Примерное время чтения: 6 минут
2149

Бегство от доллара. Миф или реальность глобального рынка?

Сюжет Послание Владимира Путина Федеральному Собранию в 2023 г.

Россия уходит от доллара и строит независимую от Запада финансовую систему, заявил президент РФ Владимир Путин в ходе ежегодного обращения к Федеральному собранию. Но термин «дедолларизация» все чаще звучит не только в Москве, но и во многих мировых столицах, об этой тенденции говорят политики, экономисты и эксперты. Пристальное внимание легко объяснимо — ведь это не просто переход на взаиморасчеты в национальных валютах между отдельными странами, это чревато коренным преобразованием мировой финансовой системы с опорой на новых игроков. Но стало ли это общемировой тенденцией и насколько она масштабна?

«Да, процесс дедолларизации мировой экономики активно идет, и начался он далеко не в 2022 году, а существенно раньше, — считает старший преподаватель департамента мировой экономики факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Ксения Бондаренко. — Это проявляется, например, в доле доллара в международных резервах: в 2001 году это значение составляло 72,7%, в 2015 году уже 65,3%, а на конец 2022 года — лишь 59,8%. Некоторые страны — не только Россия и Беларусь, но также, например, Израиль — целенаправленно снижают долю доллара и евро в своих резервах и увеличивают доли в других валютах. Это — следствие роста геополитической напряженности в мире. Заморозка резервов Банка России в 2022 г. создала значимый прецедент утраты доверия стран мира (в особенности — развивающихся) к доллару США, который только усилит процессы дедолларизации».

Эксперт также указывает и на внутриамериканские проблемы, связанные с хроническим дефицитом бюджета, отрицательным текущим счетом платежного баланса и госдолгом как на дополнительные причины дедолларизации. «В этом году в очередной раз поднимается вопрос о повышении „потолка“ государственного долга США, — напоминает Бондаренко. — Его поднимают каждый раз, когда он достигает предела. Тогда зачем же он вообще нужен? И чем обеспечены доллары, если их можно просто напечатать?»

«Процесс дедолларизации в общемировом масштабе в первую очередь связан с тем, что размер госдолга США превысил все разумные пределы, — соглашается профессор финансового университета при правительстве РФ Виталий Шаров. — На погашение основного „тела“ долга уже никто всерьез и не рассчитывает, сейчас могут возникнуть уже проблемы с его обслуживанием, с выплатой процентов. Поэтому процесс замены доллара на национальные валюты разных стран набирает популярность, и он необратим. Ситуацию усугубляет геополитика, риск потери активов в американской валюте слишком велик, верить Вашингтону нельзя. Показателен пример Турции — несмотря на то, что эта страна входит в НАТО, мы с турками активно торгуем, и Анкара охотно идет на взаиморасчеты в национальных валютах».

Сила бакса

Но пока позиции доллара по-прежнему крепки. По данным МВФ, фактическая доля США в международной торговле в 2021 году составила 10%, а счета-фактуры по внешним сделкам выписывали именно в долларах в 40% от общего объема торговых операций. А по данным банка международных расчетов, на июнь 2022 года половина долговых ценных бумаг, выпущенных в мире (а срок погашения у них может доходить до 30 лет), номинированы именно в долларах США. Ну а в общем обороте глобального валютного рынка доля доллара по состоянию на апрель 2022 года составляет подавляющие 88%. 

«В настоящее время мы не можем говорить о полном пересмотре мировой финансовой системы, — констатирует Бондаренко. — Полноценный уход от доллара США пока невозможен, это единственная валюта, которая имеет относительно надежные институты страны-эмитента, открытые рынки капитала (в отличие от Китая), высокую ликвидность казначейских облигаций (в отличие от Европы) и полную конвертируемость».

Тем не менее процесс дедолларизации мировой экономики уже не остановить. «Еще одной причиной неожиданно явились пандемийные ограничения, нарушившие производственные и логистические цепочки, — отмечает замдиректора института коммуникационного менеджмента НИУ ВШЭ Александр Пушко. — Это привело сначала к усилению сегментации мирового рынка товаров и услуг, а вслед за этим и к усилению использования местных и локальных валют. Именно на этом этапе начался процесс деглобализации, провоцирующий бегство от доллара. Санкции против России, заморозка резервов ЦБ и частных капиталов усилили эту тенденцию».

Кроме того, по мнению эксперта, подорван ключевой фактор могущества американской валюты — доверие. «Архитекторы долларовой финансовой системы оснастили ее целым рядом чисто технических решений, — продолжает Пушко. — Которые помогали контролировать движение капитала в мировом масштабе. Например, система международных платежей SWIFT. Начиная с середины 2000-х годов, информацию о каждой транзакции эта система передавала в спецслужбы США. Делалось это в рамках борьбы с финансированием терроризма и отмыванием „грязных“ денег. Все понимают, что таких операций ничтожно мало, и благовидное прикрытие является поводом к передаче данных о финансовых потоках силовым и политическим властям США, и очень многим странам это активно не нравится. Поэтому постепенно распространяется осознание, что нельзя победить в неравноправной игре до тех пор, пока она идет „на поле“ доллара и по правилам доллара. Это хорошо понимают в Китае, Индии, Бразилии, ЮАР, Саудовской Аравии и так далее. Этим и обусловлено дальнейшее сжатие долларовой зоны. Например, между Россией и Китаем чуть меньше половины взаиморасчётов за 2022 год произведено в рублях и юанях». 

Когда ослабнет доллар 

«Уход от американской валюты в глобальном масштабе является очень небыстрым процессом, — поясняет Пушко. — Он инерционен, если наберет скорость, остановить его будет очень трудно, если не невозможно, но для „раскачки“ нужно много времени. В любом случае, это не вопрос ближайшего года».

Ксения Бондаренко допускает структурные изменения на глобальном финансовом рынке уже в течение ближайших 10 лет и главную роль отводит китайскому юаню. «Китайско-арабское „Всеобъемлющее соглашение“, подписанное в 2022 году, в случае дальнейшего расширения двусторонней торговли этих стран, может стать третьим и, своего рода, решающим звеном в падении доминирования „нефтедоллара“. Если три крупнейших страны-экспортера нефти — Россия (из-за ограничений использования доллара и санкций), Иран (из-за санкций США) и Саудовская Аравия (в рамках соглашения с КНР), будут продавать нефть за юани на китайской бирже в Шанхае, мы, вероятно, увидим обновленную „биполярную“ архитектуру мировой финансовой системы в ближайшие 10 лет», — считает эксперт.

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах