479

Страховая битва. Как сложилась судьба компаний «НАСКО» и «РЕСПЕКТ»

Еще недавно некоторые СМИ рассказывали о том, что бенефициары страховых компаний «НАСКО» и «РЕСПЕКТ» бежали с деньгами за границу. Но они, оказывается, не только не покидали страну, но и добились в суде возврата лицензии «РЕСПЕКТа». О том, что произошло со страховыми компаниями и как дальше могут развиваться события, рассказывает один из основных бенефициаров компаний Роман Цуркан.

— Роман Васильевич, решение Арбитражного суда Москвы, признавшего недействительными майские приказы Банка России об отзыве лицензий у страховой компании «РЕСПЕКТ» и введении временной администрации, пожалуй, настолько же уникальное, насколько неожиданными оказались сами приказы. Как дальше будет развиваться ситуация?

— Очевидно, что по «РЕСПЕКТу» процесс еще не закончен, а борьба за «НАСКО» будет уже бесполезна в силу специфики работы компании в сфере ОСАГО. Когда лицензии отзывались, никаких претензий Центробанка к финансовой устойчивости компаний не предъявлялось. Ни одна из ранее проводившихся регулятором в «РЕСПЕКТе» и «НАСКО» проверок не предъявляла замечаний по состоянию резервов компаний, по их финансовой политике. 

— На рынке бизнес-модель связанных компаний сравнивают с финансовой пирамидой: сначала компания наращивает премии, но не делает выплат, затем у нее отзывают лицензию, а после выясняется, что в компании денег либо почти нет, либо премии переданы в другую компанию. Это верное описание? 

— Описание в корне неверное. Такие утверждения могут делать только люди, незнакомые со спецификой страхового рынка. Да, мы приобретали компании с целью укрупнения бизнеса, в результате чего объединялись страховые портфели, совершенствовалась компетенция, сокращалось число сотрудников при одновременном росте их профессиональной квалификации. Это нормальная практика для любого крупного игрока рынка, претендующего и заинтересованного в развитии на рынке. 

— «РЕСПЕКТ» был экспертным лидером по страхованию гражданской ответственности застройщиков (ГОЗ), при этом компания принимала активное участие в продвижении идеи передачи обязательств по договорам страхования ГОЗ в созданный ранее Фонд защиты прав дольщиков. Как же получилось, что теперь временная администрация не смогла передать портфель компании Фонду?

— В качестве претензии к «РЕСПЕКТу» выдвигалось якобы наличие большого количества жалоб на отказ от страховых выплат. Надо сказать, что подобные жалобы на страховщиков бывают всегда, но проверки компании, которые регулятор проводил ранее, не выявили обоснованности этих жалоб, т. е. когда в выплате было отказано в нарушение закона. На протяжении 2018-2019 годов Банк России полностью контролировал действия страховой компании и располагал всей исчерпывающей информацией о ее активах и обязательствах. Регулятор проводил в «РЕСПЕКТе» непрерывные контрольно-надзорные мероприятия, имел полную информацию обо всех действующих, оспоренных и оспариваемых договорах страхования ГОЗ, обо всех выплатах и мотивированных отказах в выплатах. И ранее не предъявлялось никаких существенных замечаний. На момент введения временной администрации только в резервах компании находилось свыше 7,6 млрд рублей.

— Какие нюансы помогли «РЕСПЕКТу» занять лидерские позиции и, вероятно, стали источником критики в ваш адрес?

— Конечно, на рынке страхования ГОЗ были свои нюансы, и утверждать, что сборы у компании были миллиардные, а выплаты небольшие, нельзя. Во-первых, качественная экспертиза позволяла не допускать таких выплат; во-вторых, на рынке действовали довольно значительные комиссии. Так, Банк России разрешал отдельным участникам рынка выплачивать комиссии в размере 70-80% от суммы премий. «РЕСПЕКТ» никогда не выплачивал более 40-45%, но тоже вынужденно участвовал в этой гонке комиссий. Что касается дольщиков, то за четыре года своей работы на рынке страхования гражданской ответственности застройщиков страховая компания «РЕСПЕКТ» всего за 1 процент страховой премии не допустила к деньгам дольщиков более 12% застройщиков (более 1000 строительных проектов), являющихся недобросовестными. Это позволило предотвратить появление 200 тысяч обманутых дольщиков и спасти порядка полутриллиона рублей граждан и государства.

Были обвинения якобы в том, что часть операций «РЕСПЕКТа» не имела явного экономического смысла и требовалась для обналичивания. Также называлась сумма в размере 2,6 млрд рублей. Позволю себе заметить, что если указанную сумму просто «разбить» по годам, то получится не более 300 млн рублей в год. А это довольно скромные суммы по меркам корпоративного страхования, и использовались они единственно для целей перестраховочной защиты. 

Напомню также, что в соответствии с нормативом Банка России для обеспечения финансовой устойчивости страховщик гражданской ответственности застройщика обязан был либо передать значительную часть риска в перестрахование, либо сформировать собственные средства в размере, составляющем 70% от лимита ответственности по каждому крупному застройщику. Так, по застройщику с лимитом ответственности в 10 млрд рублей (15-20 жилых домов) мы должны были сформировать собственные средства в размере не менее 7 млрд рублей. Таким образом, объем собственных средств страховщика на ориентировочный портфель в триллион рублей должен был составить порядка 100-120 млрд рублей, что нереально.

Надо учесть и то, что Александр Кондратенков, член президиума правления «ОПОРЫ России», действительно много сделал для развития наших компаний, но он не является и не был их бенефициаром. Александр — профессиональный специалист по страхованию с многолетним опытом и стратегический консультант. Благодаря его усилиям и знаниям мы смогли создать эффективные страховые компании, добившиеся заслуженного лидерства на страховом рынке. К совместной работе мы его привлекли еще до того момента, когда приобретался портфель страховой компании «УралСиб». Александр сопровождал портфель вплоть до его передачи в «НАСКО», а компанию «РЕСПЕКТ» вел с самого начала как стратег и идеолог.

Как председатель профильной комиссии «ОПОРЫ России» он многое сделал для совершенствования законодательства в сфере долевого строительства и помощи дольщикам. До сих пор комиссия является активным проводником идеи, что в случае банкротства застройщика дольщику должно быть гарантировано законом право получить оплаченное жилье или равнозначную компенсацию.

— История с «НАСКО» еще более закручена. Здесь АСВ открыто обвиняет менеджеров и бенефициаров компании в выводе средств. 

— Да, действительно, сейчас именно из-за мошенников российское страхование не работает так, как оно должно работать. Из-за этого страховщики ежегодно теряют десятки миллиардов рублей. И больше всего, кстати, желающих обогатиться именно на ОСАГО, где давно откатаны различные схемы с привлечением автоюристов, сотрудников ГИБДД и даже судов.

В судах мы столкнулись с тем, что судьи не особенно разбираются в материалах экспертизы, но с легкостью выносят решение в пользу «пострадавших» не только по выплате страховки, но и пени и штрафов, которые могут составлять до 150% от суммы назначенной компенсации.

— Вы намерены добиваться возврата лицензии «РЕСПЕКТа» и «НАСКО»?

— Давайте сразу оговоримся, что компании успешно работали, были выстроены эффективные бизнес-процессы. Если регулятору не нравилась выплатная политика, он имел возможность не отзывать лицензии, а просто ввести временную администрацию, наладить конкретно выплатные процедуры и оставить компании на плаву. 

Теперь о наших планах. По «РЕСПЕКТу» мы уже доказали свою правоту в суде первой инстанции. Мы будем бороться до конца, потому что считаем, что компания еще в состоянии исполнить все обязательства. Напомню, что на момент отзыва лицензии компанией были урегулированы абсолютно все требования участников долевого строительства. Резервов в компании достаточно, чтобы исполнить обязательства по всем вновь поступившим требованиям и передать портфель в Фонд защиты прав граждан-участников долевого строительства. Важно отметить, что сумма к передаче в Фонд значительно меньше, чем публично заявляют представители Банка России, и однозначно не превышает цифру другой аналогичной по размеру компании на рынке — «Проминстрах». 

Мы будем бороться за возврат лицензии, чтобы исполнить обязательства перед дольщиками и Фондом и доказать всем, что компания не банкрот, а собственники способны держать слово и исполнять взятые на себя обязательства.

По «НАСКО» ситуация другая. За компанию мы бороться не будем. Даже если допустить, что регулятор не хотел продолжения работы компании на рынке, можно было обеспечить сохранение тех процессов, которые позволили бы исполнить имевшиеся обязательства и не допустить их увеличения. Но этого сделано не было. Так, одним днем была ликвидирована служба экономической безопасности (а это свыше 100 человек), которая предотвращала действия мошенников в отношении компании, были уволены ценнейшие специалисты в области страхования, уничтожена судебная практика. Это основы работы любой ОСАГОвской компании. Не имея отстроенных данных бизнес-процессов, компания обречена на многократный рост расходов по выплатам, а значит, она с большой долей вероятности станет банкротом.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество