Примерное время чтения: 8 минут
264

Путин только припугнул? Начнутся ли «посадки» «оборзевших» энергетиков

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 52. Поздравляем с новым, 2012 годом и рождеством христовым! 28/12/2011

«Оборзели совсем» — так премьер-министр на прошлой неделе комментировал работу некоторых менеджеров энергетических компаний.

День энергетика — 22 декабря — некоторые из них праздновали явно без настроения. Особенно те, кого премьер помянул поимённо: дюжина региональных «энергобоссов», уличённых в «кривых» схемах сбора денег с потребителей электроэнергии, увода их за границу через офшорные фирмы-«прокладки», в раздаче подрядов и кредитов фирмам, зарегистрированным на ближайших родственников.

— У нас должна быть абсолютная ясность со структурой собственности, с реальными акционерами и бенефициарами, — подвёл итог премьер, добавив, что такая ясность нужна вообще со всеми инфраструктурными объектами страны.

Поэтому В. Путин поручил Росфинмониторингу, Министерству энергетики, Минэкономразвития, отраслевым ведомствам, а также самим компаниям с госучастием — «Газпрому», «Транснефти», ОАО «РЖД», Внешэкономбанку, ВТБ и др. — провести проверки и в течение 2 месяцев доложить о принятых мерах. Спустя несколько дней министр энергетики Сергей Шматко сообщил, что написано уже несколько заявлений об отставках. Но почему даже уличённые в махинациях люди сразу не пересели из-за стола заседания на скамью подсудимых?

— Предполагать — одно, а доказать личную связь менеджера (аффилированность) с фирмой, которой он отдаёт подряд на строительство или поставку товаров, сложно. Тем более если фирма исправно выполняет контракт, — говорит наш источник в энергетической отрасли.

— Что касается офшорных компаний, сама по себе работа с ними — это не преступление, доказать преступный умысел здесь бывает непросто, — уточняет Игорь Лебедев, доцент кафедры анализа рисков и экономической безопасности Финансового университета при Правительстве РФ. — Поэтому люди на совещании могли даже кивать в ответ на слова премьер-министра, а про себя думать: ведь всё равно ничего не докажете.

Все в тени?

— О возбуждении уголовных дел речь пока не идёт, — подтвердил «АиФ» и Дмитрий Песков, пресс-секретарь премьер-министра. — Вопрос в другой плоскости: там, где есть государственный капитал, можно избегать офшорных схем. Что касается связи госкомпаний с фирмами, которые открываются на родственников менеджеров, — это уже может иметь признаки преступления.

— Если стратегические отрасли национальной экономики оказались в офшорной тени, то что же всё это время делали Федеральная служба по финансовому мониторингу, Счётная палата и прочие ведомства? — возмущается в свою очередь Елена Панфилова, директор Центра антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернэшнл — Россия». По её словам, масштабная проверка госкомпаний была бы уместна ещё 5-6 лет назад.

— Вывод прибыли на компании-«прокладки» уже много лет назад стал серьёзной проблемой российского бизнеса, — подтверждает Иван Рютов из «Эрнст энд Янг». — Это крайне негативно сказывается на компаниях, прежде всего крупных и публичных, как с точки зрения их финансовых результатов, так и с точки зрения прозрачности и инвестиционной привлекательности. Сделки с фирмами, имеющими непонятных владельцев, являются предметом пристального внимания по всему миру: кроме угрозы мошенничества они несут риски коррупции и отмывания денежных средств.

Другими словами, Россия, как главный акционер многих таких компаний, теряет и деньги, и репутацию.

Цена коррупции

Одним из поводов для проверок энергетиков стала недавняя катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС. Были сведения, что часть работ по ремонту оборудования там проводила связанная с руководством станции фирма. Интерес был в том, чтобы грести деньги, экономя на качестве. То есть наравне с некоторыми другими причинами жадность довела до чудовищной трагедии, ещё раз подтвердив: коррупция — это не просто украденные деньги, коррупция убивает в буквальном смысле.

Тем временем, по словам бывшего замминистра энергетики Владимира Милова, офшорные «прокладки» и просто фирмы-однодневки давно, широко и по накатанной колее используют, например, государственные нефтегазовые компании, за офшорными схемами часто стоит именно хищение средств. Над организаторами и соучаст­никами такого «бизнеса», говорит Игорь Лебедев, в принципе нависает огромное количество статей УК — о мошенничестве, злоупотреблении полномочиями, должностных и налоговых преступлениях, коммерческом подкупе и коррупции.

Так, например, в прошлом году много шума наделал «сор», вынесенный из «избы» российской нефтепроводной монополии «Транснефть». Речь шла об итогах внутреннего аудита компании касательно строительства нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий океан» (ВСТО). Из бумаг следовало, что на трубопроводной стройке века даже самые крупные подряды доставались компаниям-посредникам — тем самым «прокладкам» с копеечным уставным капиталом без штата сотрудников и техники. Не так давно стала известна пикантная деталь из жизни одного из крупнейших госбанков. Для сдачи в аренду этот банк купил 30 буровых установок, но не по 10 млн долларов напрямую у производителя, а по 15 через непонятно на кого оформленную офшорную «прокладку». Где же уголовные дела?

У самих менеджеров всех этих компаний есть право утверждать, что «ущерба компании нет». А раз нет потерпевшего — нет и уголовного дела. Но тогда вопрос уже не к менеджерам, а к представителям власти, которые сидят в советах директоров компаний с госучастием: они «не ловят мышей» или сами в доле?

Оценивая ситуацию, некоторые эксперты скептично замечают: раз проверки поручены самим компаниям, жертвами могут стать некоторые «жулики среднего звена», большинство из попавшихся, скорее всего, просто будет уволено, а точечные репрессии в электроэнергетике могут привести лишь к переделу собственности между чиновно-олигархическими кланами.

С другой стороны, проверка, инициированная Владимиром Путиным, ещё не окончена. Хочется, чтобы её результаты стали по-настоящему страшным сигналом паразитам, присосавшимся к государственным деньгам.

Что такое офшоры?

Офшоры — государ­ства с щадящим налоговым режимом. Их благами пользуются компании во всём мире, но российские — особенно масштабно. В чём выгода?

1. Налоги. В России базовая ставка налога на прибыль — 20%, налог на дивиденды — 9%. В офшоре налоги низкие (например, на Кипре налог на прибыль — 10%, на дивиденды — 5%) или совсем отсутствуют (Багамские острова).

Если российская фирма продаст свою продукцию офшору-посреднику (который принадлежит тому же хозяину) по заниженной цене, то прибыль её будет ниже и налог в России — меньше. Хороший доход владелец фирмы получит в офшоре, перепродав тот же товар по его справедливой цене, и отсчитает в заграничную казну налог по низкой ставке.

Такие схемы применяют для уклонения от налога на доходы физлиц, дивиденды, от соцплатежей, уплаты акцизов и т. д.

2. Конспирация. В России о владельцах крупнейших предприятий можно узнать в годовых отчётах компаний. В офшоре собственники не раскрываются. Поэтому богатые граждане, не желающие распространять информацию о своём участии в том или ином бизнесе (например, чиновники), регистрируют компанию именно в офшоре. Затем эта фирма покупает акции российского предприятия. Такая схема применяется и для защиты от рейдерских атак.

Оцените материал
Оставить комментарий (67)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах