578

Логопед после инсульта. Как восстановление речи влияет на реабилитацию?

/ Red Stock / Shutterstock.com

Логопед традиционно ассоциируется у людей с детьми — когда малышам надо выправить речь, поставить звуки и т. д. При этом есть и вполне взрослые специалисты. Которые работают, например, с людьми, перенесшими поражения головного мозга и имеющими на этом фоне речевые проблемы.

О том, как работают в рамках программы реабилитации со взрослыми специалисты-логопеды, АиФ.ru рассказала Мария Хлюстова, ведущий логопед отделения медицинской реабилитации и отделения медицинской реабилитации № 2 для пациентов с нарушениями центральной нервной системы (ЦНС) «Федерального центра мозга и нейротехнологий» ФМБА России.

Виды нарушений

Пациенты, которые восстанавливаются после нарушений мозгового кровообращения, отмечает специалист, могут иметь разные речевые нарушения. При этом такие проблемы делятся на виды. «Речевые нарушения делятся на две группы: это афазия — системный распад речевой функции и дизартрия — нарушение иннервации артикуляционного аппарата. В целом к нам поступают пациенты, которые нуждаются в улучшении возможности речевой коммуникации», — говорит Мария Хлюстова.

Роль логопедов в реабилитации пациентов, пострадавших от нарушений мозгового кровообращения, переоценить сложно. И исключать их из процесса никак нельзя. «В связи с развитием науки и технологий реабилитации в мире, и в России в том числе, реабилитация не может быть нецелостной. Реабилитационный процесс един. И лечебная физкультура, и физиотерапевтические процедуры, и психологическая и нейропсихологическая помощь, и, конечно, медицинская помощь должны осуществляться вместе. Потому что головной мозг не работает отдельно, он работает целиком. При его поражении очень важно помнить, что все начинается с движения, все начинается с глубинных отделов головного мозга. Движение, лечебная физкультура являются пусковым механизмом для того, чтобы логопедическая работа шла более эффективно, чтобы восстановление пациента, восстановление его речевой функции, глотание были более эффективны», — отмечает Мария Хлюстова.

При этом специалист подчеркивает, что крайне важно, чтобы человек не просто научился говорить со специалистом по приказу, по просьбе или по инструкции, а чтобы он, приехав домой, мог общаться с родственниками. Это коммуникация, которую человек должен осуществлять в быту.

«Для этого мы работаем с пациентом так, чтобы он мог общаться, чтобы его жизнь не ухудшалась, социальная активность была достаточной. Поэтому именно мультидисциплинарный подход, который мы используем в нашем Центре, на мой взгляд, очень правильный, является одним из возможных вариантов обеспечения кратчайшей реабилитации. И речевая функция в том числе как важная часть функций головного мозга, как высшая психическая функция, которая является „зеркалом“ всех остальных функций, восстанавливалась значительно быстрее, значительно лучше и эффективнее», — говорит специалист.

Тяжелые пациенты

Мария Хлюстова отмечает, что работа ведется даже с очень тяжелыми пациентами. «Это те люди, которые не могли контактировать, у которых было нарушенное сознание и которые не могли выполнять простые инструкции. Это пациенты, у которых были большие проблемы с поражением тканей головного мозга. И это пациенты, которые находились в длительной коме», — говорит специалист.

При этом стоит понимать, что каждый человек индивидуален в своем реабилитационном потенциале. «Этот потенциал можно оценить, только начав реабилитационный процесс. У каждого человека есть свой набор качеств, это называется преморбид — то, чем человек владел до случившегося. И в зависимости от своего уровня и навыков, которые он приобрел в жизни, процесс восстановления у каждого человека происходит индивидуально. У каждого из нас разная профессия. Мы пользуемся различной лексикой. Каждый из нас работает руками или головой, занимается физическим трудом или умственным, и очень важно понимать, что человек умел раньше», — отмечает Мария Хлюстова.

Далее, говорит специалист, очень важно правильно выбрать индивидуальную программу для реабилитации. «Если говорить про речевую функцию, про службу логопедии, то здесь применяется индивидуальная программа восстановительного обучения. Очень важно помнить о том, что все начинается, конечно же, с диагностики. Мы проводим полноценную логопедическую диагностику, выявляем нарушения глотания на раннем этапе и остаточные явления нарушенного глотания, которые пациент может, кстати говоря, не замечать. При тщательном обследовании, сборе анамнеза выясняется, что пациент поперхнулся пищей жидкой консистенции, но не обращает на это внимания. У нас очень большой пласт пациентов, которые имеют нарушения глотания, поперхивания, имеют речевые нарушения, но не замечали этого раньше, не обращали на это внимания», — рассказывает специалист.

Техника в помощь

В работе с пациентами врачи практикуют варианты альтернативной коммуникации. Так, применяется специальная коммуникационная система, которая создает возможность сетевого общения людей, не имеющих сегодня возможности говорить и двигаться, людей с такими диагнозами, как ДЦП, БАС, инсульт, рассеянный склероз, и различными нейротравмами (ЧМТ, спинальные травмы и другие) с родными, медицинским персоналом, друзьями и всем миром. Основывается такая система на наличии гарнитуры, датчиков, снимающих ЭЭГ, а также блоке передачи информации.

«Первым направлением, которое мы начали использовать в Центре, была альтернативная коммуникация. Мы используем коммуникационный комплекс на основе интерфейса “мозг — компьютер”, неинвазивный для пациентов с тяжелыми нарушениями речи и движений. Это пациенты, у которых есть тяжелые речевые нарушения в виде дизортрии, анартрии, то есть отсутствует речевая функция из-за нарушения иннервации артикуляционного аппарата. Также это пациенты, которые не могут правильно дышать, не могут правильно говорить, у которых меняется голос, появляется достаточно дискомфортное состояние гиперсаливации, когда слюноотделение повышено и они не могут это контролировать. Также это пациенты, которые не могут пользоваться речью, но при этом умственная функция речи, то есть умственная возможность, сохранена, но нет речевой продукции. Для таких пациентов создан этот комплекс», — говорит Мария Хлюстова.

В начале применения комплекса его использовали для осуществления коммуникации с пациентами в домашних условиях. Это было необходимо, чтобы люди могли общаться в соцсетях, могли вернуть свою социальную жизнь не выходя из дома. Применение альтернативной коммуникации, отмечает Мария Хлюстова, показывает, что на определенных этапах работы с этой системой у пациента происходит тренировка внимания, улучшается концентрация внимания.

«Многие пациенты при отсутствии возможности говорить не могут высказать собственные желания. Пациенты, у которых есть грубые двигательные нарушения, не могут жестом показать, чего они хотят. Отличная возможность, которая появилась в связи с использованием аппаратуры, — пациент может набрать силой мысли с ее помощью собственные желания. Если он не может прочитать или не может написать, то он может выбрать картинку, которая ему нужна. Допустим, если пациент с грубыми двигательными нарушениями или с грубыми речевыми нарушениями хочет пить, он не может сказать или показать, чего он хочет. А благодаря данной аппаратуре он может силой мысли набрать, выбрать картинку и показать, что он хочет пить, и отправить это сообщение близкому человеку, который даже находится, например, на кухне», — говорит Мария Хлюстова.

Есть и специальные компьютерные программы. Так, например, одна из них подходит для восстановления письма, чтения, экспрессивной речи, то есть разговорной речи, для восстановления понимания речи и при тяжелых формах речевого нарушения, когда пациенты лишены возможности вообще общаться.

«Мы ее используем по определенной системе. В программном обеспечении есть блоки для различных форм афазий, потому что их существует много. Когда пациент уже обследован и мы уточнили его логопедический статус, то есть речевой статус и речевое нарушение, то в этом ПО можно составить его личную программу восстановительного обучения. Это ПО также может переноситься на компьютеры пациентов. ПО просто в использовании, и родственники пациента могут в дальнейшем продолжать работать в нем. Это будущее, так скажем», — говорит Мария Хлюстова.

Для пациентов создаются индивидуальные программы восстановления и реабилитации. Они предусматривают минимум дискомфорта для человека, но при этом максимум эффекта.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы