Примерное время чтения: 9 минут
16531

Вал за миллиард? Глава Минстроя объяснил, почему не выдержала дамба в Орске

Сюжет Прорыв дамбы в Орске
Глава Минстроя Ирек Файзуллин.
Глава Минстроя Ирек Файзуллин. минстрой РТ

Земляным валом, а не дамбой назвал защищавшее от подтоплений город Орск в Оренбургской области гидротехническое сооружение глава Минстроя Ирек Файзуллин. И добавил, что не могла эта конструкция стоить миллиард рублей — почти столько (932 млн рублей) было выделено на ее возведение из бюджета региона в 2010 году.

Простые вопросы

Паводок на реке Урал начался 5 апреля, после того как начало переполняться Ириклинское водохранилище. Для защиты плотины от перелива и разрушения были увеличены сбросы воды. Сейчас они сокращены до 720 кубометров в секунду, тогда поток был втрое больше. В результате возросшего напора река Урал вышла из берегов, вал воды докатился до города Орска, который всю свою историю был подвержен затоплениям, и уперся в построенную дамбу. Некоторое время она выдерживала нагрузку, потом одна за другой появились три пробоины, а затем вода начала переливать через нее. В результате река выплеснулась на улицы и начала заливать дворы и огороды, проникать в дома. Те, которые располагались в низких местах, ушли по крышу. Другим «повезло» больше — «только» по окна или набрали полные подвалы.

«Пока рано оценивать, сколько домов надо снести и построить заново, а сколько можно будет посушить и восстановить, — заявил „АиФ“ вице-губернатор Оренбургской области Игнат Петухов. — Будем смотреть, будет работать комиссия. Всем, кому надо, выделим тепловые пушки — такого их количества даже во всей области, естественно, нет, будем решать вопрос со счетами за электричество. Дома, залитые водой по крыши, думаю, сохранить уже не получится. Хотя все зависит и от материалов, и от технологий».

Вообще все эти дни после начала паводка замглавы региона по экономике Петухов занимается только одним — общается с жителями, чиновниками и предпринимателями, раз за разом произнося одну и ту же мантру: мы всем поможем, все спорные вопросы решим в пользу людей. Люди говорят спасибо, жмут руку и начинают ждать конкретных ответов: сколько денег компенсации они получат, где и кто ими будет заниматься, сколько еще придется скитаться по друзьям и родным или ютиться в пунктах временного размещения. С конкретными ответами хуже: решим, продумаем, проработаем. А пока — по 120 тысяч рублей на каждого члена семьи за полностью уничтоженное имущество и по 70 тыс. рублей на нос — за частичную потерю. Критерий простой: если залит дом, в котором человек был прописан или докажет, что постоянно там жил, то большая сумма, если, условно, дача — меньшая.

«Это только на первое время, на самые неотложные нужды, — заверяет Петухов. — Потом будут бюджетные деньги на ремонт или строительство дома, скорее всего, около 68 тыс. руб. за 1 кв. м утраченного жилья, а еще будут большие пожертвования — их тоже распределим».

Сложности с дамбой

Разрушенная дамба в Орске в этой истории сыграла очень странную роль. Специалисты-гидротехники уверяют, что от такого напора воды она в принципе не могла защитить. С пробоинами или без, она была в состоянии только задержать большой объем воды, накопить его перед собой, а потом обрушить на город, еще больше осложнив ситуацию.

«Хорошо бы там не было ни с исправной дамбой, ни вообще без нее, — считает начальник Оренбургского центра по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды Василий Мещерин. — Тут что получилось: если бы вода понемногу заливалась в город, у людей был бы день-другой для спокойной эвакуации. Здесь же дамба накопила за собой огромную массу воды, которая в момент прорыва хлынула в город. И счет времени на спасение шел уже максимум на часы».

Подобного паводка на Урале не было никогда за всю историю наблюдений за рекой. А за последние 20 лет не было ни одного серьезного затопления домов. И без дамбы, и после ее постройки администрация Ириклинского водохранилища справлялась со свой задачей — регулировать расход воды и держать реку в безопасном состоянии.

«Дамба спасла Орск, ее строили, чтобы пропускать паводки без ущерба для жителей, — объясняет Аркадий Швецов, в 2003-2020 годах работавший директором федерального госучреждения „Управление эксплуатации Ириклинского водохранилища“. — Объем Ириклинского водохранилища 3,6 млн кубометров воды. Превышать его нельзя — если вода хлынет поверх плотины, она будет разрушена и вся масса пойдет в реку, сметет все на своем пути. Поэтому, когда приходят паводки и чаша начинает быстро заполняться, часть воды сбрасывают. Подтопления, которые при этом возникнут, — очень небольшая проблема по сравнению с тем, что они предотвращают. К Орску подошел, условно, 1 млн кубометров. Подошел и уперся в дамбу, понемногу стал переливаться через нее. Все видят, что получилось. Представляете, если бы не было этой преграды и вода прямо пошла в город?»

По словам Швецова, виной всему природная аномалия. Много дождей в начале зимы, потом сильные морозы, превратившие промокшую почву в огромный пласт льда. Затем дружная весна, резкое потепление — и рекордные притоки в Ириклинское водохранилище. В обычные годы земля впитывала в себя значительный объем воды, а тут снизу остался лед, по которому все скатилось в ручьи и реки, затем уперлось в плотину Ириклы. Возникла опасность перелива — открыли задвижки, и пошел паводок.

Сейчас в Орске вода отступает, основной удар принимает на себя Оренбург. Региональная столица специально построена на высоком берегу, поэтому есть шанс, что до большинства городских кварталов паводок не доберется, а вот построенный в низине микрорайон «Дубки», центральные набережные, как и окрестные поселки, уходят под воду. Уже пройдена отметка в 10 метров и 90 сантиметров выше опасного уровня. Вода прибывает.

Оренбург, в отличие от Орска, такой «магистральной» дамбой не защищен. Есть отдельные сооружения перед наиболее уязвимыми местами, но не более того. Вода на протяжении 300 км русла между Орском и Оренбургом залила все поля и низины, но ее все равно хватает, чтобы штурмовать рекордные высоты.

Если исходить из этой версии небывалого паводка, то споры про качество орской дамбы и добросовестность ее строителей кажутся несколько праздными. Затопило низины, пойменные места, где строить ничего нельзя. Да, таких паводков уже давно не было, но раз в сто лет каждая река может преподнести такой сюрприз, объясняют экологи и гидротехники. А люди хотят иметь дом у реки и постоянно об этом забывают.

В этом году тяжелая паводковая ситуация на очень многих реках. И Урал — только одна из них.

Добрались до мышей

Тем не менее воровать плохо. И выполнять работу, на которую получен крупный подряд, надо честно. У нас почему-то часто все бывает строго наоборот. Поэтому когда что-то где-то случается, сразу начинают искать виновного. Ну то есть того, кто мог на этом наварить бабла.

В случае с орской дамбой эту роль, похоже, отвели директору компании «Спецстрой-3» Сергею Комарову. Это он руководил возведением злополучной дамбы.

Когда паводок прошил гидротехническое сооружение в трех местах, сразу возникли подозрения, что оно построено как-то не так. В ответ руководитель «Спецстрой-3» ответил, что дамбу повредили грызуны. Будем надеяться, что неудачно пошутил.

За Комарова вступился, кстати, и губернатор Оренбуржья Денис Паслер. Он попросил публику не искать ведьм в истории с прорывом дамбы.

Тем не менее аргумент был высказан, значит, надо проверить факты. Теперь этим займется министр Файзуллин. Он пообещал привлечь Минприроды, чтобы вместе проверить «версию грызунов».

Как говорят знающие люди, при строительстве дамбы денег подрядчик присвоил немало. И действительно построена она была с нарушениями. При спокойных паводках ее способностей держать напор воды вполне хватало. А при чрезвычайном — она не справилась. Просто не была рассчитана на такое — даже при условии, что была возведена точно в соответствии с проектом. Проверять эти подозрения теперь будут в Следственном комитете. И если на строительстве кто-то что-то украл, это наверняка будет обнаружено, доказано и передано в суд.

По сути все это — такая же мышиная возня, как якобы проделанные грызунами дырки в дамбе. Просто потому что если строишь что-то в пойме, то нарушаешь законы физики. А они более строгие, чем человеческие. И обязательно наказывают. Правда, не всегда тех, кто подписывал разрешения на строительство в паводковой зоне и принимал жилье в эксплуатацию. Но владельцам такой недвижимости, поверившим в ее неуязвимость и заверения специалистов, в результате достается обязательно.

Оцените материал
Оставить комментарий (3)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах