Примерное время чтения: 6 минут
5826

Кровавый урок школы № 88. Что делать после трагедии в Ижевске?

Сюжет Стрельба в школе в Ижевске
Дети приносят цветы к школе № 88 в Ижевске.
Дети приносят цветы к школе № 88 в Ижевске. / Илья Питалев / РИА Новости

Удмуртия и вся Россия скорбят в связи с новой трагедией в школе. Великовозрастный любитель нацистских идей с диагнозом из области психиатрии устроил расстрел в средней школе № 88 города Ижевска.

«Ненависть» с «вялотекущей шизофренией»

17 человек, включая 11 детей, погибли, более 20 получили ранения. Преступник, совершив злодеяние, ликвидировал себя сам.

При этом в ижевской истории есть обстоятельства, которые выделяют ее из ряда аналогичных преступлений. Убийца использовал не охотничье оружие, а пистолеты ПМ — по предварительным данным, речь идет о травматике, переделанной для стрельбы боевыми патронами. Боеприпасов у преступника тоже было более чем достаточно — целая россыпь снаряженных обойм с надписью «Ненависть». Свою одежду нападавший «украсил» свастикой.

По данным главы Удмуртии Александра Бречалова, убийца с 2011 года состоял на учете в психоневрологическом диспансере с диагнозом «вялотекущая шизофрения». Есть информация, что в последний раз на приеме у врача он был всего несколько дней тому назад.

Что или кто подтолкнул 34-летнего мужчину явиться в школу, которую он когда-то заканчивал, чтобы сотворить чудовищное преступление, должно выяснить следствие.

Врач и участковый: был ли обеспечен должный надзор?

Но, помимо расследования, вновь встает вопрос о том: можно ли было это предотвратить?

Как говорил Глеб Жеглов, в каждом, даже в самом тайном делишке, всегда отыщется человечек, который что-либо слышал, что-либо видел, что-либо знает.

Ижевский преступник, судя по всему, никак не мог осуществить подготовку к преступлению втайне от других. Следить за его поведением, учитывая факторы риска, должны были как минимум два человека в рамках своих должностных обязанностей — это наблюдавший психически больного мужчину врач, а также сотрудник МВД в должности участкового. Первый должен был отслеживать любые изменения в состоянии пациента, второй — в рамках отслеживания групп риска обязан был следить за тем, чем занимается данный субъект, где работает и с кем общается.

У хорошего участкового всегда налажены отношения с информаторами, в том числе с пенсионерками, которые от скуки наблюдают за всем происходящим и всегда в курсе последних сплетен и слухов.

Нелегальное приобретение оружия и боеприпасов — это не самая простая история. Преступник должен был найти соответствующие контакты, связаться с продавцом, войти к нему в доверие. И на каждом таком шагу он не мог не наследить. Это еще одно направление, где убийцу можно было отследить и перехватить.

Ответственность близких: за больным человеком нужно внимательно следить

К сожалению, придется говорить и о родных. Психически больной человек — это тяжкий крест, но иного выхода, кроме наблюдения и контроля со стороны близких, в этой ситуации просто нет. Необходимо следить, принимает ли больной прописанные лекарства, не проявляются ли признаки агрессии, нет ли изменений в поведении. И, разумеется, нужно следить за тем, на каких страницах в интернете он останавливается, чем занимается в свободное время. Аккуратно и ненавязчиво следует проверять комнату, в которой человек проживает. Да, у близких убийцы тоже горе, но надо трезво и честно говорить — в том, что случилось в школе № 88, есть и их вина. И неважно, почему не отследили — боялись обидеть или просто боялись за себя. В итоге за это жизнями заплатили 17 невинных человек.

Еще раз повторим — предположение о том, что кто-то использовал психически больного в качестве исполнителя террористического акта, мы оставим следствию. Без четких доказательств спекулировать на этой теме нельзя.

Охранники погибли на посту. Ничего другого они сделать не могли?

Можно ли было остановить убийцу раньше, в момент, когда он входил в школу?

По данным главы Удмуртии Александра Бречалова, в момент нападения в школе № 88 находились два сотрудника ЧОПа.

73-летний Николай Киселев погиб одним из первых, встретив убийцу на входе. Погиб и его 60-летний напарник, успевший поднять тревогу, известить о случившемся свое руководство и администрацию школы. Предварительно заявлено, что тревожную кнопку охранники нажали своевременно, и первый наряд полиции прибыл через три минуты. Однако остановить нападавшего, пока он совершил то, что задумал, не удалось.

Работавшие в школе № 88 охранники не были вооружены. Николай Киселев, проработавший в учебном заведении около двух лет, в прошлом был шахтером, затем завхозом в стоматологической клинике, а в охрану устроился на пенсии. В школе говорят, что никаких замечаний к нему не было, и свои обязанности он выполнял.

Но какие шансы были у 73-летнего пенсионера без специальной подготовки выйти победителем из схватки с 34-летним убийцей, вооруженным двумя пистолетам? Киселев погиб, не отступив перед нападавшим, но остановить он его не мог.

У правоохранителей появились серьезные вопросы к руководству ЧОПа, однако дело не только в них.

Готовы ли мы к превращению школ и детсадов в крепости?

Не решен концептуальный вопрос — нужно ли размещать в школах охранников с огнестрельным оружием? Дело не только в том, что это резко поднимает финансовую сторону вопроса. Многие полагают, что постоянное нахождение человека с оружием в школе опасно само по себе.

Но, как показал ижевский случай, нынешняя система тоже не является панацеей.

Давно идет дискуссия о том, не нужно ли обеспечить школы охраной не из числа частников, а нарядами Росгвардии? Но здесь все упирается в необходимость обеспечить безопасность не только школ, но и детских садов, поликлиник, больниц, центров творчества и т. д. То есть фактически мы говорим о превращении всех объектов социальной и образовательной сферы, по крайней мере тех, что связаны с детьми, в режимные. Это неизбежно приведет к необходимости значительно увеличить штат правоохранительных органов. Пожалуй, тут можно говорить о необходимости создания отдельного главка, сосредоточенного на данной задаче.

Это ведь не только техническая, но и психологическая проблема. Готовы ли родители и дети к тому, что идти придется в настоящую крепость со всеми соответствующими параметрами безопасности? Готовы ли они на входе видеть сотрудников в форме и с оружием?

Времена изменились. Должны измениться и мы

Есть и другие предложения, так сказать, промежуточного порядка. Например, усилить безопасность учебных заведений за счет оборудования их блокирующими устройствами наподобие тех, что установлены на входах на стадион. Также и пост охраны в этом случае необходимо оборудовать пуленепробиваемыми стеклами, дабы дать сотруднику шанс отразить вторжение.

Поневоле вспомнишь счастливое советское детство с маленьким заборчиком вокруг школьного двора и тетенькой уборщицей, поддерживавшей железную дисциплину при помощи швабры и тряпки.

Но те времена ушли, а в новых нужно искать адекватные решения. Иначе мы обречены на повторение.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах