit, клей “Момент” и так далее — прим. ред.), — говорит исполнительный директор ассоциации Русбренд Алексей Попович. — Немцы четко заявляли об уходе, но пока этого не случилось. Они ведут переговоры о продаже российских активов, но все это время принадлежащие им производственные мощности продолжают работать».

Одежда-обувь

Целый ряд мировых брендов, таких как Benetton, LC Waikiki, Ecco, Gap, вовсе не покидал наш рынок. Американский Reebok в марте объявил об уходе, а уже в мае турецкий холдинг FLO Retailing приобрел все активы Reebok в России, и вскоре товары для спорта американского бренда вернутся на прилавки российских магазинов. Широко известные Puma и Adidas также свернули бизнес в нашей стране и даже закрыли свои фирменные магазины. Однако теперь их продукцию можно приобрести в мультибрендовых торговых точках, поставки туда идут через дистрибьюторов. Более того, и Puma, и Adidas уже принимают заявки на коллекции следующего года от российских ретейлеров.

«Мало кто действительно ушел с нашего рынка, — поясняет Алексей Попович. — Многие иностранные компании заявляли о сворачивании бизнеса в России, но из производителей на сегодня действительно ушел только Nike. Остальные либо продолжают работать в прежнем режиме, либо проводят реструктуризацию бизнеса, либо выставили свои активы в России на продажу».

Бытовая техника и электроника

Эта категория товаров понесла наибольшие потери. С февраля на нашем рынке перестали работать около 30 мировых производителей крупной и мелкой бытовой техники и электроники. «Крупная бытовая техника (холодильники, стиральные машины), а также телевизоры на 85-90% производились на территории России, — ранее объяснял aif. ru директор по связям с общественностью Ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники РАТЭК Антон Гуськов. — С введением санкций остро встали две проблемы — поставка импортных комплектующих и логистика готовых устройств. У нас практически отсутствует производство компонентной базы, и разные производители решают эту проблему по-разному — кто-то налаживает поставки из Азии, кто-то ищет возможности внутри России, а кто-то ставит свою деятельность на паузу. Причем наибольшие проблемы именно с логистикой — международные грузооператоры попросту отказываются доставлять к нам грузы.

А вот мелкая бытовая техника и цифровая электроника (смартфоны, планшеты, фитнес-браслеты, миксеры и тому подобное) практически вся импортная. Сейчас ее завоз частично идет по линии параллельного импорта, но это вынужденная мера. Прямой импорт ритмичен и надежен, а параллельный — нестабилен. Где-то контракты срываются и образуется нехватка товара, где-то, наоборот, избыток. Такая форма работы неудобна, но в сложившихся условиях параллельный импорт помогает насытить внутренний рынок мелкой бытовой техники и электроники».

Но и тут есть позитивные сдвиги. Корейский Samsung еще в начале марта полностью прекратил свое присутствие в России. Но уже в июне возобновилась работа калужского завода, принадлежащего корейскому гиганту, а полноценное возвращение полного ассортимента продукции Samsung на прилавки российских магазинов ожидается до конца 2022 года.

Общепит, продукты питания

Перекусить, помимо вернувшегося в обличье «Вкусно и точка» MacDonald’s, можно в Burger King, Papa Johns, Domino's Pizza, KFC. В рабочем состоянии эти рестораны оказались в основном из-за юридических хитросплетений между правообладателями брендов и российскими франчайзи, но клиентам эти подробности не важны, в отличие от возможности заказать любимый бургер или пиццу.

Не покинул нас немецкий производитель шоколада Ritter Sport, французский молочный гигант Danone и швейцарский конгломерат Nestle (но два последних урезали ассортимент в России). А голландская Heineken (помимо одноименной марки, выпускает пиво Amstel, «Охота», «Три медведя», «Степан Разин»), предупредившая об уходе еще в марте, не только до сих пор сохраняет присутствие в России, но и расширила линейку своих продуктов за счет безалкогольных напитков.

«Даже российское подразделение Coca-Cola продолжает работать, — указывает Алексей Попович, — но под названием “Мултон Партнерс”. Они выпускают различные соки и прохладительные напитки, кроме фирменной газировки — компоненты для нее перестали завозить в Россию. PepsiCo прекратило производство основных своих брендов, но расширило производство напитков под марками Evervess, “Русский дар”.

Табачные гиганты British American Tobacco (выпускает сигареты Dunhill, Kent, Lucky Strike, Pall Mall и Rothmans) и Imperial Brands (бренды Davidoff, West) официально заявляли об уходе, но пока их заводы работают».

Несмотря на тесное переплетение бизнеса с политикой, многие иностранные компании по-прежнему сохраняют свое присутствие на российском рынке. У нас продолжают работать британо-шведский фармацевт AstraZeneka, японский многопрофильный концерн Mitsui, итальянский банк UniCredit и немецкий шинный производитель Continental.

Простили все, что должны

Действительно покинувшие нас иностранцы, как правило, уходили цивилизованно, с соблюдением международных и российских норм корпоративного и трудового законодательства. Обратные случаи единичны, в основном объясняются спешкой ухода, более напоминающего эвакуацию. Редкие оставшиеся долги по зарплате, арендной плате, налоговым платежам или перед поставщиками не так значительны и легко гасились бы при продолжении деятельности в обычных обстоятельствах.

Adidas обвинили в неуплате налогов на сумму 10 млрд руб., но обвинение выдвинул московский юрист Александр Хаминский, со стороны официальных органов пока никаких претензий нет. Нефтегазовый Shel остался должен 113 млн руб., но не государству, а в рамках корпоративного спора, и окончательное решение суда еще не вынесено. Такая же ситуация у Volkswagen, к нему в России остались претензии на 44 млн руб.

А вот британский производитель модной женской одежды Karen Millen проиграл судебную тяжбу, но покинул нас, не уплатив 240 млн руб. Впрочем, такие случаи редки, чаще всего зарубежные компании уходили с долгами перед владельцами торговых площадей.

«Иностранные торговые сети, как правило, заходили в наши торговые центры на льготных условиях, — объясняет председатель правления Российской ассоциации экспертов рынка ретейла (РАЭРР) Андрей Карпов, — в арендных договорах очень жестко прописывались обязательства и штрафы со стороны торговых центров, но зеркальных условий в сторону иностранцев не оговаривали, считали, что крупный иностранный игрок не может нарушить свои обязательства по определению. Любой ТЦ стремился заполучить известную иностранную торговую сеть, ведь они были трафикообразующим арендатором. Теперь, конечно, владельцы торговых сетей пересмотрят этот подход».

Исход иностранцев из «недружественных стран» еще не закончился. Освобождающиеся ниши заполняют китайские, корейские, индийские, турецкие и иранские производители. Но у многих западных компаний соображения бизнеса уже перевешивают политические мотивы, а значит, мы увидим еще много интересных событий во всех сегментах нашего рынка.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах