3668

Неравнозначные понятия. Чем паллиатив отличается от хосписной помощи?

Тема паллиативной помощи и работы хосписов сегодня активно обсуждается. В стране повышают информированность людей о таких направлениях помощи тяжелым больным, однако чаще всего понятия связывают с онкологическими пациентами. Нередко эти два термина в сознании людей расцениваются как синонимы, однако на деле это два разных этапа пути того же онкопациента, отмечают специалисты.

В чем разница?

«Хоспис и паллиатив — это не одно и то же. В хосписной помощи нуждаются пациенты на терминальных стадиях заболеваний, когда варианты лекарственной терапии уже исчерпаны. Это те больные, в отношении которых мы понимаем: наши усилия не помогут продлить жизнь. Такие пациенты, безусловно, нуждаются в медицинской помощи, но она заключается прежде всего в купировании болевого синдрома. Также акцент делается на уход и психологическую поддержку. В хосписах не лечат, а создают максимально комфортные условия для людей, которым, как правило, больше ничем уже нельзя помочь. Поэтому хосписы необходимы именно для такой категории больных», — рассказывает Андрей Пылёв, врач-онколог, к. м. н., главный врач федеральной сети клиник экспертной онкологии.

Что касается паллиативной помощи, отмечает онколог, то здесь ситуации могут быть разные. 

«Паллиативная помощь — это серьезная полноценная медицина, которая рассчитана преимущественно на тяжелых пациентов, но направлена на то, чтобы купировать те или иные проявления заболевания. То есть это борьба не с болезнью, а с ее симптомами и осложнениями. Паллиативная помощь зачастую применяется для того, чтобы вернуть пациента в курабельное (поддающееся излечению) состояние», — говорит Андрей Пылёв.

В качестве наглядного примера паллиативной помощи онколог приводит следующую ситуацию. Нередко онкологическое заболевание сопровождается механической желтухой, поскольку опухоль нарушает отток желчи. Если не восстановить проходимость желчного протока, пациент погибнет от печеночной недостаточности. Провести вмешательство (поставить стент, наружный дренаж или использовать другие варианты) — значит решить проблему, устранить осложнение. Тогда пациент сможет вернуться к радикальному противоопухолевому лечению, которое вполне может завершиться успешно.

Подобных ситуаций в случае с онкологическими заболеваниями немало, среди них, например, непроходимость бронхиального дерева или желудочно-кишечного тракта. Вмешательства, которые проводятся при этих состояниях, также могут вернуть пациента в курабельное состояние. К паллиативной помощи относится и купирование болевого синдрома, причем необязательно посредством определенных препаратов, но и, например, с помощью паллиативной лучевой терапии. Бывает так, что у человека метастазы в костях, и, если облучить эти костные очаги, болевой синдром уходит. Это и есть паллиативная помощь.

«Если глобально характеризовать паллиативную помощь, она устраняет те или иные проявления основного заболевания и возвращает пациентов либо к нормальному качеству жизни, либо в подходящее для дальнейшего лечения состояние», — подчеркивает Андрей Пылёв.

Бывают ситуации, когда человеку отказывают в лечении в случае возврата заболевания, потому что полностью он уже не выздоровеет, говорит врач. Его причисляют к больным, которым, кроме хосписа, ничего предложить уже нельзя, но на самом деле это не так. Объективно, еще можно помочь пациенту и продлить его жизнь, предупреждает Андрей Пылёв.

Почему понятия слились?

Для специалистов, отмечает онколог, эти понятия существуют отдельно друг от друга, но для людей, далеких от медицины, они нередко равноценны.

«Если мы говорим про лечение онкологического больного, то весь его путь можно условно разделить на несколько этапов. Первый, это когда человеку впервые ставят диагноз рак, и он проходит полноценное лечение — операцию, лучевую или химиотерапию и т. д. Второй этап наступает, если болезнь возвращается и самочувствие человека при этом ухудшается, — тогда применяют паллиатив. Третий этап — это та стадия, когда возможности врачей уже исчерпаны и больного направляют в хоспис», — отмечает Андрей Пылёв.

Хосписная помощь используется тогда, когда есть понимание, что даже паллиативная поддержка мало что может изменить в перспективах пациента, когда врачи признают свое бессилие перед болезнью.

«Хоспис это не стационар. Это такое место, где люди живут, общаются, смотрят телевизор, встречают гостей. Но в то же время здесь в случае возникновения симптомов — прежде всего боли — пациенту смогут помочь. Здесь, конечно же, тоже есть медицинский персонал, руководят хосписами врачи. Но концепция таких учреждений не подразумевает того, чтобы лечить в прямом смысле слова: здесь нет операционных, не анализируется состояние больного. В хосписах есть все необходимое, чтобы человек прожил отведенный ему отрезок времени максимально комфортно», — говорит Андрей Пылёв.

Дорогое лечение

Стоит понимать, что паллиативное лечение трудоемкое и дорогостоящее. Связано это с тем, что клиники, которые оказывают полноценную паллиативную помощь, должны иметь хирургическое и рентгеноэндоскопическое отделение, реанимацию, оснащенные дорогим современным оборудованием, и многое другое. Это, как говорит Андрей Пылёв, некая «суперинтенсивная» терапия.

«В США проводили исследования и анализировали терапию такого плана с медико-экономической точки зрения. И оказалось, что этап паллиативного лечения стоит дороже, чем все первичное лечение с операциями и последующей терапией, потому что с точки зрения необходимых трудозатрат, фармподдержки и оборудования это наиболее трудоемкий и объемный этап», — подчеркивает Андрей Пылёв.

Лучший паллиатив за рубежом?

Есть мнение, что пациенты предпочитают лечить рак за рубежом и за паллиативом тоже отправляются туда.

«На самом деле пациенты редко обращаются за паллиативом за рубеж. Дело в том, что такая помощь, как правило, требуется пациентам в достаточно тяжелых состояниях, когда им физически тяжело куда-то лететь. За рубеж чаще отправляются на первом этапе пути», — говорит Андрей Пылёв.

В России сейчас стараются развивать это направление. К сожалению, в регионах получить качественный паллиатив сложно, но в крупных городах ситуация выглядит лучше, поскольку там возможностей для высокотехнологичного лечения больше.

«Мы все активнее говорим о такой помощи, появляются государственные клиники, которые оказывают полноценную паллиативную помощь или проводят отдельные этапы. Общественные деятели делают много, чтобы о проблеме говорили, чтобы такая помощь становилась доступной большему числу пациентов в России. Сейчас уже появляются обучающие программы по данному направлению, проводится определенная подготовка врачей», — говорит Андрей Пылёв.

Конечно же, идеальная модель оказания паллиативной помощи, когда пациента ведет один и тот же врач-онколог от момента постановки диагноза и дальше. В этом случае специалист, наблюдая пациента на всех этапах, видит полную картину в динамике. И еще лучше, если все это делается в одних стенах.

Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы