Примерное время чтения: 10 минут
13113

Академик Аганбегян: может ли сейчас повториться дефолт 1998-го?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. Гвоздь программы. Как работает импортозамещение и что Россия способна сделать сама 27/04/2022 Сюжет Санкции в отношении России и ответные меры РФ
Абел Аганбегян.
Абел Аганбегян. / A.Savin / Commons.wikimedia.org

«У России есть все необходимые финансовые ресурсы, никакой дефолт нам не грозит», — сказала Эльвира Набиуллина, выступая в Госдуме с годовым отчетом ЦБ.

«У нас действительно есть больше 100 млрд долл. и евро помимо тех, которые заморожены. Кроме того, мы продолжаем экспортировать нефть и газ, за которые получаем валюту. Денег в стране много, а госдолг небольшой — всего 453 млрд долл., которые надо заплатить в течение длительного периода», — говорит академик РАН Абел Аганбегян.

Татьяна Богданова, АиФ.ru: — Абел Гезевич, но почему говорят, что 4 мая случится дефолт? Откуда взялась эта дата?

Абел Аганбегян: — 4 апреля Россия впервые не выполнила условия по оплате госдолга в долларах, а решила расплатиться рублями. Минфин США счёл это нарушением договора и объявил технический дефолт. Если в течение месяца, то есть до 4 мая, долг не будет оплачен, наступит реальный дефолт.

Что такое дефолт? Это невыполнение финансовых обязательств человеком, предприятием или государством. В договорах об уплате долга указывается: если вы взяли деньги в долларах или евро, значит, в этой валюте должны вернуть. Но в связи с тем, что наши валютные резервы заблокированы, мы не можем ими расплачиваться. Причём в марте транш прошёл, а в апреле нам отказали. Конечно, мы будем подавать в Международный суд, и они подадут на нас в суд...

— Кто может выиграть?

— Вероятнее всего, суд вынесет решение не в нашу пользу. Он находится в юрисдикции «недружественных стран», а они действуют с позиции силы. Нельзя было взять и заблокировать наши резервы, а они это сделали. Представьте, вы дали мне свои деньги на хранение, а я решил забрать их себе. Потому что мне не понравилось ваше поведение. Как такое возможно?! Нет международных законов, которые разрешали бы блокировать резервы. За 200-летнюю историю были лишь единичные случаи — Аргентина, Иран, Венесуэла. И делали это только США, ни одна другая страна не применяла подобные санкции (резервы РФ заблокировали также Япония, Великобритания, Франция и др. — Ред.).

К чему приведёт дефолт?

— Допустим, нам объявят этот дефолт. Что дальше?

— Во-первых, взаймы нам больше никто не даст. Во-вторых, могут арестовать наше имущество за границей (речь о собственности государства и госкомпаний, а не граждан РФ или частных компаний). В-третьих, сейчас мы имеем полное право подать в суд за блокировку наших валютных резервов (они тоже нарушили договор), а в случае дефолта потеряем даже эту относительную правовую независимость. Всё это может далеко зайти. Например, вывезем танкер нефти, они её заберут и скажут: «Платить не будем, а зачтём в счёт долга, потому что “Роснефть” — компания, на 50% контролируемая РФ». Вот в чём опасность дефолта для государства.

— А в чём его опасность для простых людей?

— Дефолт — это плохо для государства и госкомпаний. На уровне жизни людей он скажется не сразу, многие его сначала просто не заметят. Но со временем ущерб для государства может обернуться ухудшением благосостояния населения. За последние 30 лет в мире было 60 суверенных дефолтов, среди которых несколько крупных — в Греции, Аргентине, Уругвае. В России был ужаснейший дефолт в 1998 г.

— Именно поэтому, когда сейчас россияне слышат слово «дефолт», в памяти всплывает 1998-й.

— Не надо даже сравнивать тот дефолт с нынешним. В 1998 г. он произошёл совсем по другой причине — из-за нехватки долларов. Чтобы поддержать курс валюты, наше казначейство тогда выпустило ГКО — государственные краткосрочные облигации. Их купили иностранные фирмы, а после финансового кризиса в Японии, Китае, на Тайване и в других странах решили продать. Но долларов для выплат у нас не хватило. 20 млрд валютных резервов быстро закончились. ГКО превратились в бумажки. Государство нарушило свои обязательства по договору с теми, кто покупал облигации. Вот почему тогда произошёл дефолт.

ЦБ лишился возможности поддерживать курс рубля и отправил его в свободное плавание. В результате доллар с 6 руб. 20 коп. к концу 1998 г. взлетел до 25 руб. В 4 раза выросли импортные цены. Вслед за ними наши цены поднялись на 84%, в 1999-м — ещё на 37%, в 2000‑м — ещё на 20%. Всего в 3 раза за 4 года. Сбережения обесценились в 3 раза, а реальные доходы населения рухнули на 27%.

— Сейчас подобное может повториться?

— Нет. В этом году инфляция будет высокой из-за санкций и составит 20,5% (по последним данным). Даже если она разгонится до 30%, это не 84%, как в 1998 г. У дефолтов не только причины разные. Мы теперь обеспеченная страна, у нас резервов в 20 раз больше, золота лежит 2300 тонн.

— Только 300 млрд долл. заблокированы... Кстати, один из самых частых вопросов наших читателей: «Кто в этом виноват?»

— ЦБ и Минфин.

Нельзя так бедно жить в такой богатой стране.

— Вы много раз на страницах «АиФ» говорили, что наши резервы избыточны, их надо вкладывать в развитие своей, а не западной экономики.

— И сейчас могу сказать то же самое. Мы накопили баснословные резервы — 643 млрд долл. Причём больше всего с 2017 г. по январь 2022 г. Истратили 16 трлн руб., бешено скупая евро, доллары и золото. А ведь ещё Наполеон говорил: «Богатство состоит не в обладании сокровищами, но в том употреблении, которое умеют они дать...» Если бы мы эти деньги использовали для развития, наша экономика и благосостояние людей были бы на 15% выше. Где инвестиции в основной капитал? Техническое перевооружение предприятий, новое оборудование, технологии, инфраструктуру (авто и ж/д дороги, порты). Где вложения в человеческий капитал, здравоохранение, жильё, экспортные отрасли (по-прежнему вывозим 90% сырья)? Вместо инвестиций занимались накопительством, имея самые низкие в мире (я не говорю про африканские страны) пенсии, минимальную зарплату, пособие по безработице. У 60 млн человек, которые живут в сельской местности и малых городах, среднедушевой доход — 20–25 тыс. руб. в месяц (в среднем по стране он 35 тыс., в городах — 45 тыс.). После вычета налогов и оплаты жилья на потребление остаётся 15 тыс. Нельзя так бедно жить в такой богатой стране.

— Ещё 20 апреля правительство должно было доложить президенту об индексации пенсий, пособий и МРОТ, но пока тишина... Что бы вы предложили?

— Я бы предложил немедленно поднять средние пенсии до 25 тыс. руб., минимальные зарплаты — до 25–30 тыс. руб. Причём не государство должно тратить деньги на повышение МРОТ (кроме бюджетников), а предприятия и организации, которые в 2021 г. заработали 29 трлн руб. На офшорных счетах наших бизнесменов лежат 400 млрд долл., их счета в банках России тоже набиты. При этом повышение МРОТ до 25 тыс. потребует 2–3 трлн руб., до 30 тыс. — 5–6 трлн. Это необходимо сделать, чтобы в стране не было бедных работающих.

Вторая мера — освободить от подоходного налога тех, кто получает меньше 30 тыс. Мы — одна из немногих стран, где, даже если вы получаете 10 тыс., всё равно платите 13%. А с тех, кто получает больше, надо брать мягкий прогрессивный налог. Я не предлагаю 50–60%, как в Швеции или Франции. Но если вы получаете больше 500 тыс. в месяц, почему не можете заплатить с суммы свыше этой налог 30%?

У нас 10% богатых имеют доходы больше 120 тыс. руб. в месяц, а 10% бедных — 8 тыс. руб. (до пандемии). Разница — в 15,4 раза. И именно на бедных сейчас больше всего отражается кризис. Инфляция 20,5% (по продуктам — выше) означает, что сбережения людей обесцениваются, а на доходы можно купить всё меньшее количество товаров и услуг.

— Как пережить этот кризис?

— Самое главное — не суетиться, не скупать непонятные акции, не устраивать махинаций с квартирами, не влезать в долги. Положите деньги в госбанк под максимально высокие сегодня проценты. И много работайте.

Любой кризис проходит, и этот пройдёт. Будет перемирие, часть санкций снимут. Когда возникают такие серьёзные трудности, как сейчас, у страны и людей откуда-то появляется энергия. И они начинают делать вещи, которые не делали в относительно благополучные времена. Вот мы совсем не занимались техническим прогрессом, а сейчас будем вынуждены это делать. Деваться некуда. И уже пошли подвижки, это видно по действиям нашего правительства. Такие переломные периоды всегда ускоряют развитие и создают заделы на будущее. Сейчас не время унывать и опускать руки. Наоборот, время, чтобы мобилизоваться и рвануть вперёд.

Оцените материал
Оставить комментарий (3)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах