aif.ru counter
26.07.2019 00:01
5106

Чья в стране земля? Почему наши поля и пастбища зарастают бурьяном

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. Куда с планеты пропали 200 млн гектаров российской земли? 24/07/2019
Алексей Куденко / РИА Новости

Если разработанный ими законопроект будет принят, оснований для привлечения владельцев к ответственности за ненад­лежащее использование сельхозугодий станет больше. Уменьшится ли после этого количество полей, которые сейчас зарастают уже даже не бурьяном – лесом?

«Белые пятна» Родины

Эта картина типична для любого российского региона: пашни, пастбища, луга поросли кустами и подлеском. Сперва нашей бес­хозяйственности удивлялись только европейцы. Теперь же за голову схватились и чиновники. Аудиторы Счётной палаты, проверив деятельность Рос­имущества за 2017–2018 гг., пришли к выводу: ведомство, которое отвечает за учёт и использование федеральных земель, не имеет достоверных сведений о том, какими земельными участ­ками располагает. В процессе проверки выяснилось, что «куда-то пропали» 200 млн га госземель. Вернее, земли-то есть, а вот кто ими владеет и как их использует – вопрос.

«Они её бросили!»

Иностранцев такое положение дел удивляет, чиновников пугает, а у тех, кто на этой земле может и хочет работать, порой опускаются руки. В начале июля в Тамбове прошёл I съезд ассоциации фермеров Тамбовской обл. «Заброшенные земли зарастают бурьяном, а подчас и лесом, больно смотреть! – фермер Елена Архангельская из Знаменского района даже не пыталась сдержать эмоции. – У земли есть собственники, но они, по сути, её бросили». Увы, президент ­АККОР, первый зампредседателя Комитета ГД по аграрным вопросам Владимир Плотников в ответ лишь развёл руками – это общая для страны ситуация. Самая печальная картина в Нечерноземье, где более 50% пашни не обрабатывается. «Собственники там есть, а крестьянину не подступиться, – сказал он. – Мы не раз выходили с предложением изымать землю, но нельзя нарушать права собственников. Поэтому наше новое предложение правительству – в 10 раз увеличить налог на необрабатываемую пашню, чтобы нерадивому хозяину было невыгодно держать её в собственности».

У главы крестьянского хозяйства Мурата Сиразина из Верхне­услонского района Татарстана 40 коз, 40 свиней. Угодий для выпаса скотины катастрофически не хватает. С­иразин уже 10 лет просит землю под расширение хозяйства, но безуспешно. «Живу на хуторе, вокруг пустует 65 га земли, но числится она за латифундистами, – говорит Мурат. – Да, там растёт бурьян, но земля в частной собственности. Владельцы – как собаки на сене: захотим – будем хлеб выращивать, захотим – бурьян. В администрации района разводят руками: налог на землю платится. Считаю, должен быть закон, как при Екатерине II: чтобы земля, полученная в личное пользование, использовалась только по назначению. Перестаёшь разводить скот – в течение года у тебя должны её изъять. Если нет наследников или они не хотят фермерами быть, земля тоже изымается. Продать ты её не можешь».

Рублём не напугать?

Нельзя сказать, чтобы власти совсем уж бездействовали. В Брянской обл. за границами населённых пунктов находится 1,7 млн га сельскохозяйственных земель. Сотни из них простаивают. Только за один месяц специалисты Управления Россельхознадзора по Брянской и Смоленской обл. обнаружили в Навлинском, Выгоничском и Брянском районах 136 заброшенных га. Нерадивым собст­венникам выписали штрафы на 85 тыс. руб. и потребовали привести участки в порядок.

Для юрлиц наказание серьёзнее. Одна фирма в Жуковском районе долгое время не обрабатывала 320 га земли. Та успела порасти деревьями. За бездейст­вие организацию наказали на полмиллиона рублей. При этом выплата штрафа не избавит её от обязанности расчистить заросли.

– Не все берут земли сельхозназначения, чтобы возделывать. Кто-то вкладывает в них деньги как в имущество. Однако участок способны принудительно изъять через суд, если установят, что в течение трёх и более лет подряд его не используют по назначению, – поясняет зам­начальника отдела земельного надзора управления Россельхознадзора Светлана Бирючкова.

Аналогичная участь ждёт и владельцев брошенных садов, огородов и дач. Информацию о забытых владениях в Рос­реестр сообщают председатели садовых товариществ, иногда пишут жалобы и соседи. Но на практике до крайних мер почти не доходит. Не всегда удаётся даже оштрафовать на минимальные 20 тыс. того же нерадивого дачника. Он вправе обжаловать решение, а пока суд рассматривает дело по существу, успевает, к примеру, скосить траву и привести участок в соответствие с видом разрешённого использования.

Хотя, как показывает практика, решить подобные проблемы всё же можно. Фермеры Алексей и Марина Чигаровы больше 3 лет ходили по кабинетам чиновников, пытаясь арендовать участок в с. Бишбатман Зелено­дольского района Татарстана. Их фермерское хозяйство, в котором тогда было 15 коров, пыталось уместиться на 50 сот­ках. В начале 2019 г. ситуация стала критической. Бурёнки ждали пополнения, а для будущих телят не было ни места, ни корма. Вопрос решился за неделю – после того как Алексей попросил слова на республиканском съезде фермеров. «Коровы должны телиться, а у нас нет земель, чтобы посеять кормовые культуры, – обратился Алексей к министру сельского хозяйства Татарстана. – Неужели мне пускать под нож племенной скот?!»

Через неделю фермера вызвали в сельхозуправление, Алексей заключил договор аренды с агрокомплексом и получил 65 га земли. Сейчас на участке, который 2 года никто не обрабатывал, поспевают зерновые, растут многолетние травы.

А глава КФХ из Красно­октябрьского района Нижегородской обл. Алексей Богданов уже 13 лет сам приводит в порядок заброшенную местным колхозом землю: выдёргивает кусты, копает каналы, чтобы осушить поля. Он говорит, что плодородные участки в более удобных местах быстро взяли в оборот более крупные и богатые предприниматели. Богданов же работает с тем, что досталось. По его расчётам, земля приходит в запустение очень быстро, а чтобы вновь ввести её в оборот, нужны огромные средства: на 1 га по­тратишь до 100 тыс. руб., чтобы подготовить одно поле для посева, нужен 1 млн руб.

– Недавно пытался продать лес, который у меня на части земли вырос уже достаточно большой, – рассказывает Алексей. – Никто не взял даже по минимальной цене! При этом я уже преступник, раз у меня лес этот в принципе вырос, могут штраф большой выписать.

В этом году в регионе выделили средства на так называемое корчевание полей. Богданову предложили в программе по­участвовать. Но для начала надо сделать проект работ, а он стоит 130 тыс. руб. Рассчитывать можно на ­450–500 тыс. руб., и не факт, что дадут. Поэтому многим проще смотреть на то, как продолжают зарастать бывшие поля, хоть сердце от этой картины и болит. Так, может быть, отдавая заброшенные земли в аренду таким вот энтузиастам, государству стоит частично компенсировать затраты на облагораживание участка без подобной бумажной волокиты? Или у них при взгляде на заброшенные пастбища сердце не болит?

Зачем депутату земли больше, чем Мальта?

Гендиректор авиакомпании «Ямал» и депутат Заксобрания округа Василий Крюк в 2018 г. задекларировал 194 земельных участ­ка общей площадью 359 кв. км (это сопоставимо с площадью Республики Мальта – 316 кв. км). 187 участков принад­лежат только ему. Остальные 7 – в долевой собственности.

Сам Василий Крюк не пояснил, зачем ему нужна земля в таком объёме. Коллеги по Зак­собранию от комментариев также отказываются. Однако, по данным «СПАРК-Интерфакса», Крюк владеет ещё и агробизнесом. Ему принад­лежит расположенный в Курганской обл. ООО «Рассвет», занимающееся производством и переработкой зерновых и зернобобовых культур, рапса. Тюменский политолог Александр Безделов предположил, что для депутата-бизнесмена покупка земель – способ приумножить капитал:

– Кто-то вкладывается в квартиры, в акции, а Василий Крюк занялся землёй. В 90-е и начале 2000-х годов вложения в землю считались достаточно перспективными. К тому же в Кургане земля недорогая, агропромышленность в какой-то период находилась в упадке, поэтому участки можно было купить довольно дёшево. Многие предприниматели из Тюмени тоже вкладываются в курган­ский агробизнес.

Где и как искать «потерянные» земли?

Среди тех почти двухсот миллионов гектаров, которых недосчиталась Счётная палата, по мнению исследователей, не ясно, какие есть земли , но подавляющая их часть – в государственной собственности. Этот хаос, царящий в земельном фонде, может быть  выгоден, ведь земля осталась нераспределенным ресурсом.

– Если исходить из данных о том, сколько в стране сельхозугодий и о том, сколько используется сельхозугодий по последней сельхозпереписи, то получается, что не используется более 90 млн. га, – говорит директор Центра агро­продовольст­венной политики ИПЭИ ­РАНХиГС Наталья Шагайда. – Это в основном государственная земля. Безусловно, навести порядок здесь нужно.

– Бесхозные земли появились не вчера и не позавчера, эту проб­лему выявили лет 10 назад, но ничего не меняется. Почему?

– Безусловно, это не только безалаберность, складывается впечатление, что в стране нет осознанной земельной политики.

– Как именно нужно наводить порядок, с чего начать?

– Прежде всего у нас с 2004 г. нет организации, которая отвечала бы за земельный фонд, причём отвечала полностью. А ответственное ведомство необходимо. Такой орган мог бы, например, урегулировать противоречия между ведомствами и предприятиями – всеми, кто так или иначе связан с эксплуатацией земельных ресурсов.

Необходимо провести инвентаризацию земель. Потому что, например, многие так называемые земли сельхоз­назначения этому назначению не отвечают: их использование может быть экономически невыгодно. У нас же вместо этого происходит хаотический поиск неиспользуемых участков. Как будто главное – найти, оштрафовать или отобрать. Между тем в обязанности государства входит не только это. Прежде всего – учёт, оценка, обеспечение доступа землепользователей к земельным ресурсам и защита прав собственников. И только потом наказание или конфискация.

– То есть закон об изъятии участков при нецелевом использовании уже работает?

– Ещё как работает! И изымают и штрафуют. Но нормы об изъятии (№ 101-ФЗ) написаны безобразно – так, что от него страдают только слабые сельхозпредприятия или индивидуальные собственники, у которых одно поле в собственности. Дело в том, что зачастую все земли бывшего колхоза или совхоза  в тысячи гектаров могут числиться в кадастре как один участок. При этом может не обрабатывается, скажем, лишь какая-то часть этого огромного участка – одно поле. Грамотный юрист отобьётся без особого труда. Признаки неиспользования прописаны плохо.

Нужен ли такой закон в таком виде? А где у нас слабые агропредприятия или небогатые собственники?  Где есть неиспользуемые земли? Там, где сложно вести сельское хозяйство, естественно. Сначала с человека берут штраф, потом изымают землю, выставляют землю на торги. Поскольку хозяйство вести сложно, то спроса на участок нет. Если два раза торги прошли безрезультатно, то землю обязан выкупить субъект Федерации. Думаю, эта норма об обязательном выкупе субъектом РФ  была принята изначально в интересах тех граждан или компаний, которые приобрели участки за бесценок без намерения заниматься сельским хозяйством (или поняли, что заниматься сельским хозяйством здесь нецелесообразно). Теперь они могут на этом хоть как-то заработать. По-моему, инициировать проверку целевого использования должно то лицо, которому интересна земля. И выставляться на торги она должна тогда, когда понятно, что земля будет выкуплена. Есть ещё одна важная проблема, которая прямо является следствием плохого учёта земельных ресурсов. У нас государственная земля по закону должна быть разграничена, разделена на федеральную, региональную и муниципальную. Она не разграничена.  Если эта земля не используется, то собственника – государство не штрафуют. Но когда участки попадают муниципалитетам, например,  в счёт невостребованных земельных долей, начинают штрафовать уже муниципалитеты.

Земле нужен хозяин.  Нужны ограничения для концентрации сельскохозяйственной земли. Тем более тогда, когда собственник не ведет сельхозбизнес. Нужно, наконец, не изобретать велосипед, а изучить мировой опыт контроля и использования земельных ресурсов. Ведь нигде больше в мире такой ажитации в отношении неиспользуемой земли не наблюдается. Правда, в отдельных странах Европы могут передать участок в аренду в интересах собственника, если собственник его по каким-то причинам забросил и  если она является источником каких-либо болезней растений, например. (Я знаю про случаи с виноградником.) В США, например, существует программа консервации земельного фонда – когда землю возделывать невыгодно, фермер её консервирует, но никто у него невозделываемый участок не отнимает.

 

«Отдам гектар в хорошие руки»

Могут ли программы по бесплатной раздаче от 1 до 100 га помочь решить проблему брошенных земель? 

Как сообщили в министерстве имущественных отношений Амурской обл., всего в регионе 1,5 млн га пахотных земель, из них используется 1,3 млн га. Оставшиеся 200 тыс. тоже надо бы ввести в оборот. Территории эти были брошены ещё в 1990-е, а на их освоение требуются большие вложения. Однако земля сегодня в цене, поэтому сельхозтоваропроизводители забирают даже такие участки. А вот «Дальневосточный гектар», стартовавший 1 июня 2016 г., для введения в оборот брошенных земель подходит мало. По последним данным, в Приамурье по программе «Дальневосточный гектар» выдано 6 тыс. га, на которых владельцы занимаются либо личным подсобным хозяйством, либо мелким фермерством. Так что 6 тыс. освоенных ДВ-гектаров и 200 тыс. га, которые нужно вводить в оборот, – цифры несравнимые.

Тем не менее желающие принять участие в программе находятся – и не только в России. Недавно свой гектар получила гражданка Бразилии 34-летняя Агриппина Ануфриев-Егорофф, которая ждёт получения российского паспорта. Агриппина из семьи старообрядцев-переселенцев, вместе с близкими она живёт в с. Новгородка Свободненского района. «Расширение действия программы повышает привлекательность Дальнего Востока для возвращающихся соотечественников, – говорит гендиректор АНО «АРЧК ДВ» Сергей Ховрат. – Теперь соотечественники могут не только получить здесь гражданство РФ в упрощённом порядке, но и бесплатно оформить землю по программе «Дальневосточный гектар». Причём получить в пользование участок они могут параллельно с оформ­лением гражданства».

С 1 апреля 2019 г. аналогичную программу запустила и Вологодская область. Она всегда была сельскохозяйственным регионом, поэтому здесь болезненно относятся к запустению деревень и заброшенным землям. Раздавали гектары, как и на Дальнем Востоке, бесплатно. Единст­венное условие: на этой земле должны заниматься именно сельским хозяйством.

А приезжих область готова ещё и поддержать рублём:

– Для семей, которые переедут к нам из других регионов России, предусмотрена выплата единовременного пособия из областного бюджета – получается порядка 110 тыс. руб., – говорит замгубернатора Вологодской обл. Эдуард Зайнак.

Сейчас вологодские гектары выдают несколько районов, в которых есть вся инфраструктура – инженерная, транспортная, социальная, фонд перераспределения земель сельхозназначения, из которого можно выбрать необходимые участки для предоставления в рамках этой программы. Больше 80 человек уже получили согласование органов местного самоуправления на размещение земельных участков. А 30 пакетов документов уже передали в Росреестр, чтобы поставить участки на учёт и выдать свидетельства о собственности.

Оставить комментарий (6)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество