Примерное время чтения: 8 минут
608

Родить после рака. Можно ли стать мамой, имея онкологический диагноз?

В жизни всегда есть место не только подвигу, но и чуду. Даже в самые тяжелые моменты остается возможность счастья. В 34 года Наталье поставили онкологический диагноз — рак груди. Ей пришлось пройти через мастэктомию (удаление молочной железы). Однако она не только стойко перенесла все испытания, но и исполнила свою мечту — стать мамой во второй раз. Ей помогали вера и профессиональная поддержка врачей.

Наталья родилась и выросла в Москве. У нее заботливый любящий муж и двое детей. Раньше она работала в школе учителем истории, сейчас занимается репетиторством. В общем, благополучная жизнь, кому — на зависть, кому — на радость. Но 20 лет назад будущее представлялось ей вовсе не таким радужным.

Неожиданный поворот

В 2004 году у Натальи обнаружили уплотнение в груди — фиброаденому. Ей предстояла плановая операция. Результаты анализов и даже биопсия были в норме, поэтому женщина ничуть не волновалась. Просто небольшое вмешательство, три дня в больнице, и проблема будет устранена. Все оказалось совсем не так. Экспресс-тест, сделанный во время операции, показал, что опухоль злокачественная. Врачи в течение получаса приняли решение о повторной операции — мастэктомии. 

Фото: НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина

«Я не успела ничего осознать, и это, наверное, к лучшему, — вспоминает Наталья. — Потому что у меня не было периода, когда я должны была ждать серьезной операции, готовиться морально, все было очень быстро. Ситуация была стрессовая, и я столкнулась с ней один на один. В больнице я много плакала, не могла поверить, что это случилось. Меня поддерживали врачи, соседки по палате, навещали муж и мама. Психологически было очень тяжело».

Существовала вероятность повторной операции. Врачи ждали результатов биопсии, чтобы определить дальнейшее лечение Натальи. К счастью, все обошлось. У нее оказалась только первая стадия заболевания. Прогноз был положительный, самое страшное осталось позади. 

Больше никаких детей!

У Натальи на тот момент уже был ребенок. Дочке исполнилось всего шесть лет. Малышке очень хотелось иметь сестру или брата. Но врачи были категоричны — женщине больше нельзя иметь детей. Риск слишком высок. Ведь опухоль была гормонозависимой, а при беременности уровень половых гормонов повышается, и это воздействие происходит длительно.

«Врачи говорили мне прямо — оставишь дочь сиротой. Предлагали усыновить ребенка. Я регулярно проходила обследования: сначала каждые три месяца, потом раз в полгода. И каждый раз задавала врачам вопрос: есть ли у меня шанс еще раз стать мамой?» — рассказывает Наталья.

Фото: НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина

Прошло два с половиной года. Пациентка регулярно проходила обследования. И вот однажды ее лечащий врач рассказала ей, что вернулась с научной конференции, где обсуждался вопрос беременности у пациенток с онкологическим диагнозом, и что там выступала врач с докладом на эту тему. Наталья взяла телефон этого доктора и обратилась к ней за консультацией.

Спасибо врачу и архангелу

«Так я попала к Анастасии Анатольевне Пароконной, — говорит Наталья. — Она — первый врач, которая предложила мне помощь. Дала понять, что все возможно, отнеслась ко мне внимательно и заботливо. Больше я уже ни о чем не думала. За несколько дней до встречи с доктором я была в храме, на литургии. Стояла у иконы архангела Михаила. Говорила, Господи, я так хочу сына. Может быть, у меня все-таки получится? Все завертелось очень быстро — у меня брали анализы, консультировались с генетиками. На тот момент мне было уже 38 лет — возраст критический. Никто не давал стопроцентную вероятность, что я смогу самостоятельно забеременеть. Но все получилось с первой попытки. Беременность прошла просто на ура, я ее вообще не почувствовала. Наш мальчик родился в ноябре, накануне дня Архангела Михаила. В честь него я назвала сына Мишей».

Сейчас сыну Натальи уже 15 лет, он учится в 8 классе. Миша любит все, что связано с морем, много знает о подводных жителях. Раньше хотел стать ученым-биологом, а сейчас мечтает стать военным моряком. Он учится в кадетском классе, занимается спортом, любит зимнюю рыбалку с отцом на островах Карелии, готовит вместе с мамой вкусные блюда.

Фото: НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина

Думайте о хорошем!

«Я поняла одно. Думать надо о хорошем, потому что плохое и так найдется, — говорит Наталья. — Бывают периоды, когда “накрывает” депрессия. Хочется жить, дождаться внуков, помочь им вырасти. Я стараюсь не думать о плохом. Все будет хорошо. Обязательно. По-другому не бывает. Всем женщинам, оказавшимся в подобной ситуации, советую не падать духом. Сейчас очень многое лечится. Онкологический диагноз не лишает возможности стать мамой. Профессионализм, чуткость и доброта врачей стали для меня настоящим спасением. Они поддержали меня, дали надежду, что я не только выживу, но и останусь полноценной женщиной. Мои подруги с подобным заболеванием смогли родить не только одного, но и двоих-троих детей. У женского организма очень много резервов. Самое главное — это позитивный настрой и вера, что все будет хорошо».

Комментарий эксперта 

Врач-онколог, ведущий научный сотрудник отделения опухолей молочной железы отдела онкомаммологии НМИЦ онкологии им. Н. Н. Блохина, доктор медицинских наук Анастасия Пароконная:

— До недавнего времени понятия «беременность после рака» в нашей стране не существовало. Однако в последние годы благодаря развитию современных методов диагностики и лечения по целому ряду онкологических заболеваний достигнуты впечатляющие результаты. У пациенток после эффективного лечения сохраняется достойное качество жизни, и они начинают задумываться о повторной беременности, а кто-то планирует своего первого ребенка.

К сожалению, до сих пор мы сталкиваемся с тем, что наши коллеги-онкологи, особенно в регионах, часто отказывают женщинам в такой возможности, пугая негативным прогнозом. Это приводит к тому, что некоторые пациентки все-таки решаются родить ребенка, но втайне от своего врача. Хотя беременность пациенток в ремиссии обязательно должна проходить под наблюдением онколога. 

Мы стараемся объяснять коллегам, что перенесенная онкология не означает автоматический запрет на последующую беременность. Если у женщины была локальная форма рака, нет метастазов и после лечения мы говорим о выздоровлении, то в этой ситуации возможно обсуждать планирование ребенка. Конечно, каждый случай нужно рассматривать индивидуально. Есть агрессивные формы рака, например меланома, при которых развитие болезни на фоне беременности непредсказуемо. Хотя в моей практике были женщины, которые рожали детей после лечения этого заболевания.

Бывают ситуации, когда при некоторых заболеваниях требуется удаление репродуктивных органов. В таких случаях единственным вариантом рождения ребенка становится суррогатное материнство при условии, что генетический материал (половые клетки) был сохранен до лечения. На этом этапе очень важна совместная работа репродуктолога и онколога.

Решение о беременности после перенесенного лечения должно быть взвешенным. Важно понимать, насколько безопасна беременность с учетом конкретного заболевания, стадии, подтипа и формы опухоли, особенностей и сроков проведенного лечения. На консультациях в нашем Центре Блохина мы с пациентками вместе обсуждаем все «за» и «против». Но результаты обнадеживают: на сегодня более 100 детей рождены мамами, которые лечились от рака, будучи беременными, и около 90 деток, родившихся под нашим совместным наблюдением с акушерами у пациенток в ремиссии.

В некоммерческом проекте «Онконавигатор», который выпустил инклюзивный проект Everland вместе с ведущими российскими онкологами, можно найти больше информации о том, как проходит лечение от рака у уже беременных женщин и как современная медицина помогает женщинам, перенесшим онкологическое заболевание, вновь испытать радость материнства.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы