aif.ru counter
615

Ресурсы Арктики. «Роснефть» создаёт новый добычной кластер

Глава «Роснефти» Игорь Сечин на встрече с президентом Владимиром Путиным заявил о создании нового добычного кластера в Арктике.

Основа развития

«В настоящее время мы рассматриваем возможность создания арктического кластера, который в полном объёме будет работать на решение поставленной вами задачи: достижения до 2024 года 80 млн тонн грузопотока по Северному морскому пути», — сказал Сечин президенту. 

Кластер, по его словам, будет создан на основе собственных и перспективных проектов компании в Арктическом регионе и может включить в себя успешный Ванкорский проект, перспективный Западно-Иркинский участок, а также ряд геологоразведочных проектов Южного Таймыра: к примеру, совместный с британской ВР проект «Ермак». На следующем этапе (при подтверждении ресурсной базы) в него могут войти ещё и активы компании на Восточном Таймыре в районе Хатанги, где уже проведены геологоразведочные работы, в результате которых открыто уникальное Центрально-Ольгинское месторождение с запасами около 80 млн тонн. 

Игорь Сечин предполагает, что начало добычи в новом перспективном регионе может стартовать уже в 2024 году, а к 2030 она составит порядка 100 млн тонн. Это без малого 20% от общего объёма нефти, добываемой в России сейчас. 

Эти ресурсы станут не только основой развития уникального российского транспортного коридора, — Северного морского пути — но и центром привлечения стратегических инвесторов в российскую экономику. Как рассказал глава «Роснефти», к арктическому проекту уже проявили интерес крупнейшие западные инвесторы и ведущие компании из Юго-Восточной Азии. Партнёрство с ними создаст «условия для ускоренной мобилизации ресурсов, а также комплексного развития смежных отраслей». 

Энергия от синергии 

Кластерный метод освоения ресурсов среди российских нефтяных компаний первой опробовала «Роснефть». Это позволило получить экономический эффект при разработке месторождений, который эксперты оценивают в десятки миллиардов рублей. Кстати, первым опытом стал Ванкорский кластер в Красноярском крае, который теперь станет частью Арктического.  

Благодаря синергии при использовании транспортной и производственной инфраструктуры в 2016 году там запущено в эксплуатацию Сузунское месторождение, затем — введены в опытно-промышленную разработку Лодочное и Тагульское месторождения, которые с 1994 года были фактически законсервированы. Их последовательная разработка обеспечивает верхнюю планку среднесуточной добычи, на которую вышли в 2018 году: 59,6 тыс. тонн (на 95% выше аналогичного показателя 2010 года).  

 «Создание кластера на Ванкоре дало „Роснефти“ существенную экономию», — подтверждает руководитель энергетического департамента Института энергетики и финансов Алексей Громов. Освоение каждого месторождения по отдельности потребовало бы создания для него собственной инфраструктуры и управленческой структуры, поясняет он, а так была организована  единая система функционирования и управления для целой группы месторождений. И это позволяло их последовательно вовлекать в эксплуатацию и координировать их работу. 

Многие эксперты говорят, что объединение участков в единый добычной кластер позволило компании создать крупнейший новый нефтяной проект в постсоветской России: новую нефтедобычную провинцию в Восточной Сибири. А в самой «Роснефти» это комментируют так: «Мы стремимся достичь максимального мультипликативного эффекта при работе на Ванкорском кластере». 

Кластерную модель развития крупнейшая нефтяная компания страны использует теперь и в других проектах. В ноябре 2017 года заработал Эргинский нефтегазодобывающий кластер в Западной Сибири. И там тоже эффект сказался быстро: менее чем за год на месторождениях кластера добыт первый миллион тонн нефти. 

По Севморпути

С другой стороны, эксперты говорят, что синергия Ванкорского проекта может быть расширена и за счёт логистики: через экспорт нефти по Севморпути. По словам Алексея Громова, такой маршрут поставок технически и технологически возможен. «Главное — это вопрос экономической эффективности»», — отмечает он. 

Эксперт считает, что в целом для компании диверсификация путей вывоза нефти с Ванкора выглядит привлекательно. Он напоминает, что в 2009 году, когда только началась эксплуатация Ванкорского месторождения, для транспортировки добытой там нефти «Роснефть» построила 556-километровый трубопровод Ванкор — Пурпе, связавший месторождение с магистральным нефтепроводом «Транснефти» Пурпе — Самотлор. А он, в свою очередь, является участком магистрального нефтепровода Заполярье — Пурпе — Самотлор и предназначен для транспортировки сырья с месторождений севера Красноярского края и ЯНАО на нефтеперерабатывающие заводы России и мировые рынки. 

«„Роснефть“ является компанией с государственным участием, которая призвана решать задачи в интересах страны в целом. Как известно, власти РФ определили цель: в разы увеличить объём перевозки грузов по Севморпути», — говорит Громов по поводу нового кластера. 

В свою очередь, заместитель директора Института национальной энергетики Александр Фролов напоминает, что развитие Севморпути — это стратегический для России проект, способный превратить нашу страну в основную транспортную артерию между Европой и Азией. Сейчас эту роль исполняет Суэцкий канал, но по сравнению с ним этот путь имеет преимущества: экономическая целесообразность грузоперевозок по нему существенно выше. В частности, он в 2,23 раза короче, что пропорционально снижает расходы на транспортировку грузов (топливо, оплату персонала и фрахты судов). Отсутствие очереди и платы за проход, как в Суэце, — также явные плюсы. 

Стимулы от государства

Помимо заведомой привлекательности Севморпути как транспортной артерии, важным условием для внешних инвесторов станут дополнительные инвестиционные стимулы. Судя по тому, что о господдержке, необходимой для эффективного развития Арктики, не раз говорил президент страны, государство к этому готово. 

Эксперты уточняют: неизменность налоговых и регуляторных условий — необходимое условие гарантированной стабильности проектов. 

Кстати, «Роснефть» уже получала от государства адресные инвестиционные стимулы. В 2017 году — льготы на развитие Самотлора (350 млрд рублей) в обмен на «расширенные инвестиционные обязательства в части долгосрочного увеличения объёмов добычи, создания новых рабочих мест, роста доходной базы государства и развития региональной инфраструктуры».

Рынок тогда по достоинству оценил инициативу. Не дожидаясь итоговых поправок в Налоговый кодекс, инвестбанки повысили свои прогнозы по целевой цене акций «Роснефти» (например, Deutsche Bank — сразу на 10%), росту чистой прибыли (на 5-8%) и EBITDA (на 3-4%). Ожидания инвесторов себя оправдали: уже по итогам 2018 года падение добычи на Самотлоре удалось фактически остановить. 

Повторить успех «Роснефти» хотел и «Лукойл», но просьбы компании о льготах не нашли поддержки у государства. 

«„Лукойл“ обходится государству значительно дороже, чем „Роснефть“, исходя из доли льготируемой добычи и экспорта нефти», — поясняет старший аналитик БКС Сергей Суверов. По его оценке, в прошлом году «Лукойл» добывал почти 20% своей нефти по нулевым или сниженным ставкам НДПИ, а доля льготного экспорта у него составила 26%. У «Роснефти» же эти показатели значительно ниже: 16% и 5,7% соответственно. 

«„Лукойл“ существенно экономит на выплате налогов и пошлин, поэтому у компании остаётся больше свободных средств на выплату дивидендов и реализацию buy back. Но надо понимать, что своим акционерам компания платит частично за счёт средств федерального бюджета, — отмечает Суверов. — Применение сравнительно пониженных ставок налогов и пошлин компанией „Роснефть“ привело бы к значительному увеличению уровней прибыли и денежного потока для компании, в том числе для распределения среди акционеров». 

Справка

В «Роснефти» поясняют, что разработка и внедрение передовых технологий, а также кластерный метод освоения месторождений, позволяют компании максимально эффективно вести добычу нефти и газа. Так, в 2018 году она увеличила добычу углеводородов на 2,1% (до 286 млн тонн нефтяного эквивалента). Кроме того, компания удерживает лидерство по себестоимости добычи. Операционные расходы составляют порядка 3,1 долл. на баррель, это один из лучших результатов в мире среди публичных компаний.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Кем теперь будет работать Надежда Савченко?
  2. Кто получит дополнительные налоговые льготы и вычеты?
  3. Кто такая Грета Тунберг?


Самое интересное в регионах
Роскачество
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ