830

Виктор Рыбин и Наталья Сенчукова: «У нас на депозите – сплошной позитив!»

«АиФ. Здоровье» № 28. Власти начали борьбу с поборами в больнице 09/07/2009

В конце 80-х в один прекрасный день телепрограмма «Музыкальный лифт» показала видеоклип на песню «Страна Лимония», который тут же стал хитом. На группу обрушилась популярность, которая сохранилась и по сей день. Лидер группы Виктор Рыбин и его жена Наталья Сенчукова стали сегодня нашими гостями.

Когда светятся глаза

– Ансамбль «Дюна» – уже практически «монстры» рока, можно спрашивать про секреты творческого долголетия?

Виктор: Нет никаких секретов. Дело не в том, что мы все можем просчитывать и предвидеть, просто есть хорошее отношение людей, любовь зрителей. Когда после концерта приходят зрители – и те, что постарше, и молодежь, и наши ровесники – и просто говорят: «Витя, мы тебя любим», понимаешь: это чудо, ничего другого и не нужно. Какие деньги? Это не продается и не покупается.

Хотя сейчас, конечно, можно купить эфир. Когда мы начинали, все было не так. Мы не играли в «проекты», мы просто играли музыку. Выступали по подвалам, и это не было бизнесом.

Бизнесом это потом уже стало, но мы по-прежнему умеем играть по-настоящему, когда глаза светятся, когда сам заводишься. Меня «несет» на концертах, я порой забываю, где нахожусь. Это уже даже не кураж, а экстаз какой-то. В зале появляется драйв, и зрители от мала до велика впадают в такое же состояние.

Наталья: «Дюна» – это наше все, ведь у них есть и песни, близкие к шансону, и попсовые, и рок. «Дюну» словами не описать, это надо видеть и слышать.

– А экономический кризис вас коснулся?

Виктор: Нельзя, конечно, сравнить наше положение с положением тех людей, кто потерял работу, но и нас кризис не обошел стороной: количество выступлений сократилось раз в десять. Если раньше было двадцать концертов в месяц, то сейчас два.

Нам в этом кризисе немного повезло: мы год назад продали теплоход и нам постепенно выплачивают за него. Если бы не это, денег бы не было вообще, потому что нет денежных концертов. Есть работа творческая: съемки, записи, бесплатные благотворительные концерты, от которых мы не отказываемся.

Для нас это не первый кризис. Был кризис 1991-1993-го, 1998-й год с дефолтом. И вы знаете, все равно мы выступали: два-три месяца люди в шоке, а потом опять возвращаются к привычной жизни, покупают билеты на концерты.

Мы с Наташей – люди позитивные и публику свою тоже считаем позитивной. В нашем банке на депозите лежит сплошной позитив!

Три черных пояса

– Вы, как люди семейные, и прежде старались вести здоровый образ жизни, а как сейчас? Я слышал, что вы, Виктор, бросили курить, сложно было?

Наталья: Конечно! Двое-трое суток он вообще не спал. Ребенок говорил: к папе не подходите, папа ничего не хочет, только курить. Сейчас он стал намного лучше себя чувствовать, особенно с утра. Когда мы заходили раньше в прокуренное помещение, я говорила: «Фу, как накурено, вся одежда этим пропитается!» Виктор обычно отвечал: «Ну ты и неженка!» Теперь, когда бросил, стал меня понимать. Но мы не осуждаем тех, кто курит, просто лучше это делать в специально отведенных местах. Если кто-то получает удовольствие, то другие не должны мучиться.

– Раньше вы занимались фитнесом и аэробикой, а теперь?

Наталья: Все это было, но ведь для этого куда-то нужно ездить. Потом возвращаешься, постоишь в пробках и понимаешь: все пошло насмарку. Поэтому теперь никуда не езжу, делаю зарядку дома, занимаюсь с гантелями, много гуляю, хожу пешком. Виктор занимается бегом, а я не бегаю, сама не понимаю отчего, не нравится мне спортивный бег, хотя я достаточно выносливая. Когда мы куда-то выезжаем, я могу десять километров прошагать.

Мы сначала хотели спортивную беговую дорожку купить, а потом решили, что лучше заниматься на свежем воздухе, тем более что в Долгопрудном, где мы живем, не так загазовано, как в Москве.

– Как ваш девятилетний сын Вася? Прорезались у него музыкальный слух и голос?

Виктор: Слуха и голоса в том смысле, как понимаем мы, музыканты, у него нет. У него есть чувство ритма, он хорошо танцует, занимается карате, любит рисовать.

– Кто у Васи смотрит дневник, помогает ему уроки делать? Или этого не требуется?

Наталья: Нужно, конечно, особенно, если заболеет и пропустит уроки. Приходится вспоминать математику, русский. Стихи учим вместе. А вообще сын сам любит рассказывать, что они изучали. Он, конечно, гуманитарий по складу характера, но математика тоже нужна. Дневник проверяю я, там всякое бывает, ведь он обычный ребенок, не вундеркинд, и слава богу!

Сгоревшие котлетки тоже были

– По моим наблюдениям, редкая девушка, молодая женщина в первое время замужества может что-то делать по хозяйству. Это приходит не сразу, с годами.

Наталья: Конечно, всему учишься в процессе. Витя до сих пор вспоминает мои котлетки – сгоревшие угольки. У меня оставалось немного фарша после готовки пельменей, и я его пожарила, не добавив ни размоченного хлеба, ни яйца. Просто пожарила фарш, слепив котлетки. Витя их съел, чтобы меня не обидеть, но потом долго мне эти котлетки вспоминал в шутку.

В первые годы нашей с Виктором совместной жизни у нас были сплошные гастроли, чему-то научиться было сложно. Когда ждала ребенка, появилось время учиться готовить, в основном по книжке. Что-то нравилось, и это мы оставляли в нашем меню. И до сих пор, если денек свободен, я стараюсь что-то вкусненькое приготовить моим мужчинам. Но, конечно, нечасто я их балую.

– Недавно вы обвенчались. Как пришли к такому решению?

Наталья: Когда отпевали мою маму, познакомились и подружились со священником, периодически перезванивались, в храме виделись, а однажды пригласили его на мой день рождения. Он и посоветовал нам венчаться. Я думала, конечно, об этом, но Виктору не рассказывала о своих мыслях. А тут Виктор сказал: хорошо, будем венчаться.

– Как сохранить теплые отношения в семье? Ученые просчитали, что страстная любовь долго не длится, год-полтора, и все.

Наталья: Так и есть. Постель – это, конечно, хорошо, но должны быть общие интересы. У нас ребенок, который часто сплачивает супругов, появился через девять лет после знакомства.

Семейная жизнь – это такая трудная работа. Нужно друг друга слушать, понимать, уступать друг другу. Но мне с Виктором легко, он человек веселый, позитивный, вспыльчивый, правда, но очень отходчивый. С возрастом он научился просить прощения. Это здорово, когда у человека появляется способность осознавать, что он в чем-то ошибся.

Виктор: Кто-то один должен всегда «отрабатывать назад». Как на кораблях, реверс должен хорошо работать. На них, на кораблях, тормоза же нет, и в семейных отношениях тормоза нет, но нужно уметь грести назад. Один должен занять позицию не побежденного, а согласившегося. А другой не должен заниматься эскалацией конфликта.

– Виктор, когда мы виделись пять лет тому назад, вы сказали, что главное в семейной жизни – это хороший секс.

Виктор: За пять лет с сексом ничего не изменилось. Секс стал более изощренным. Если секс останется на прежнем уровне, то это уже плохо. Как в мировой экономике: кризис начинается со стагнации.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Самое интересное в соцсетях


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы