Примерное время чтения: 13 минут
4424

Взаперти. Благотворительный фонд в Твери оказался тюрьмой для рабов

Евгений Мусский.
Евгений Мусский. Фото: движение «Альтернатива»

На электронную почту Движения против рабства «Альтернатива» пришло письмо с криком о помощи. «Здравствуйте, меня зовут Евгений, мы находимся в якобы реабилитационном центре для людей, попавших в трудную жизненную ситуацию. Но никакой помощи тут не предоставляется, только адский труд за тарелку еды. Двери и окна постоянно закрыты, на работу нас увозит автобус от ворот. Мы не можем уйти. Нам нужна ваша помощь».

Прочитав письмо, координатор «Альтернативы» Алексей Никитин отправился в Тверь. Когда он уже подъезжал к городу, получил сообщение от Евгения: «Я сбежал, так безопаснее».

«Мы встретились с ним недалеко от железнодорожного вокзала, — рассказывает аif.ru Никитин. — Ко мне вышел молодой паренек, видно, что испуганный, но не сломленный. Евгений дрожал от нетерпения, говорил, что нужно срочно спасать остальных».

26-летний Женя Мусский родом из Карелии, по профессии он отделочник. Весной сдал очередной объект в Твери, но денег не получил. Заказчик обещал расплатиться попозже. В карманах у парня свистел ветер. Его коллега по бригаде Алевтина находилась в том же положении. На тверском вокзале они увидели расклеенные по столбам рекламки «Благотворительной общественной организации „Твой дом“». Листовки информировали о том, что она помогает людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, — бездомным, алкоголикам, освободившимся из мест лишения свободы.

«А нам как раз надо было где-то перекантоваться пару недель, — объясняет Женя. — Мы позвонили по телефону. Нам продиктовали адрес, мы приехали. Это был двухэтажный частный дом за высоким забором, похожий на социальную гостиницу или общежитие. Мы остались».

Благотворительный фонд в Твери.
Фото: движение «Альтернатива»

«Не положено выходить»

Хозяин общежития сразу потребовал у них паспорта, якобы «на хранение». Но смышленый паренек сказал, что они с Алей потеряли документы. Тогда он еще не подозревал ничего плохого, но на всякий случай удостоверение личности оставил при себе.

«Нам объяснили, что в реабилитационную программу входит в том числе и трудотерапия, — вспоминает Мусский. — Рано утром к воротам приезжал автобус, девушки оставались на хозяйстве, а меня и еще пару десятков мужчин отвозили в цех по производству картона. Там мы и трудились».

Вечером этот же автобус отвозил их обратно в общежитие. Как признался Женя, работа была адски тяжелой. Но он терпел, веря, что вот-вот им с Алей перечислят долг по зарплате и они смогут уехать. Самое интересное, что спустя две недели эти деньги пришли — заказчик не обманул.

«Я тогда пришел к хозяину и сказал, что мы с Алей уезжаем, — рассказывает Женя. — А он ответил, что минимальное время нахождения в реабилитационном центре месяц. Я к тому моменту давно понял, что никакой это не реабилитационный центр, а просто работный дом. Когда истек месяц, нас все равно не отпустили».

Если из запертого на все замки дома сбежать не представлялось возможности, то можно было это попытаться сделать на производстве. Там работали не только жители «реабилитационного центра», но и вольные трудяги. Каково же было изумление Евгения, когда в ответ на просьбу выпустить его из цеха, он услышал равнодушное: «Не положено выходить до конца смены» и увидел пустые глаза «коллег».

В то время как Женя пахал в картонном цехе, Алевтина вкалывала дома. Уборка, стирка, готовка на двадцать человек — в течение дня спину не разогнуть. На хозяйстве, кроме Али, была еще одна девушка — Лариса. 

Лариса.
Лариса. Фото: движение «Альтернатива»

«Предполагалось, что бежать будем мы втроем — я, Аля и парень по имени Денис, — говорит Евгений. — Мы пробовали уговорить и остальных. Но они слишком долго тут находились. Были запуганы и уже, в принципе, мало что соображали. Нам порой выдавали и телефоны. Большинство смотрело дурацкие ролики. А я нашел контакты „Альтернативы“ и написал туда».

На субботу, 19 августа, было назначено освобождение. Но молодые люди не учли, что их подготовка не укрылась от глаз сторожей. Женя и Денис поняли, что нужно бежать, не дожидаясь прибытия волонтеров «Альтернативы». Утром, когда автобус, как обычно, привез их в цех, молодые люди выскочили из салона и рванули в разные стороны, словно зайцы. После обретения свободы Женя так и не смог найти Дениса и принялся дожидаться Алексея Никитина, ехавшего спасать его из Москвы.

Рабство на улице Освобождения

Они встретились и отправились вызволять Алевтину. Этот работный дом по иронии судьбы расположен на улице Освобождения. Алексей Никитин сразу же позвонил в полицию. Через двадцать минут к воротам центра прибыл бело-синий «Уазик».

Правоохранители забарабанили по воротам. Вскоре откуда-то сверху послышался женский голос. Из окна второго этажа высунулась девичья фигурка, это была Лариса, вторая работница по хозяйству. Полицейские потребовали впустить их внутрь. Лариса крикнула, что хозяина нет, а она сама открыть им не может, у нее нет ключей. А конструкция окон первого этажа не позволяет распахнуть их даже на несколько сантиметров.

«Ничего себе, это вы, получается, заперты, что ли? — удивились полицейские. — А где Алевтина? Как ее нет? Она тут еще утром была».

Как выяснилось впоследствии, обитатели работного дома увидели, что девушка собирает вещи. И тут же настучали хозяину. А тут еще ему сообщили, что по дороге в цех сбежали двое рабов. Судя по всему, предвидя, что Евгений обязательно вернется за Алей, причем вернется не один, хозяин решил избавиться от девушки.

Полицейским не пришлось ни долго ждать, ни взламывать двери. Хозяин вскоре приехал сам. Это оказался Андрей Владимирович Сушко — кряжистый мужчина с недобрым лицом.

«Почему это у вас люди заперты? — спросили его полицейские. — А если пожар?»

Тот в ответ буркнул, что «постоянно здесь» и «все контролирует». Открыл дверь и впустил делегацию внутрь. Женя бегал по комнатам и звал Алевтину. Полицейские выстроили всех обитателей дома и спрашивали, добровольно ли они тут находятся. Мужики, опустив глаза, бормотали, что «добровольно». Второе, что спросили оперативники, это хочет ли кто-то покинуть это место? Мужчины мотали головами. 

«Я хочу уйти»

И вдруг к ним шагнула Лариса.

«Я хочу уйти, — тихо сказала она, стараясь не смотреть на хозяина. — Заберите меня отсюда».

Девушка быстро покидала свои нехитрые пожитки в спортивную сумку и, прячась за полицейских и Алексея Никитина, торопливо вышла вместе с ними на улицу. Евгений наконец убедился, что в доме Али нет, и тоже покинул дом. Полицейские уехали восвояси, а Никитин довез двух освобожденных до Москвы. Лариса отправилась в приют для бездомных «Ной». А Евгений понял, что вся эта история стала для него неким знаком.

«Через пару дней уезжаю из Москвы, — заявил аif.ru Женя. — Смысла нет в поисках больших заработков мотаться по стране. У меня дом в Карелии, я возвращаюсь обратно, у нас работа тоже есть, пусть и не так хорошо оплачивается».

Чувствовалось, что произошедшее с ним сильно потрясло молодого человека. Женя сказал, что Аля не терялась, он с ней на связи, но их пути разошлись. Видимо, отношения молодых людей не выдержали этого испытания.

Психологи с разными лицами...

Психолог.
Психолог. Фото: Соцсети.

У «Благотворительной общественной организации „Твой дом“», как гордо называет себя этот работный дом, есть свой сайт и группа в соцсети. Эта организация позиционирует себя в качестве «межрегиональной», якобы головное отделение находится в Санкт-Петербурге, а филиалы есть по всей стране.

Самый интересный раздел сайта — «Наши специалисты». Например, там числится психологом некая Наталья Сергеевна Усольцева, судя по фото — милая блондинка славянского типа. Однако, когда в паблике «Твоего дома» ее же поздравляют с днем рождения, то на фото выставляют совсем другую женщину — азиатку лет на двадцать постарше.

Телефон «педагога-психолога» определяется как зарегистрированный в городе Белово Кемеровской области.

Там же, в Белово, проживает, судя по номеру мобильника, и «юрист» данной организации «выпускник Барнаульского Юридического Института МВД России» Кривошеев Максим Анатольевич. Как следует из базы судебных и нормативных актов РФ, его полного тезку и земляка в 2021 году осудили за торговлю поддельными джинсами Levis.

Далее по списку идет «психолог» Хасанов Рамиль Насардыйевич с петербуржским номером телефона. Судя по объявлениям на «Авито», в свободное от психологической работы время он подрабатывает в Питере грузчиком и маляром-штукатуром.

А «ответственный за пожарно-технический минимум» Котов Сергей Николаевич с курганским мобильником, помимо помощи бездомным, занимается сборкой мебели, ремонтом сантехники и вывозом строительного мусора.

Ну и президент МБОО «Твой Дом» Зозуля Дмитрий Викторович одновременно с руководством «благотворительным фондом» владеет в Питере автосервисом.

«Все эти работные дома позиционируют себя как благотворительные фонды или реабилитационные центры, — объясняет координатор „Альтернативы“ Алексей Никитин. — Они размещают объявления об оказании помощи людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, те приходят к ним и попадают в трудовое рабство».

Никитин говорит, что мало кто из обитателей работных домов решается уходить с волонтерами «Альтернативы». Большинство лишившихся свободы людей заявляют, что их все устраивает и они остаются.

«Потому что боятся, — разводит руками волонтер. — Они думают, что их все равно найдут и накажут, не доверяют никому. Механизма борьбы с трудовым рабством пока что не существует».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах