Примерное время чтения: 9 минут
4712

«Отрежем, а там посмотрим». Краснодарец умер от заражения после обрезания

Артём Таран.
Артём Таран. предоставил юрист Сергей Броницкий

Следственный комитет проводит проверку по факту смерти 36-летнего краснодарца от гангрены после обрезания в частной клинике. Его родные считают, что к трагедии привели ошибки уролога, не распознавшего инфекцию у пациента при проведении операции.

Артём Таран с мамой.
Артём Таран с мамой. Фото: предоставил юрист Сергей Броницкий

Последний день рождения

В конце апреля 36-летний Артём Таран обратился в крупную частную клинику Краснодара с деликатной урологической проблемой. Из-за физиологических особенностей у него в очередной раз начался воспалительный процесс — с похожим сталкиваются миллионы мужчин. Выбранный по рекомендации врач поставил пациенту диагноз «баланопостит» и предложил провести операцию по удалению крайней плоти.

Артём привык лечить периодически возникавшее у него воспаление лекарствами, но после беседы с врачом всё-таки решился на радикальное решение. Он устал терпеть неудобства, к тому же рекомендованная ему врачом операция за 27 тысяч рублей в медицинской среде считается простой, даже косметологической. Поначалу именно так всё и выглядело. После процедуры обрезания, не требующей помещения в стационар, мужчина отправился домой. Дело было накануне дня его рождения, который он собирался отметить со своей девушкой. Но праздник не состоялся из-за состояния именинника.

Уже в первую ночь после операции Артём Таран почувствовал себя плохо. Он ощущал слабость, поднялась температура, началась рвота. При этом состояние его продолжало ухудшаться. Утром 30 апреля в день своего рождения краснодарец с трудом поднялся с постели. Его мучали сильные боли, руки и ноги тряслись, а губы посинели. Из последних сил Артём собрался и поехал под присмотр к своим родителям. Первым делом они позвонили лечащему врачу.

В телефонном разговоре доктор назвал перечисленные ему симптомы Артёма не имеющими отношения к операции. Он предположил, что пациент отравился съеденными накануне морепродуктами. Потом врач приезжал лично, но и после осмотра не нашёл поводов забить тревогу. Впрочем, вызванные в тот же день работники платной скорой помощи тоже не увидели признаков серьёзной опасности, притом, что им даже пришлось повышать давление пациента из-за сильного падения. 1 мая врач клиники провёл мужчине перевязку послеоперационной раны и снял швы, а на следующий день Артёму опять вызвали неотложную помощь. В итоге его увезли в тяжёлом состоянии в краевую больницу, где был поставлен тяжёлый диагноз.

Артём Таран был единственным ребёнком в семье.
Артём Таран был единственным ребёнком в семье. Фото: предоставил юрист Сергей Броницкий

Ворота для инфекции

К тому моменту тело мужчины начало покрываться красными пятнами и кровоточащими волдырями. Всё указывало на острый инфекционный процесс, что подтвердилось анализами и обследованиями. Артёма поразила «гангрена Фурнье», которую ещё называют газовой. Она часто развивалась у раненых бойцов во время Великой Отечественной войны, когда ещё не было антибиотиков. А краснодарцу их назначили уже слишком поздно, в результате чего некротизированные ткани распространились от паха до самой грудной клетки. Подкожно-жировая клетчатка буквально «расплавилась» из-за поражения инфекцией.

Больше двух недель мужчина пролежал в реанимации краевой больницы, врачи которой делали всё возможное для его спасения. Сложно представить и описать, что ему пришлось пережить в те дни вместе с родными. В качестве одной из крайних мер ему даже вскрыли кожу от бёдер до подмышек, поскольку воздух помогает побороть инфекцию такого типа. Но это не дало ожидаемого результата, так как зараза успела распространиться по всему организму. В итоге 18 мая медики констатировали смерть Артёма Тарана от заражения крови.

Его родные посчитали виновником трагедии уролога, который делал операцию по обрезанию.

«Артём обратился в частную клинику с баланопоститом в стадии обострения, у него был воспалительный процесс, что зафиксировано в медицинской документации, — говорит Сергей Броницкий, юрист медицинского права. — Мы считаем, что сначала нужно было убрать воспаление, и только потом при отсутствии результатов от консервативного лечения должен был ставиться вопрос об оперативном вмешательстве. По прописным хирургическим правилам, ни в коем случае нельзя оперировать на воспалительный процесс, вначале нужно уйти в ремиссию».

Пёс Артёма Тарана все ещё ждёт своего хозяина.
Пёс Артёма Тарана все ещё ждёт своего хозяина. Фото: предоставил юрист Сергей Броницкий

По его предположению, операция могла стать «входными воротами» для инфекции, которая потом распространилась на весь организм. Примечательно, что перед хирургическим вмешательством врач назначил пациенту только полоскания марганцовкой без приёма лекарств. При этом юрист отмечает, что обрезание при баланопостите в принципе является крайней мерой. По всем учебникам и медицинским рекомендациям оно показано только при неэффективности консервативной терапии.

«Может быть, этот случай показывает иногда неоправданно агрессивную тактику хирургов: давайте отрежем, а там посмотрим», — продолжает Сергей Броницкий.

По его словам, внесению и распространению инфекции также могли способствовать другие факторы. После операции уролог проводил осмотр и делал перевязки Артёму на дому. При этом он, по сути, проигнорировал тревожные симптомы и жалобы пациента.

Мама Артёма Вера Таран убита горем.
Мама Артёма Вера Таран убита горем. Фото: Кадры из видео

Что покажет проверка?

В частной клинике, где оперировали Артёма Тарана, всё случившееся комментируют с осторожностью. Её главный врач принёс соболезнования родным умершего и сообщил о проведении внутренней проверки. Хотя часть нарушений он уже фактически признал.

«Например, в медицинской документации не отражён тот факт, что Артёма не побрили перед операцией, — объясняет Сергей Броницкий. — То есть операционное поле не было подготовлено. Также главный врач подтвердил факт оказания медицинской помощи на дому. А перевязка в домашних условиях недопустима. Однако он сделал ремарку, что об этих действиях в клинике якобы не знали. Мы ждём, что они там у себя напроверяют».

Вера Таран возле фото умершего сына.
Вера Таран возле фото умершего сына. Фото: Кадры из видео

Но даже отстранение лечащего врача от работы не удовлетворит родных Артёма Тарана. Они обратились с заявлением в Следственный комитет, где попросили назначить комиссионную судебно-медицинскую экспертизу и привлечь доктора к уголовной ответственности. В этом ведомстве АиФ. ru сообщили, что сейчас ведётся доследственная проверка по факту смерти мужчины, до окончания которой они воздержатся от комментариев по поводу случившегося. Но очевидно, что добиться возбуждения уголовного дела и тем более доказать вину врача в суде будет непросто.

«Есть такая фраза, что экспертиза — царица доказательств, — говорит Сергей Броницкий. — Она должна установить прямую причинно-следственную связь между действиями конкретного доктора и наступившими последствиями — ухудшением состояния здоровья и смертью пациента. Пока рано говорить даже о квалификации возможного уголовного дела. Его могут возбудить по статье «Причинение смерти по неосторожности» либо по статье «Оказание ненадлежащих услуг».

Заключение о смерти.
Заключение о смерти. Фото: Кадры из видео

А пока родные Артёма Тарана вместе с юристом готовятся к гражданскому процессу с отдельным судебным следствием, итогом которого может стать назначение денежной компенсации за смерть мужчины. Они подали иск против частной клиники с привлечением оперировавшего врача в качестве третьего лица. Судья уже назначен, и в течение месяца должно пройти первое заседание.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах