Примерное время чтения: 6 минут
673

Зачем Фонд президентских грантов ставит оценки завершенным проектам

Сюжет Международный экономический форум-2022
Генеральный директор Фонда президентских грантов Илья Чукалин.
Генеральный директор Фонда президентских грантов Илья Чукалин. / Александр Натрускин / РИА Новости

Генеральный директор Фонда президентских грантов Илья Чукалин рассказал «АиФ» в эксклюзивном интервью, зачем НКО, получившие гранты, проходят публичную оценку результатов и что ждет «двоечников».

Алина Клименко, «АиФ»: — Илья Владимирович, уже четвертый год Фонд президентских грантов проводит публичную оценку реализации проектов, получивших президентские гранты. Сколько проектов было оценено за это время, сколько из них реализовано успешно, а сколько откровенно не дотянули?

Илья Чукалин: — Объясню, откуда взялась цифра 4 года — ведь наш фонд существует 5. Каждый год мы подводим итоги реализации проектов, которые закончились в предыдущем году. Например, в 2017 году фонд поддержал пул проектов, они были осуществлены, какие-то из них продолжали реализовываться уже в 2018-м году, и когда все они завершились, мы подвели итоги. Всего на сегодняшний момент мы поддержали 24 тысячи проектов. Из них оценку полностью прошли 11 тысяч проектов — это те, что завершились до конца 2020 года. В прошлом году завершились ещё более 6 тысяч проектов. И вот прямо сейчас их отчеты выложены в открытый доступ и идет оценка их результатов.

Что касается уже реализованных проектов и их оценок, то практически 79,8% признаны качественными. Порядка 17,3% получили оценку «удовлетворительно» — условную «тройку». А 2,9% — это проекты, которые заслужили «неуд».

— Что необходимо такого сделать, чтобы стать «двоечником»?

— Либо вовсе не реализовать проект, либо сделать это очень некачественно.

— И что будет с «двоечниками»?

— Те проекты, которые получили двойку, сначала подвергнутся глубокому анализу причин. Наша задача — выяснить, почему они не справились. То есть даже если ты получил «неуд», это не значит, что у организации больше нет шансов ни на что. Все зависит от того, в чем именно заключалось нарушение, почему они заработали низкую оценку. Это могло быть недобросовестное использование средств, нарушение сроков сдачи отчетов, некачественные отчеты. Если что-то не сделано или сделано не так, мы выясняем, почему это произошло, что помешало. Если есть вина команды, а не обстоятельств, фиксируем это. Например, есть несколько команд, у которых не получилось в свое время из-за ковида, хотя мы пытались сделать все, чтобы спасти все проекты во времена пандемии. Даже продлевали сроки реализации более чем на год. Но у кого-то все равно не получилось. Мы понимаем, что, хотя они и получили низкий балл, команду мы не будем дискредитировать. И эта организация снова может участвовать в конкурсе. Исключение составляют случаи, когда нас просто обманули в чем-то, сдали поддельный документ, было доказано нецелевое использование средств и т. д. То есть люди злонамеренно воспользовались средствами фонда. Тогда мы имеем право требовать возврата денег.

— Зачем оценка выводится в публичное поле?

— Мы преследуем несколько целей. Главная — понять, насколько успешно или неудачно реализованы проекты, а также проследить закономерность: что было общего в проектах, которые не получились. То есть систематизировать типовые ошибки.

Также это очень важно, потому что Фонд президентских грантов оперирует средствами бюджета страны. И люди должны знать, на что пошли эти деньги.

Внешняя оценка необходима! Она позволяет разным людям — благополучателям, другим НКО, журналистам, органам власти, общественным палатам, экспертам — высказать свое мнение, а также узнать мнение других.

— Но разве здесь нет момента субъективизма?

— Он есть всегда. Например, люди создавали сквер. Красивый. Но кому-то он не понравился. А еще бывает, что региональные журналисты раскопали какую-то нехорошую историю, связанную с организацией. Или есть зависть, конкуренция, разные взгляды и вкусы.

Всего этого не нужно бояться. В конечном счете, все комментарии и реакции нами обрабатываются. Также у каждого проекта есть закрепленный куратор, который видит, есть ли противоречия. Если же доля хороших и плохих оценок примерно равна, проект выносится на уровень экспертного совета. Иногда мы даже выезжаем на место и изучаем ситуацию. В итоге ставится окончательная оценка.

— Расскажите, что происходит в Фонде сейчас и как он будет меняться в новой реальности?

— Фонд принимает все вызовы, которые задает нам время. Это было и в пандемию — мы позволяли вносить изменения в проекты, корректировать их с учетом сложности — гибко подходим мы и сейчас.

Для нас важно, чтобы количество успешно реализованных проектов и их доля в общем портфеле фонда увеличивались. Мы заинтересованы в том, чтобы проекты получались. Если мы видим, что что-то пошло не так, стараемся спасти проект. Главное, чтобы и со стороны команды НКО было желание выполнить обязательства, а мы видели, что это добросовестный порыв. Таких людей всегда приятно поддерживать. Сейчас мы готовим плановый конкурс следующего года на распределение грантов президента, который начнется 1 сентября и продлится до 17 октября. Плюс мы прорабатываем возможность проведения специального конкурса на поддержку проектов, которые отвечают вызовам текущего момента — то есть на увеличивающийся запрос некоммерческих организаций на помощь людям, которые приехали в Россию из Донбасса, а также тем, кто получил травмы в ходе СВО.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах