aif.ru counter
213472

Копить себе яму. Как в пенсионных резервах оказались миллиарды излишков

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 1-2. «Сила дров» 09/01/2020

Удивительная всё-таки у нас страна. Благосостояние населения не растёт. При этом за счёт сборов и налогов пухнут бюджет и Фонд национального благосостояния (ФНБ). И даже пенсионный резерв скоро будет переполнен. Причём за счёт потерь того самого населения.

Откуда деньги, Зин?

Речь идёт о РОПС – резерве по обязательному пенсионному страхованию. «Для гарантирования сохранности страховых и социальных пенсий в России используется ФНБ, пополняемый за счёт нефтегазовых сверхдоходов. РОПС – это тоже своего рода страховка, он гарантирует гражданам выплаты накопительной пенсии, – объясняет глава аналитического департамента НПФ «Сафмар» Евгений Биезбардис. – За счёт чего пополняется этот резерв? ­Во-первых, за счёт ежегодных отчислений самих фондов (их размер устанавливает ЦБ, и он должен быть не меньше 0,125% от расчётной базы). Во-вторых, за счёт теряемого гражданами инвестдохода в качестве штрафа за досрочное прекращение договора об обязательном пенсионном страховании. Есть и другие источники – но их роль мала. Например, в резерв попадают невостребованные правопреемниками сред­ства умерших граждан. У кого-то нет наследников, а у кого-то близкие просто не знают о том, что у человека были пенсионные накопления и они имеют право получить их как правопреемники. Кстати, даже если пропущен шестимесячный срок со дня смерти, накопления можно получить через суд».

Напомним: с 2015 г. только раз в 5 лет можно без потерь менять фонд – один НПФ на другой или перевести накопления из ПФР в НПФ. Если сделать это раньше, весь инвестдоход будет утерян. Как показали результаты проверки Счётной палаты РФ, только за 2015–2017 гг. наши граждане потеряли больше 100 млрд руб. Зачастую люди просто не знали о грядущих потерях и доверились агрессивной рекламе агентов НПФ, заявлявших, что именно в их фонде деньги хранить выгоднее. Были и случаи мошенничества, когда подписи людей подделывались и они лишь пост­фактум узнавали, что куда-то перевели свои накопления. Но деньги миллионов потерпевших никуда не испарились. Они благополучно попали в резерв тех фондов, откуда ушли (по сути, люди заплатили своеобразный «штраф за измену»). Мало того, эти деньги фонды продолжают инвестировать и накапливать ещё большие резервы.

Сколько залежалось в резервах?

Резерв 11 крупнейших частных фондов (на них приходится 96% обязательств по ОПС) на середину 2019 г. превысил 70 млрд руб. (цифра примерная, поскольку не все НПФ детально показывают свои вложения – по закону они будут обязаны это делать лишь с 1 июля 2020 г.). У ПФР всё прозрачнее. Как сообщил его глава Антон Дроздов, Пенсионный фонд РФ накопил в резервах под 150 млрд руб. (больше, чем у НПФ, потому что именно из ПФР люди больше всего переводили день­ги и теряли инвестдоход). То есть общий объём резервов достиг 220 м­лрд руб.

По закону размер РОПС должен быть не больше 10% от чистых накоплений. В ПФР сейчас находится 1,8 трлн руб. (точнее, во Внешэкономбанке, который управляет накоплениями «молчунов», оставивших их в ПФР), значит, предел резерва – 180 млр­д руб. То есть до порогового значения осталось совсем немного, тем более что, по прогнозам Счётной палаты, уже к 2022 г. резерв ПФР достигнет 200 млрд. И скоро встанет вопрос, куда тратить излишки.

Недавно вице-премьер правительства Татьяна Голикова озвучила одно из предложений – направить деньги из резерва на систему долговременного ухода за пожилыми людьми. «Это было бы гуманно, учитывая, что это деньги людей, которые потеряли их при смене страховщика или не дожили до пенсии, – считает профессор Финансового университета при Правительстве РФ Александр Сафонов. – Но для этого нужна законодательная инициатива, которая введёт новый вид социального страхования по долговременному уходу за пожилыми. Резерв ПФР мог бы стать для него первоначальным капиталом, но потом потребовалось бы вводить новый страховой социальный взнос. А эту идею уже успели раскритиковать, потому что она повысит нагрузку на работодателей».

Есть предложение установить меньшую – не 10% – предельную величину РОПС, а все поступающие в резерв средства направлять на счета клиентов. Впрочем, как считают эксперты «АиФ», вряд ли эти предложения понравятся ВЭБ, ведь сейчас он активно использует резервные 150 млрд. Если изъять эту сумму из Внешэкономбанка, у него появится серьёзная финансовая дыра.

«Я вообще не понимаю, зачем надо накапливать такой резерв, – считает к. э. н., п­рофессор НИУ ВШЭ Александр Абрамов. – Как-то несправедливо получается: у людей изымают деньги, почему-то штрафуют их за переходы из фондов, а кто-то получает от этого коммерческую выгоду. Зачем вообще государству создавать игрока на финансовом рынке, у которого тем больше денег, чем хуже населению? Всё это происходит от несовершен­ства нашего законодательства и структуры фондов. Ни в одной другой стране мира фонды не работают столь неэффективно. Почему люди теряют деньги? Да потому что форма НПФ в России уникальна – это всё юрлица. А юридическое лицо технологически не может быстро посчитать доходность. Поэтому, когда человек собирается уходить, он уходит с теми деньгами, с которыми пришёл, без дохода. В развитых странах с пенсионными накоплениями работают паевые фонды, которые могут ежедневно оценивать свои активы. И если клиент собирается перейти в другой фонд, он не теряет ни копейки. Так что, на мой взгляд, тут необходимы радикальные меры. Надо менять форму наших фондов с юрлиц на паевые фонды. И тогда проблема разрешится сама собой».

Кому нужен пенсионный план?

Нужны ли вообще запасы в накопительной системе? Как заявляют эксперты, пока в них потребности нет, по­скольку ещё не было серьёзных выплат по накоплениям. Но в будущем необходимость в резервах может появиться. Дело в том, что большая часть накоплений принадлежит гражданам 1967 г. р. и моложе. В течение 12 лет их взносы шли на накопительную пенсию (это делалось автоматически) – сначала 3% от заработка, потом 6%. С 2014 г. накопления заморожены, все 22% взносов теперь идут на страховую пенсию. Однако накопительный счёт хоть и не пополняется, но сохраняется и продолжает увеличиваться в зависимости от доходности фонда. И будет выплачен людям по старому пенсионному возрасту – женщинам в 55 лет, мужчинам – в 60.

В 2022 г. 55-летнего возраста достигнут женщины 1967 г. р. И с этого года начнутся массовые выплаты накоплений. Средний счёт сейчас составляет 70 тыс. руб. на человека, но есть люди, у которых скопилось больше 200 тыс. руб., и они уже могут претендовать на пожизненную ежемесячную выплату. Но справятся ли НПФ с нагрузкой и не рухнут ли во второй половине 2020-х, когда нач­нутся выплаты в массовом порядке? Кстати, пару лет назад НПФ сами сообщали о подобных рисках правительству и просили придумать новый способ пополнения фондов. И его придумали – гарантированный пенсионный план (ГПП). Накануне Нового года Минфин сообщил, что минимальный взнос из зарплаты на новую накопительную пенсию может составить 1% от МРОТ, то есть всего 120 руб. Если человек будет хотя бы полгода их платить, все его предыдущие замороженные накопления могут быть переведены в ГПП. И тут эксперты усматривают новую опасность. У людей интереса к «плану» пока нет, но он может появиться у некоторых НПФ и их агентов. А значит, нас может ожидать очередная схватка за клиента, где, как и раньше, этот клиент выступит проигравшей стороной.

Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы