333

«Лену бес попутал». Виктор Батурин - о сестре, судах и «большой столичной п

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40. Как сделать Россию богатой? 05/10/2011

«Я выбор сделал»

«АиФ»: - Виктор Николаевич, у богатых людей дни рождения обычно принято отмечать с размахом…

В.Б.: - Я день рождения давно не отмечаю. Да и слово «богатый» ко мне применимо относительно. Некоторые оценивают мое состояние чуть ли не в 300 млн долл. Но я никому не говорю, сколько у меня денег. Я давно понял, что надо быть достаточно скромным в потребностях, чтобы сохранять спокойное расположение духа и чувствовать себя нормальным человеком - без приставки «олигарх». Это слово уже звучит как оскорбление.

«АиФ»: - Как думаете, сестра поздравит вас с днём рождения?

В.Б.: - Последний раз она меня поздравляла на 49 лет. Мы тогда ещё не были с ней в «перпендикулярных» отношениях. У нас в семье особо и не принято праздновать и дарить подарки. Лена с Лужковым всегда уезжали на свои юбилеи, чтобы официоза было меньше. С Еленой Николаевной у нас разница  7 лет. Достаточно долгое время я был для неё старшим братом, которым она гордилась: учился лучше всех, в армии в Германии служил танкистом. Сейчас Елена выбрала жизнь за границей. Это её право. А я для себя сделал выбор: жить в России. И не жалею. Хотя в 2000 г., когда начался «наезд» на нашу семью, мысли уехать у меня были. Потом я много раз возвращался к этому выбору и думал: не дурак ли я, что не уехал? И только сейчас стал понимать, что выбор мой был правильным.

«АиФ»: - Вы говорили, что «Интеко» создали именно вы…

В.Б.: - Тогда как раз закон о кооперации вышел. И Лена мне говорит: «Что ты мучаешься? Государство провалилось. Госслужба перестала быть перспективной, займись чем-нибудь». Появилась возможность попробовать себя в строительстве. Лет за 15 наша фирма стала успешной. У Лены дочки выросли, она стала посвободнее, ей тоже захотелось покомандовать.

Понятно, что такой бизнес - и в строительстве, и в пластике, и в сельском хозяйстве - в такие короткие сроки можно было создать только благодаря мужу Лены, и косвенная помощь шла от него - это её заслуга. Без него, наверное, я бы с голоду не умер, но у меня не было бы таких огромных возможностей.

«АиФ»: - Но я слышала, что Лужков вам сперва не понравился…

В.Б.: - Я так не говорил. Отец позвонил, сказал: «Зайди, Лена жениха приведёт». Зашёл... Я был против этой свадьбы, потому что Юрий Михайлович был намного старше Лены. К тому же я тогда был как раз на пике карьеры, стал начальником отдела, получал в 80-х гг. 1000 руб. в месяц, работал с выдающимися инженерами, конструкторами, а тут приходит какой-то зампред Мосгорисполкома по агропрому... Но, в конце концов, Лене было уже 27 - пора семью создавать.

«АиФ»: - А сегодня вам по-человечески Лужкова жаль?

В.Б.: - Конечно. Мне его было жалко и в 1999 г., и в 2000-х гг., когда с ним случались разные перипетии. Я искренне переживал. Вы посмотрите историю: де Голль ушёл обруганным и оплёванным, Хрущёв - тоже. Большинство тех, кто долго находился у власти, ждала подобная участь.

Мания богатства

«АиФ»: - Как Елене Батуриной удалось обхитрить вашу первую жену и забрать 25% акций «Интеко» всего лишь за 500 тыс. долл.?

В.Б.: - В тот момент я разводился с Натальей, но всё равно считал так: честно отдаю жене половину имущества, включая эти акции. А когда она продавала их Лене, счистоплюйничал: мне показалось, что я не должен вмешиваться в эти дела. Хочет - пусть продаёт.

«АиФ»: - Вы сами ушли из «Интеко»?

В.Б.: - У нас были разговоры, доходившие до высоких тонов и взаимных обвинений. В какой-то момент мне принесли на утверждение план по строительству комплекса в Астане (а я вообще был против этого строительства), потом Лена подписала оферту на продажу Дерипаске некоторых активов в Сочи. А я, тоже будучи собственником, не утвердил. Лена меня упрекала: «Ты идёшь против меня!» Но я возразил: «Я не хочу продавать - продавай своё». Тогда она заявила: «Ты постоянно мне мешаешь! Где бы ты был без меня и Лужкова?!» Я взял лист бумаги, подписал его без даты, отдал ей и сказал: «Захочешь уволить, увольняй». Через какое-то время она мне сообщила, что поставила на этой бумажке дату и уволила меня. Два месяца было затишье. Я думал, что всё как-то сгладилось, но вдруг меня не пустили в офис, отобрали машину, отключили мобильный телефон. Я был удивлён таким поведением сестры.

«АиФ»: - Но вы помирились?

В.Б.: - Я подал смешной иск, чтобы призвать Елену к порядку. Мы договорились, что подпишем соглашение о примирении и снимем все взаимные претензии. Но, к сожалению, это соглашение так и не было принято. Понимаете, люди же разные. Одни сохраняют иммунитет к той среде, где много денег и соблазнов, относятся к деньгам спокойно. А некоторыми деньги начинают управлять - они жутко боятся их потерять. Это разновидность мании. У нас много богатых людей больны этой болезнью. Похоже, Елена ею тоже заболела.

«АиФ»: - «Интеко» продали за долги?

В.Б.: - Фирма ещё не продана. Сейчас подписана оферта на продажу 100% акций. Я предъявил свои права на 25% от суммы. Если мне не отдадут мою долю в 300 млн, я подам в суд иск об аннулировании этой сделки, так как Елена распорядилась не своими акциями. Плюс я предъявил через нотариуса иск о возвращении мне долгов. Жду ответа.

А продажа компании стала возможна, потому что у неё были серьёзные кредитные обязательства. Насколько я знаю, у Елены было только личных поручительств на 1 млрд долл. по этим кредитам. А сейчас наступает срок их выплаты. Скорее всего, выплатить не может, потому состоялась договорённость о продаже «Интеко» за 1,2 млрд долл. Из этой суммы Елена 1 млрд планирует отдать по своим поручительствам, а 200 млн останется как бонус.

«АиФ»: - Вам Елена Батурина была должна 3,5 млрд руб., как вы говорили, зарплаты.

В.Б.: - Налоговое законодательство в то время было такое, что дивиденды было проще получать через начисление премий. Тогда я платил всего 14% налога. А налог на дивиденды составлял 40%. Понятно, что все бизнесмены получали свои деньги таким образом. Так как я эти деньги из фирмы не забирал, они до сих пор там крутятся, я и требую мне их вернуть.

«АиФ»: - Вы как-то назвали «Интеко» пирамидой…

В.Б.: - После 2005 г. Елена начала заниматься скупкой площадок, бизнесом на слиянии и разделении. А это выглядит как пирамида. Просто надо вовремя остановиться. Но она не смогла. На мой взгляд, деньги, заработанные Еленой Николаевной после 2005 г., пахнут не очень хорошо. И это даже не вина её, а беда. Потому что достаточно сильный менеджмент, который был в фирме, позарился на лёгкие деньги и соблазнил её. Лену бес попутал.

«АиФ»: - Недавно Юрий Лужков заявил, что бизнес в России вести невозможно.

В.Б.: - Рад, что он наконец-то сам это признал. И, кстати, одной из причин сложности ведения бизнеса в России является сам Лужков с его московской моделью, которая единственное, что может делать эффективно, - отмывать деньги. Всё остальное убыточно. Поэтому в своё время я назвал Москву «большой прачечной».

«АиФ»: - Вам же недавно срок дали…

В.Б.: - Да, 3 года условно. А Ходорковскому по этой же статье дали 13 лет тюрьмы. Так что мне грех жаловаться! Меня обвинили в двойной продаже помещения, которое до сих пор принадлежит мне. Потом выяснилось, что я совершенно ни при чём. Дело закрыть уже было нельзя, и мне дали 3 года. Но я буду обжаловать приговор!

Смотрите также:

Оставить комментарий (15)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество