aif.ru counter
180

Шанс № 2.Карьера вместо инвалидности

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. Тайны последних кремлевских статей 21/05/2008

В 2002 году у 22-летней краснодарской тележурналистки Аллы Гридневой были амбициозные планы, связанные исключительно с карьерой на телевидении. Поэтому, заболев ОРЗ, перешедшим в грипп, даже и не думала о бюллетене. Но с каждым днём она чувствовала себя всё хуже. Потом были больницы и недоуменные лица докторов, путавшихся в диагнозах.

— Лишь через полгода один замечательный кардиолог назвала мне незнакомое понятие „дилатационная кардиомиопатия“ (когда сердце раздувается, а его стенки истончаются), — вспоминает Алла. — Когда я приехала в столицу, врачи честно сказали, что поможет только пересадка. Я буквально окаменела от страха — никто не готов умереть в 22 года. Пока ещё могла ходить, спускалась в храм при институте, сидела там часами — становилось легче. Больше всего угнетало то, что ты можешь несколько лет терпеть жуткую боль, но так и не дождаться сердца. В нашей стране как был, так и остаётся страшный дефицит донорских органов, в том числе из-за негативного общественного мнения о трансплантологии. Многие из тех, кто лежал со мной, умерли, не дождавшись операции.

Возможность прооперировать девушку появилась лишь через 2,5 года, когда она уже фактически умирала. Очнувшись после операции, она поняла, что ей дали шанс прожить вторую жизнь. За себя и за того неизвестного погибшего человека, подарившего ей этот бесценный орган.

Выкарабкавшись с того света, Алла поняла, что никогда не будет вести себя как инвалид. Людям с пересаженными органами рекомендуют жить чуть ли не в стерильных условиях, а Алла вскоре после трансплантации снова стала работать на телевидении. Но пересаженное сердце — не повод для того, чтобы бояться жить дальше. Вскоре её взял на работу в пресс-службу директор НИИ трансплантологии Валерий Шумаков (этот замечательный человек скончался совсем недавно), который и оперировал нашу героиню. Его мечтой было, чтобы в России исчез дикий стереотип, будто любая трансплантология связана с криминалом, поэтому её лучше запретить. Сейчас спасённая пациентка пытается хотя бы снизить негатив по отношению к пересадке органов в России — общается с больными и их родственниками, отвечает на многочисленные письма людей, которые спрашивают, как добиться трансплантации.

— Главное правило — не скрывать, что у меня пересаженное сердце, хотя не все окружающие воспринимают эту новость спокойно. Тяжело было даже найти стоматолога, который не побоялся бы сделать мне простую пломбу. К счастью, молодой человек, за которого я вышла замуж в 2006 г. (вот кто ни капельки не испугался моего «второго» сердца), всегда меня поддерживает. И если Бог даст детей, будем искать тех, кто согласится вести беременность и принимать роды. А пока я работаю, все обычные домашние дела вроде готовки-уборки тоже на мне. Конечно, каждый день приходится принимать лекарства, но, на мой взгляд, это несущественная плата за возможность жить и радоваться каждому новому дню.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы