Примерное время чтения: 6 минут
7733

Без права передачи. Почему заговорили про обмен замороженными активами?

Сюжет Санкции в отношении России и ответные меры РФ
/ Oleg Elkov / Shutterstock.com

Министр финансов сообщил, что его ведомство прорабатывает возможность обмена замороженных за рубежом российских активов на замороженные в России средства иностранных инвесторов. Aif.ru посчитал деньги и узнал мнение экспертов.

Скоко-скоко?

О том, что Минфин начинает готовить возможный обмен замороженными активами — на Западе российскими, в России западными — рассказал в интервью тележурналистке Наиле Аскер-заде сам министр финансов Антон Силуанов. Он, правда, тут же добавил, что для обмена придётся много чего сделать: выверить объем замороженных активов и подтвердить их, принять целый ряд законодательных решений, которые позволят замороженные средства иностранных инвесторов в России использовать на расчёты по российским активам, замороженным за рубежом.

Ещё бы! Ведь наши свободные экономические отношения с западными государствами в единой глобальной рыночной экономике имеют уже более чем тридцатилетнюю историю. Поэтому споры и «заморозки» похожи на раздел имущества супругами: перепутано всё и что чьё — на самом деле не всегда поймёшь с первого раза.

Российские деньги

Начнём с золотовалютных резервов (ЗВР). На Западе «застряло», по официальным данным Банка России, около 300 млрд долл. Эти деньги не лежат где-то в сейфах, а являются компьютерными строчками на балансах западных банков, причём не в рублях или долларах, а в государственных обязательствах США, ЕС и некоторых других стран.

Кстати, Россия в этом году поднялась на одну строчку рейтинга, обойдя Индию — активы Москвы, с учетом замороженных Западом, составили 540 млрд долл., в то время как в распоряжении Нью-Дели — 532 млрд долл.

Ещё есть иностранные активы российских инвесторов в западных банках. Их, по подсчётам Национальной ассоциации участников фондового рынка (НАУФОР), 30 млрд долл. При этом «частный российский инвестор» — это и банк средней руки, и тележурналистка-любовница олигарха, и сам этот олигарх, и юный айтишник, и завод, и сеть магазинов... словом, очень разные как физические, так и юридические лица.

А ещё есть 100 млрд долл. (данные ЦБ РФ) российских инвесторов, которые были вложены (внимание!) в иностранные ценные бумаги, находившиеся на счетах российских брокеров, и заблокированы в результате западных санкций российским Национальным расчетным депозитарием.

Западные деньги

Объем замороженных активов иностранных инвесторов в российских акциях и облигациях, по оценке НАУФОР, составляет примерно 312 млрд долл. Из них не менее 17 млрд, согласно их собственной отчётности, принадлежат таким гигантам, как JPMorgan Chase и Morgan Stanley — первая и вторая по объему капитала финансовые компании США, инвесткомпания BlackRock, финансовый холдинг Credit Suisse, инвестиционная банковская группа Goldman Sachs, Bank of America. Международные корпорации Deutsche Bank и Citi Group даже оставили многомиллионную наличку в российских банках.

Западных денег у нас меньше только на первый взгляд. Есть ещё инвестиции в российские компании, не номинированные в ценных бумагах (акциях или облигациях), но зафиксированные инвестиционными соглашениями и бухгалтерскими документами. Есть и материальные объекты, принадлежащие западным собственникам — те же боинги и эйрбасы, на которых продолжают летать российские авиакомпании. Всё это не оценено, но, по прикидкам экспертов, исчисляется сотнями миллиардов долларов.

О чем можно договориться

«Речь идёт не об обмене активами, а об обмене правами на эти активы, — объяснил кандидат экономических наук, финансовый аналитик Михаил Беляев. — Механизма вывода наших денег в условиях санкций всё равно нет, как и вывода западных средств из России. Дело в том, что западные страны начали пытаться отобрать у России право собственности на её международные резервы. Например, продавили резолюцию ООН о передаче заблокированных на Западе российских резервов в качестве репараций».

«Резолюция, к слову, не имеет ни юридической силы, ни возможности реализации, — отметил эксперт, — без нашего разрешения воспользоваться нашими средствами они тоже не могут. Но все равно документ неприятный и предполагающий возможность отчуждения российских золотовалютных резервов».

Но в результате до снятия большей части санкций настоящего размораживания государственных и центробанковских активов России (по нашему законодательству это не одно и то же) все равно не получится. Разве что по согласию Минфина финансовые власти западных стран смогут направлять российские средства на те или иные цели. «Это напоминает ситуацию, когда ребенок может покупать что-либо только с согласия родителей», — объясняет Беляев.

Что касается других (негосударственных) российских инвесторов, вложивших средства в иностранные акции и облигации, то им придется ещё труднее, потому что приходится договариваться не только с западными юрлицами, но и с российским государством. Оно же хочет сделать так, как выгодно ему. В том самом телеинтервью, о котором речь выше, министр финансов сообщил, что пока с банками (это большинство российских инвесторов, которые вкладывали деньги в Запад не для того, чтобы их терять) договориться не удалось: «Не все устроило среди наших предложений наших банкиров».

«Даже если акции принадлежат российским инвесторам, то иностранный брокер и его депозитарий ничего не могут сделать, ведь ЦБ ввел ограничения, которые фактически заблокировали эти активы, — констатирует инвестбанкир и профессор Высшей школы экономики Евгений Коган. — Век живи, век учись — полученный опыт показал, что в современных реалиях через иностранных брокеров лучше торговать бумагами иностранных эмитентов. А бумаги российских эмитентов, тем более за рубли, лучше покупать на родине, через российских брокеров. Следуй мы этим простым правилам, сейчас имели бы гораздо меньше проблем».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах