211

Нефть по науке. Зачем нужны инновации на рынке топлива?

Многие аналитики сегодня утверждают, что эпоха нефти как основного энергоносителя завершается и происходит смена технологического уклада. При этом крупные компании наращивают финансирование научных разработок для нефтяной отрасли. Естественно, возникает вопрос: а насколько это целесообразно?

О том, как сегодня наука помогает развиваться бизнесу, рассказал вице-президент по информатизации, инновациям и локализации ПАО «НК Роснефть», куратор крупнейшего в Европе научного центра Андрей Шишкин.

Большинство энергетических прогнозов, даже предполагая значительный рост доли возобновляемой энергии в энергобалансе в течение ближайших 20-30 лет, исходят из того, что в одиночку альтернативные источники не смогут удовлетворить спрос на энергоносители, отмечает топ-менеджер. Одна из причин — высокая стоимость. При этом не стоит забывать, что нефть и газ — это не только топливо, но и новые материалы, реагенты и продукты.

Андрей Шишкин напомнил, что в истории уже был случай, когда считалось, что нефть перестанут использовать. Это произошло, когда Эдисон изобрел электрическую лампочку. Нефть в то время использовалась по всему миру как источник осветительного керосина. Но была изобретена форсунка для использования мазута в паровых двигателях, а затем Дизель создал двигатель внутреннего сгорания, перевернувший всю нашу цивилизацию. И оказалось, что электроэнергию выгоднее получать из той же нефти или газа.

Создание инноваций, по мнению топ-менеджера «Роснефти», — задача государственного масштаба, которая требует хорошо организованной плановой работы, глубокого погружения в уже существующие технологии производства и готовности к любым вызовам вплоть до смены технологического уклада. Естественно, компаниям, включая и нефтяные, следует уделять особое внимание финансированию научных разработок. «При нынешней конкуренции без тесной связки науки и производства на рынке просто нечего делать. Есть прямая зависимость, стопроцентная корреляция между вложениями в научные исследования, разработки и уровнем прибыли, рыночной капитализации компаний. Мировые мейджоры тратят колоссальные силы и средства на науку. Технологии нефтяного сектора по сложности уже сравнимы с космическими. Поэтому среди наших стратегических целей — цифровизация по всему периметру бизнеса. Многие процессы, которыми еще несколько лет назад на местах управляли сотни людей, мы теперь здесь и сейчас контролируем из единого центра», — говорит Андрей Шишкин.

Научные наработки

Одним из примеров эффективной цифровизации производственных процессов в «Роснефти» стал запуск в эксплуатацию «цифрового месторождения» на базе Илишевского месторождения «Башнефти». «Представьте: вы находитесь в 60 километрах от месторождения, но технологии 3D создают эффект присутствия. В „цифру“ переведены скважины, трубопроводы, система подготовки нефти, объекты энергетики, впервые в отрасли полностью охвачены все основные процессы нефтедобычи и логистики. С этих цифровых двойников тысячи датчиков в режиме онлайн выдают подробную информацию геологам, технологам, и за счет быстрых решений повышается энергоэффективность процессов добычи, снижаются логистические издержки. Только в рамках „Башнефти“ такая оптимизация производства — это дополнительно миллион тонн нефти, экономический эффект — около миллиарда рублей в год», — отметил Андрей Шишкин. И он отмечает, что эта методика будет перенесена на все месторождения компании.

Внимание экологии

Сегодня «Роснефть» на переднем крае разработки новых технологий. При этом она на передний край поставила разработки новых технологий, нацеленных на экологичность. Так, интенсивность парниковых выбросов «Роснефти» уже сейчас одна из самых низких в нефтегазовой отрасли. «За последние годы нам удалось избежать выбросов в размере более 3,1 млн тонн СО2-эквивалента. И это прямая заслуга инноваций. За последние пять лет „зеленые“ инвестиции компании превысили 4 млрд долларов. Мы модернизируем нефтеперерабатывающие заводы, наращиваем производство чистых видов топлива, увеличиваем долю добычи газа. И наша стратегическая цель — упрочить экологическое лидерство за счет новых разработок», — говорит Андрей Шишкин.

Крупный комплекс

Для разработки и внедрения инновационных методик компания организовала собственный научный центр, который стал самым крупным в Европе. «У нас крупнейшая научная база на континенте. 29 научно-исследовательских и проектных институтов общей численностью более 17 тысяч человек. Только в прошлом году эффект от внедрения различных инноваций превысил 11 миллиардов рублей. Наши разработки не только позволяют модернизировать нефтегазовую отрасль, но и дают мощный стимул развитию смежных отраслей. Есть мнение, и я лично его разделяю, что в XXI веке именно нефтяная отрасль по ряду причин, в том числе в связи с необходимостью разработки труднодоступных запасов углеводородов, должна стать и создателем, и важнейшим потребителем высоких технологий», — говорит Андрей Шишкин.

Такой научный центр позволяет создавать свои технологии в том числе и в условиях, когда из-за непростых отношений с Западом Россия буквально отрезана от многих наработанных глобальной наукой практик. И у корпораций как раз появляется возможность восполнить эту брешь. Например, в перспективной сфере компьютерного моделирования. «Мы стремимся обеспечить технологическую независимость компании в области компьютерного моделирования, необходимого при использовании сложных технологий бурения, таких, как гидроразрыв пласта. По сути, „Роснефть“ сработала на опережение, создав собственное программное обеспечение еще до введения санкционных барьеров, ограничивших продажи ПО. Из российских компаний сегодня только „Роснефть“ имеет в своем распоряжении собственный программный продукт для полного цикла проектирования операций гидроразрыва», — отмечает Андрей Шишкин.

В числе проектов компании из числа настоящих ноу-хау — много вариантов. Это и «РН-ГРИД», который стал помощником в сфере высокопроизводительных вычислений, что существенно повысило ценность отечественного симулятора и сделало его одним из самых быстрых в мире. Причем этот проект высоко оценили нефтегазовые компании не только в России, но и за рубежом. Еще одна передовая наработка — гидродинамический симулятор «РН-КИМ» для создания и анализа трехмерных цифровых моделей месторождений, программный комплекс для обработки и интерпретации данных геофизических исследований скважин — «РН-ПЕТРОЛОГ» — и комплекс «РН-СИГМА», предназначенный для геомеханического моделирования при бурении. «Есть у нас еще один продукт, который во многом соответствует ожиданиям цифровой эпохи. Это прототип программного комплекса для геологического моделирования „РН-ГЕОСИМ“, использующий передовые информационные технологии искусственного интеллекта. В отличие от зарубежных аналогов он позволяет, в частности, осуществлять в автоматизированном режиме построение геологических моделей различных месторождений», — дополняет Андрей Шишкин.

В целом, как подчеркивает топ-менеджер «Роснефти», без R&D планировать долгосрочное развитие бизнеса невозможно. Имеющая серьезные ресурсы и стратегическое видение крупная корпорация обязана и развивать собственные научные центры, и поддерживать перспективные стартапы.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество