aif.ru counter
15807

Эксперт: Ту-154 — прекрасный самолёт, и летчики его всегда любили

Сюжет Крушение самолета Ту-154 Минобороны РФ в Черном море
Самолёт ТУ-154.
Самолёт ТУ-154. © / Михаил Мельничук / РИА Новости

О том, почему экипаж погибшего ТУ-154 решил дозаправиться в Сочи, мог ли на борту быть груз и сколько лет отмерено самолётам, АиФ.ru поговорил с заслуженным пилотом РФ, членом Комиссии при Президенте РФ по развитию авиации общего назначения Юрием Сытник.

Резкий взлет командира?

Елена Плотникова, «АиФ»: Юрий Михайлович, до сих пор непонятно, почему экипаж самолёта решил дозаправиться не в Моздоке, как планировалось, а в Адлере? Почему поменял курс?

Юрий Сытник: Это решение принимает командир корабля. Зачем лететь в Моздок, когда есть прекрасный аэропорт в Сочи? Сел да заправился. В Сочи безопасно, на высшем уровне обслуживание. В Моздоке некому почистить салон, заправить туалеты, а у командира самолёта не просто военные же летят... Салон за два часа полёта требовал уже, чтобы его почистили, чтобы на борт взяли питание, топливо, почистили туалеты, заправили водой.

— Говорят, что питание на борт не брали, только заправились и всё.

— Это говорят. А может, и брали. Кто знает?! Пассажиры летят все-таки, артисты летят — Ансамбль Александрова. Может быть, официально не брали? Но все подзаправились в Сочи. В Моздоке ни буфета, ни магазинов, ничего нет. А здесь нужно было еще пройти таможню, границу, этот же рейс за рубеж идёт. Все что-то из еды с собой взяли. Вот почему было принято решение в Сочи дозаправиться, а не на военном аэродроме Моздока. В Моздоке сел, солдат подошел с ружьём: «Забрали топливо и валите!». А кто заправит воду? Кто почистит туалеты? Кто салон почистит?

— Те, кто летал подобными рейсами, говорят, что там много свободного места — садишься где хочешь. И обычно все сгружаются в хвост. Не могла ли децентровка стать причиной падения?

— Диапазон центровок в салоне от 18 до 33. Чем больше сзади, тем легче взлетать. Но не бывает никогда, чтобы все сели в одно место. Даже психологи занимались этим, проводили эксперименты, определяли центровку, центр тяжести, и уже доказано научно, если делать свободную рассадку, то все сядут как надо. Но здесь все зависит от техники пилотирования, как командир взлетал. Может быть, там был резкий взлет? Чего я и побаиваюсь. Когда придут расшифровки, посмотрим. У каждого командира есть свой собственный почерк. Человек, который давно летает, знает возможности этого самолета, поэтому каждый взлетает по-своему. Я на нем летал больше 20 лет, и у меня на Ту-154 свой почерк выработан. Но для того, чтобы все это сделать, нужно было иметь хорошую подготовку. Мне, например, ее дали мои учителя в «Школе летчиков-испытателей». Кто обучал этого командира? Как он взлетал? Не знаю.

— А почему тогда части самолета на таком большом расстоянии друг от друга были?

— Вы сами и ответили на свой вопрос. Потому что если он разваливается в воздухе, части разлетаются очень далеко. Если просто срывается и компактно падает в воду, тогда только могут разнестись эти обломки течением, ветром, как угодно. А если на большой акватории все это разносилось, нужно посмотреть, где шасси, где остальные части.

«На сигналы SOS даже нет времени»

— Почему сигналы бедствия не подавали?

— Времени нет в самолете на это. Идет разгон самолёта, отрыв, выключение, уборка фар, уборка механизации. В кабинете идет рабочая обстановка, сложный элемент взлета. Посторонних разговоров вообще нет, и они не предусмотрены ни руководством полетной эксплуатации, ни инструкциями по взаимодействию экипажа, ни по технологии экипажа. Поэтому когда там что включать? Явно что-то резко произошло. Если взрыв, кто там будет включать, какие сигналы подавать? Все! Голова отлетела, руки отлетели. А если не взрыв, если он его сам завалил, что он будет говорить? «Я завалил самолет, я сейчас попробую его вывести»? Не получилось. Вот и все.

— Непонятно и то, был ли на борту груз и мог ли он стать причиной крушения?

— Не знаю. Даже если был, там есть два багажника: передний и задний. При загрузке всегда учитывается загрузочная ведомость и центровка самолета. Это делает второй пилот или специальный человек, который занимается этой центровкой. Здесь как раз хаотичности не бывает, грузчики несут за это ответственность.

— В СМИ, социальных сетях, в комментариях многих известных личностей главной причиной трагедии назвали то, что ТУ-154 был старым, что его давно нужно было списывать. Вы пролетали на таком самолете 20 лет, неужели эти самолеты нужно давно списать?

— Люди, которые говорят, что этот самолёт был стар, не понимают ни грамма в авиации. ТУ-154 — самый массовый борт был в Советском союзе и в новой России. Он был основным перевозчиком пассажиров. Самолет сделан на фирме Туполева и в свое время получил золотую медаль. Это замечательный самолет. Он строгий, но он железный, нормальный самолет. И все, кто на нем летал, его очень любят. И эта машина не старая. Он 1983 года выпуска, у него налёта всего 6600 часов. Это новая машина.

— А сколько лет должно быть самолету, чтобы его списали?

— Назначенный ресурс главным конструктором, как правило, начинается с 15 тысяч километров и до 55 тысяч. Комиссия осматривает самолет и определяет, сколько часов дать этому шасси, этому двигателю и пр. Все эти вопросы регламентированы и очень серьезны. И люди, которые подписывают эти документы, отвечают за них своей головой. Этот самолет может эксплуатироваться 50 лет!

Оставить комментарий (11)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы