1380

НДС раздора. Налог, с которым связано больше всего махинаций, повысят?

Владимир Кашин, государственный советник налоговой службы II ранга, профессор Российского экономического университета им. Плеханова:

— НДС — замечательный налог. Вместо множества разных налогов, налоговых режимов, ставок, льгот он позволяет установить один налоговый режим и одну налоговую ставку. НДС мог бы заменить, например, налог на прибыль и на доходы работников, а также таможенные пошлины. Но проблема в том, что у нас применяется и налог на прибыль (получается двойное налогообложение, в принципе запрещённое нашим Налоговым кодексом), а для заработков работников — ещё и НДФЛ и социальные взносы (тройное налогообложение). И таможенные пошлины никто не отменял. К тому же в нашем НДС не одна, а как минимум четыре ставки: 18 %, 10 %, 0 %, и ещё есть «необложение налогом». И режим тоже не один, а четыре: товары и услуги, облагаемые налогом, товары и услуги, не облагаемые налогом, экспорт и импорт в дальнее зарубежье и экспорт и импорт в страны Таможенного союза.

С НДС у нас есть две группы проблем. Первая связана с неправильным применением этого налога. А вторая – с тем, что он абсолютно не годится для условий нашей страны с «дырявыми» границами, с постоянной инфляцией, с запредельно высокими ставками кредитования для предприятий, и т.д.

У экономистов есть и более принципиальные претензии к НДС. Скажем, производитель тракторов имеет сумму (оборотные средства), достаточную для закупки стали на 100 тракторов. А ему говорят: за сталь надо заплатить на 18 % больше — плюс НДС. Что он сделает? Он купит стали на 18 % меньше и, соответственно, произведёт меньше тракторов, фермер вспашет меньше земли, вырастит меньше зерна, и на нашем общем столе будет меньше хлеба. Кто-то скажет: производителю тракторов надо просто подождать — когда он продаст свои трактора, он получит и полное возмещение уплаченной суммы налога. Но какой у него цикл производства — месяц, два, три? А если предприятие производит тяжёлые машины, прессы, суда, где цикл производства может быть и год, и два? У него нет иного выхода, как только сокращать производство. А ведь для некоторых производств есть технологические ограничения, которые определяют минимальный объём выпуска продукции. К примеру, автосборочный завод прибылен при выпуске 100 тысяч автомобилей в год. 92 тысячи — и он уже убыточен. Его надо просто закрывать.

Вторая проблема заключается в том, что с помощью НДС государство максимально поощряет экспорт — продавай всё, что можешь, за рубеж и получай с каждой поставки премию наличными в сумме действующей ставки налога. Но у нас практически весь экспорт — сырьевой, а это, в понимании серьёзных экономистов, не производство, а перемещение наших природных запасов в руки иностранных предпринимателей. У американцев есть такой термин — «истощение природных богатств», вот как раз этим мы и занимаемся. Надо ли такую деятельность стимулировать — большой вопрос. Китайцы считают, что не надо, — и они возмещают НДС только при экспорте продукции с высокой добавленной стоимостью.

И третье — проблемы с мошенничеством при НДС. Есть разные оценки собираемости НДС — от 85 % до 25 %. Бесспорно — и это признают даже официальные органы — велики размеры мошенничества при экспорте: государство при этом переплачивает до 40 % из общей суммы возвратов по НДС. Обходят НДС и при импорте: опять же, только по официальным данным, по некоторым товарным позициям контрабанда составляет до 40–60 % от общего объёма ввоза. Есть ещё масса схем и всяких «химий» в строительстве, в торговле, на транспорте, с применением фирм-однодневок и т.д., что даёт основание экспертам признавать НДС наиболее проблемным и чрезвычайно коррупционным налогом.

Итак, с НДС у нас есть две группы проблем. Первая связана с неправильным применением этого налога. А вторая — с тем, что он абсолютно не годится для условий нашей страны с «дырявыми» границами, с постоянной инфляцией, с запредельно высокими ставками кредитования для предприятий и т. д. Этот налог категорически не адекватен нынешней ситуации — нам совсем не нужно стимулировать вывоз сырья, равно как и продолжать кормить взяточников и коррупционеров.

Михаил Абрамов, профессор Московского налогового института:

— Повышать НДС нельзя. Наоборот, надо снизить ставку НДС с 18 % до 10 %, отменить льготы и изменить методику расчёта этого налога. В результате в России станет лучше предпринимательский климат, а бюджет получит дополнительно 2–3 трлн рублей.

НДС — наиболее криминальный налог. Он позволяет незаконно возмещать из бюджета значительные средства. Вычеты НДС за экспорт, например, в 2012 году составили 1 трлн 335 млрд руб. При этом с 2000 по 2012 год сумма возмещения НДС экспортёрам увеличилась в 16 раз, хотя экспорт продукции вырос только в 5,2 раза. Если бы возмещение росло наравне с экспортом, то вычеты составили бы 434 млрд руб. То есть можно предположить, что только при экспорте был украден 901 млрд руб.

Расчеты показывают, что общая сумма незаконного возмещения НДС в 2012 г. составила не менее 1,5-2,0 трлн. руб. Достаточно хотя бы наполовину сократить эти махинации, и бюджетные расходы на культуру, науку и образование можно будет почти удвоить.

Огромные суммы незаконно возмещаются и за продукцию, произведённую и реализуемую в России. Расчёты показывают, что общая сумма незаконного возмещения НДС в 2012 г. составила не менее 1,5–2,0 трлн руб. Достаточно хотя бы наполовину сократить эти махинации, и бюджетные расходы на культуру, науку и образование можно будет почти удвоить. Как же сделать НДС «честным»? Надо лишь чуть-чуть изменить методику его расчёта.

Непосвящённому человеку может показаться, что посчитать добавленную стоимость и налог с неё — задача для младшего школьника: купил за 100 руб., что-то доделал, «наварил» и продал за 150 руб., из них 50 руб. — добавленная стоимость. 18 % от 50 руб. и есть НДС. Но профессионалы знают, что это далеко не так. Купил за 100 руб. — оформи счёт-фактуру, рассчитай НДС. Что-то создал, продал за 150 руб. — сделай то же самое. А разница между полученными величинами НДС и есть тот налог, который надо уплатить. Такая процедура расчёта превратила налог во всеобщую головную боль. Более половины своего времени бухгалтеры тратят на выколачивание счетов-фактур от поставщиков, проверку правильности их заполнения, подготовку документов для встречных проверок и т. д. Неудивительно, что, по данным «Деловой России», в России работают около 5 млн бухгалтеров — это одна из самых популярных профессий. Налоговые органы тоже большую часть своего времени тратят на проверку уплаты НДС. Сегодня сложность сбора НДС настолько велика, что ФНС фактически смирилась с уклонениями и следит лишь за тем, чтобы было собрано не меньше, чем в прошлый раз.

Что же делать с этим сложным налогом? Во-первых, снизить ставку НДС до 10 % и сделать её единой для всех. Во-вторых, привести содержание налога в соответствие с его названием. Он ведь называется налогом на добавленную стоимость, так пусть его базой и станет добавленная стоимость (сумма зарплаты, прибыли, амортизации и уплаченных налогов). В-третьих, 50 % НДС следует оставлять регионам. И наконец, нужно отменить возмещение НДС экспортёрам сырья. Всё это существенно облегчит жизнь добросовестным предпринимателям, повысит поступления в бюджет, упростит проверку правильности начисления и уплаты налога.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы