Примерное время чтения: 7 минут
1047

Святитель-хирург, исцеляющий духом

Новый главный хирург

В июле 1941 года в эвакогоспитале 15–15 Красноярска с нетерпением ждали появления главного хирурга края. До Красноярска и раньше доходили вести о необыкновенном докторе, который своими операциями многих спас от смерти. Но, когда в госпиталь вошел двухметровый человек в рясе и с наперсным крестом, врачи опешили. Осенив себя крестным знамением, Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий, епископ Лука, распорядился повесить в операционной икону и приступил к обязанностям главного хирурга.

Он был назначен на эту должность после письма Калинину, которое послал в первые дни войны: «Я, епископ Лука, профессор Войно-Ясенецкий, отбываю ссылку в поселке Большая Мурта Красноярского края. Являясь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать помощь воинам в условиях фронта или тыла, там, где будет мне доверено. Прошу ссылку мою прервать и направить в госпиталь. По окончании войны готов вернуться в ссылку».

Впервые за 14 лет после первого ареста он смог полноценно работать хирургом. Он поражал коллег огромным диапазоном своих операций – от тончайших на глазах до обширных резекций суставов. Приезжавший в госпиталь с инспекцией знаменитый травматолог Приоров сказал, что ему еще не приходилось видеть таких блестящих результатов лечения раненых, как у Войно-Ясенецкого.

Ссыльный делал по четыре-пять операций в день, посещая и другие госпитали, куда его приглашали консультировать: например, только за три недели 1942 года он поставил диагноз 87 больным. В конце этого года он заболел от переутомления.

Пациенты платили ему глубокой, искренней признательностью. Святитель Лука писал в автобиографии: «Раненые офицеры и солдаты очень любили меня. Когда я обходил палаты по утрам, меня радостно приветствовали раненые. Некоторые из них, безуспешно оперированные в других госпиталях по поводу ранения в больших суставах, излеченные мною, неизменно салютовали мне высоко поднятыми прямыми ногами».

Потянулись к святителю-хирургу и верующие, хотя к тому времени все храмы в Красноярске были закрыты. Святитель ходатайствовал об открытии церкви в Красноярске и совмещал лечение раненых с архиерейским служением, отправляясь в воскресные дни далеко за город, в маленькую церковь на кладбище…

Одновременно он не прекращает научную деятельность, едет в Томск поработать в библиотеке медицинского факультета, выступает в Иркутске на межобластном совещании главных хирургов, на конференции по военно-полевой хирургии в Новосибирске, где ему устраивают настоящие триумфы. Еще одна радость в эти дни была связана с тем, что «Священный Синод… приравнял мое лечение раненых к доблестному архиерейскому служению и возвел меня в сан архиепископа».

После войны архиепископ Лука был направлен на служение в Тамбов. Когда председатель Тамбовского облисполкома вручил ему медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», владыка заметил, что мог бы принести гораздо больше пользы, если его «не таскали бы одиннадцать лет по острогам и ссылкам. Сколько времени потеряно и сколько людей не спасено!». В президиуме повисло мертвое молчание. Наконец кто-то неловко промямлил, что надо забывать плохое, на что святитель Лука громко ответил: «Простите, не забуду никогда!».

Врач бедных и отверженных

Не забывать было что. Обвиненный в 1923 году «в агитации, направленной на помощь международной буржуазии…», Войно-Ясенецкий всю свою жизнь трудился на благо России. Блестящий выпускник Киевского университета отказался от профессорской карьеры и пошел по пути земского доктора, работая в скромных больницах беднейших российских губерний. Желая облегчить страдания больного при операции, он первым в мире разработал подходы спинно-мозговой анестезии, позволяющей обезболить отдельный участок тела без общего наркоза. Это стало основой его докторской диссертации. Изданная отдельной книгой, она получила международную премию «За лучшие сочинения, пролагающие новые пути в медицине» и была раскуплена так быстро, что автор даже не смог представить несколько экземпляров в Варшавский университет, чтобы получить вознаграждение.

Он был первым в России, кто осуществил сложные операции на желчных путях, селезенке, операции на головном мозге, некоторые хирургические вмешательства на глазах. Как врач он прославился уже до революции. Под Курском вылечил слепого от рождения юношу, и к доктору, словно богомольцы, потянулись толпы слепцов, держащих друг друга за плечи. Работая в земской больнице Переславля-Залесского по 10–12 часов в сутки в операционной и амбулатории, он по ночам создавал капитальный труд «Очерки гнойной хирургии». Когда он написал название на рукописи, то услышал голос: «На этой книге будет стоять имя епископа». Так и случилось – через много лет, после того как он потерял любимую жену, остался с четырьмя детьми на руках, принял священнический сан в Ташкенте, был арестован по ложному обвинению, прошел Бутырскую и Таганскую тюрьму, допросы, этапы, лагеря и ссылки. Книга была дописана в камере, корректорские правки также присылали в тюрьму. Когда вышло в 1934 году первое издание, отец Валентин уже принял монашество и стал епископом Лукой.

Все эти годы он не переставал оказывать помощь страждущим. В тюрьме писал прошения, чтобы ему разрешили лечить заключенных, на этапе оперировал крестьянина с тяжелым полиомиелитом. На пересылке отдал полушубок дрожавшему от холода «шпаненку», после чего сам сильно занемог. Нечеловеческие условия постепенно разрушали его могучее здоровье.

Читайте по теме: Скальпель и крест. 11 июня - 50 лет со дня смерти архиепископа Луки >>

Всюду, где епископ находился в ссылке, он проповедовал Евангелие, призывая прихожан сохранять верность патриарху Тихону. За это его ссылали даже на Ледовитый океан. В стане Плахино из пяти изб, которые были больше похожи на стог сена или кучу навоза, он крестил детей и лечил больных. Его вернули в Туруханск, опасаясь бунта жителей города. Когда же епископ был сослан в Красноярск, его провожали толпы народа, а церкви на Енисее встречали его пароход колокольным звоном.

Его дух не сломили ни гонения властей, ни зависть коллег, ни одолевавшие с годами болезни, ни слепота, поразившая архиепископа Луку в 1955 году в Крыму. Оперировать он уже не мог, но неизлечимые больные просили его хотя бы присутствовать на операции. В последние годы он исцелял одним своим благословением, а одной женщине сказал: «Вот вам лекарство: во имя Отца и Сына и Святаго Духа!».

Архиепископ Лука причислен Русской православной церковью к лику святых исповедников и святителей, память его празднуется 11 июня.

Читайте в соцсетях!



Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы