Примерное время чтения: 3 минуты
555

Микробы распоясались. Гонорея может стать неизлечимым заболеванием?

В США сообщили о двух случаях гонореи, которая не поддается терапии. Неужели гонорея может стать неизлечимой? Теоретически — вполне. И не только она. Ведь, оказывается, это не единственная инфекция, на которую не действуют привычные антибиотики.

Тот факт, что из всех венерических заболеваний именно возбудители гонореи лучше всего приспосабливаются к лекарствам, ученые заметили еще в 2011 году. Тогда в Японии описали первый такой случай инфекции, которая с трудом поддается лечению. С тех пор неубиваемую привычными антибиотиками гонорею стали выявлять регулярно, а дозы лекарств постоянно повышали. 

«На самом деле, вылечить человека можно, выявлен просто штамм, у которого снижена чувствительность к стандартной рекомендованной терапии цефалоспоринами, — пояснил aif.ru профессор кафедры госпитальной терапии Сеченовского университета Сергей Яковлев. — В России такие штаммы тоже есть. Существуют альтернативные средства лечения. Однако если вылечить гонорею цефтриаксоном стоит, условно, меньше ста рублей (1 г цефтриаксона стоит порядка 40-50 руб.), то терапия другими препаратами, которые преодолевают устойчивость микробов, — может обойтись в несколько тысяч и даже десятки тысяч рублей. Новые средства из резерва стоят на порядок дороже. Возникает вопрос, кто за это может платить. Государство? А предусмотрены ли деньги? Сам человек? Не у всех есть возможность».

Универсального лекарства от микробов создать невозможно. Проблема осложняется тем, что в случае с «поведением» бактерий ученые вообще не могут делать прогнозы. «Допустим, сегодня конкретный микроб чувствителен к антибиотикам, а завтра ко всему устойчив, — продолжает Яковлев. — К примеру, стрептококки уже десятки лет, со времен Флеминга (микробиолог Александр Флеминг, который впервые выделил пенициллин из плесневых грибов — прим. ред.) были чувствительны и сейчас чувствительны к антибиотикам. Кто мог предположить, что они не будут формировать устойчивость? Никто. Но нет никакой гарантии, что в один прекрасный день они тоже разовьют устойчивость».

К счастью, устойчивые к лекарствам инфекции — пока проблема не массовая. Она касается отдельных пациентов. «Нельзя сказать, что раз появился устойчивый штамм, то все сейчас повально заболеют. Это будет проблема для конкретного человека, которому так “посчастливилось” приобрести данный штамм», — уточняет профессор. 

По словам врача, чаще всего устойчивые к антибиотикам инфекции возникают в стационарах, в реанимациях — госпитальная пневмония, госпитальный пиелонефрит, сепсис. 

«Проблемы для лечения возникают, даже если микроб чувствителен не ко всем, а к некоторым препаратам, — отмечает Яковлев. — Например, при туберкулезе терапия длительная, используются одновременно три-четыре, иногда пять препаратов против микобактерий. И если к четырем развилась устойчивость, а остается только пятый, то одним препаратом туберкулез лечить нельзя. Поэтому лечение затягивается».

Конечно, мы пока еще не дожили до ситуации, когда против наиболее устойчивых микробов вообще невозможно было бы подобрать лекарств. Но к этому уже близко. 

«Есть экстремально резистентные штаммы, когда микроб сохраняет чувствительность только к одному, максимум к двум антибиотикам. Среди госпитальных штаммов таких примерно 5-10%. Бороться с ними крайне тяжело», — заключает эксперт.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы