2376

Заполучить пациента. Директор центра Бакулева — о проблемах в кардиологии

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. Почём рыбка? 24/03/2021
Директор НМИЦ сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева, главный внештатный кардиолог-аритмолог Минздрава, академик РАН Елена Голухова.
Директор НМИЦ сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева, главный внештатный кардиолог-аритмолог Минздрава, академик РАН Елена Голухова. / Илья Питалев / РИА Новости

Заменят ли таблетки операции на сердце? Нужно ли направление для госпитализации в Бакулевку? И трудно ли женщине руководить хирургами?

Директор НМИЦ сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева, главный внештатный кардиолог-аритмолог Минздрава, академик РАН Елена Голухова впервые после назначения согласилась на интервью для СМИ и дала его «Аргументам и фактам».

Лидия Юдина, «АиФ»: Елена Зеликовна, как восприняли ваше назначение вы сами и коллеги-кардиохирурги? Мужчины не любят подчиняться женщинам ни дома, ни на работе.

Елена Голухова: В Бакулевском центре я работаю уже 35 лет. За это время прошла путь от младшего научного сотрудника до руководителя. Приятно, что моё назначение произошло в юбилейный для нашего центра год (постановление об образовании центра сердечно-сосудистой хирургии было подписано в 1956 г.). Это действительно знаковое место для отечественной кардиохирургии – именно здесь были проведены первые в стране операции на сердце. И по сей день мы выполняем самый большой объём таких операций (только на открытом сердце до 5 тыс. ежегодно), а обследование и лечение получают 28 тыс. пациентов.

Мне кажется, женщина может вынести гораздо больше, чем мужчина, и в ней заложена любовь к порядку. Коллеги знают, что я человек требовательный и в определённом смысле перфекционист. Мы сохраняем паритеты и относимся друг к другу с огромным уважением. К тому же я убеждена, что в современном мире гендерные предрассудки не имеют большого значения. Особенно во врачебной среде.

На должность исполняющего обязанности директора я была назначена в ноябре 2019 г., то есть буквально накануне эпидемии, что можно считать настоящим «боевым крещением».

Наш центр был перепрофилирован под COVID-госпиталь, бригады наших специалистов (в состав которых входила и я) выезжали на самые тяжёлые вызовы. Одновременно за год мы прооперировали 21 тыс. профильных пациентов и 10 с лишним тыс. человек прошли у нас различные виды лечения.

Большой хирург – большой разрез?

– В мире активно развиваются методики малоинвазивной кардио­хирургии. Когда можно обойтись «малой кровью» и в каких случаях требуются операции на открытом сердце?

– Я кардиолог, а не кардио­хирург, поэтому могу сказать объективно. Врач должен применять методики, которые принесут пациенту максимальную пользу. В кардиохирургии это могут быть интервенционные методы лечения (высокоточные малоинвазивные вмешательства, которые ещё называют «хирургией без скальпеля»), эндоваскулярные методики (выполняются через небольшие проколы) и гибридные операции (сочетающие и открытые, и интервенционные вмешательства).

Наши врачи владеют всеми методами лечения, однако к нам в основном поступают самые тяжёлые пациенты, которым уже невозможно помочь малоинвазивными методами.

– За последние годы появился целый ряд препаратов, которые совершили революцию в кардиологии и в некоторых случаях стали заменой хирургическому вмешательству. Могут ли со временем лекарства полностью заменить операции?

– Лекарственная терапия, несмотря на свою с каждым годом возрастающую эффективность, может помочь далеко не всегда. О каких бы кардиологических проблемах ни шла речь (ишемическая болезнь, приобретённые пороки сердца, нарушения ритма, кардиопатия), при выраженных нарушениях структуры и функции сердца облегчить состояние пациента без оперативного или интервенционного вмешательства практически невозможно.

Если больной переносит инфаркт, после которого формируется аневризма желудочка сердца (выпячивание стенки артерии из-за истончения или растяжения), формируется тромб или патология клапана сердца (он начинает пропускать избыточное количество крови или ограничивать кровоток), никакими препаратами исправить ситуацию невозможно.

На мой взгляд, нельзя противопоставлять одни методы лечения другим. Каждому пациенту требуется своё лечение. Именно поэтому так важно наблюдаться в крупных центрах, где есть возможность получить лечение с использованием любых медицинских технологий.

Для всех и каждого

– За вашим центром закрепилась репутация элитного учреждения, попасть в который «с улицы», а тем более из регионов невозможно.

– Возможно, так было до распада СССР, когда центров, подобных нашему, в стране просто не было, а наша «пропускная способность» была гораздо ниже. Сегодня мы можем принять всех пациентов, которым ­требуется наша помощь. Начиная с 2021 г. для того, чтобы попасть в наш центр, уже не требуется направления. Пациент из любого региона, если он приехал в Москву, может получить у нас как консультацию, так и лечение.

Также у нас работает система телемедицинских консультаций и сайт, где можно задать вопрос дежурному доктору и получить ответ в режиме реального времени.

– Сколько в среднем проходит времени от выявления патологии до госпитализации пациента в ваш центр?

– Смотря о какой патологии идёт речь. Если об острой (чаще они связаны либо с расслаиванием аорты, либо с рождением ребёнка в критическом состоянии), при которой требуется немедленная госпитализация, то время от её возникновения до поступления пациента в клинику жёстко отслеживается. Как правило, времени требуется ровно столько, сколько нужно, чтобы доставить пациента в наш центр. Никаких бюрократических проволочек в этом случае быть не может.

Если говорить о новорождённых детях: сначала выполняется интервенционная процедура, которая позволяет сохранить малютке жизнь и стабилизировать его состояние, а затем радикальная операция по устранению порока.

При патологиях, не требующих немедленного вмешательства, сроки госпитализации, как правило, выбираются самим пациентом.

Нажмите для увеличения
Нажмите для увеличения

Днём с огнём

– Вы врач-аритмолог и занимаетесь самой загадочной сердечной патологией, которая часто возникает ниоткуда и у одних пациентов исчезает бесследно, а у других закрепляется и вынуждает жить под дамокловым мечом внезапной смерти. Есть ли надежда, что врачи в обозримом будущем разгадают тайну аритмии и смогут избавлять от неё пациентов?

– Аритмия часто возникает без явной внешней причины и в то же время осложняет течение целого ряда заболеваний. Но иногда аритмия протекает как первичные электрические заболевания сердца. Это можно сравнить с плохой проводкой, которая где-то постоянно замыкается и непрерывно искрит. Мы лечим и те, и другие состояния.

Что касается прогноза заболевания: нужно понимать, что в большинстве случаев он определяется стадией, на которой пациент обратился к врачу. За рубежом, если человек сел на велосипед и у него кольнуло сердце, он откладывает все дела и едет к врачу. Там такой стереотип поведения. У нас люди предпочитают терпеть до последнего и приходят к врачу уже в запущенном состоянии.

Главная проблема отечественной кардиологии – не оснащённость клиник (все технологии, которые существуют в мировой практике, доступны в нашем центре) и не профессионализм врачей, а то, что мы не можем вовремя заполучить наших пациентов. Если решить эту задачу – отпадёт большинство остальных.

Досье

Елена Голухова
Родилась в Москве.
В 1983 г. окончила Второй Московский медицинский институт им. Пирогова.
С 1986 г. работает в НМИЦ ССХ им. Бакулева.
С 2016 г. — академик РАН.
Автор 619 научных работ, из них 14 монографий и 6 патентов.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы