aif.ru counter
727

Онкологи о табаке: более половины из 2,5 млн больных раком – курильщики

«АиФ. Здоровье» № 48. Ежедневная часовая прогулка продлевает жизнь на 4,5 года 29/11/2012
На фото слева направо: Председатель правления КонфОП  Д. Янин, глава Евразийской федерации онкологии (EAFO) С. Субраманиан и журналист Р. Толокнов. Фото: РИА Новости

Более ста онкологов страны обратились к Председателю Государственной думы Сергею Нарышкину с просьбой поддержать законопроект Мин­здрава РФ «Об охране здоровья населения от окружающего табачного дыма и последствий потребления табака» в той редакции, в которой он был предложен министерством.

Почему обсуждение этого закона взволновало врачей?

В чьих интересах?

Дмитрий Янин, председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП), член координационного совета по борьбе против табака при Минздраве РФ:

                                                               
Важно
34,9% взрослых в России (21,9 млн человек) подвергаются воздействию табачного дыма на рабочем месте.

89% детей 13–15 лет вынуждены вдыхать табачный дым в общественных местах, а 76% – у себя дома. 47% людей, умерших преждевременно в результате воздействия пассивного курения, – некурящие женщины, а 28% – некурящие дети.

 

– Собрано сто подписей под обращением онкологов России в поддержку антитабачного закона. Почти 100 тысяч подписей – на сайте одной из московских газет. Против закона выступают табачные компании и политики, которые их поддерживают. Мы попросили хирургов-онкологов, журналистов и людей, которые в результате курения столкнулись с очень серьезными проблемами со здоровьем, высказаться по этому поводу.

Многие думают, что закон принимается в непонятно чьих интересах. Одни говорят, что он выгоден для фармацевтической отрасли, якобы она будет больше зарабатывать на противотабачных средствах…

Есть версия, что за законом стоит наркомафия. И даже, что за этим законом стоят враги химчисток, потому что после запрета на курение в общественных местах спрос на услуги химчисток упадет. При этом не говорится о главном: в нашей стране 44 млн курильщиков, и, к сожалению, 22 млн из них умрут от диагнозов, напрямую связанных с ошибкой, которую они допустили, когда начали курить.

Мы хотим сейчас дать слово Санкт-Петербургу.

Печальные исповеди

Марина Чернова, член правления КонфОП, руководитель программ общественного здоровья:

– Мы в студии Санкт-Петербурга, здесь доктор-онколог Андрей Викторович Карпенко и два замечательных, смелых пациента, которые согласились рассказать свои истории: Светлана Дмитриевна и Валерий Юрьевич.

Валерий Шувалов (онкологический больной, удалена часть гортани):

– Курить я начал в 9–10-м классе, когда хотелось казаться взрослым. Я был доцентом Санкт-Петербургского экономического института, сейчас это университет. Примерно 5 лет назад у меня стал садиться голос, а в начале 2008 года мне поставили диагноз «рак». Потом была операция, частично удалили голосовые связки, сделали пластику… Болезнь моя вызвана комплексом причин. На первом месте – курение. Кроме того – специфика работы, постоянная горловая нагрузка. После операции меня какое-то время еще подержали на работе, но когда подошел пенсионный возраст, попросили освободить место преподавателя. Думаю, если бы не проблема с голосом, если бы я мог и дальше читать лекции, меня бы оставили. Работа мне нравилась, я сейчас скучаю о ней. Есть проблемы и морального характера, меня угнетает снижение социального статуса…

Светлана Дмитриева (онкологическая больная, перенесла операцию ротовой полости, говорит с большим трудом):

– Я плохо говорю, извините. Курила лет 35. После операции я – инвалид 1-й группы. Прихожу к себе на работу в социальный центр два раза в неделю и девочкам говорю: не курите, посмотрите, что стало со мной.

Андрей Карпенко, заведующий отделением опухолей головы и шеи Ленинградского областного онкологического диспансера:

– 90% наших пациентов – курильщики. Курение является основным фактором в развитии рака ротовой полости, глотки, гортани…

По статистике, 50–60% пациентов умирают через год после установления диагноза «рак ротовой полости».

Инвалидизация таких пациентов – очень высокая. Приблизительно 60–70% больных мы вынуждены полностью удалять гортань. Последствия – отсутствие голоса в общепринятом смысле этого слова, дыхание через трахеостомическую трубку.

Рак помолодел

Роман Толокнов, журналист:

– 20 лет назад иностранные табачные компании, пришедшие на российский рынок, выбрали своей целью женщин и детей, это известный факт. Наблюдаете ли вы, практикующие врачи, некую эпидемию женской онкологии?

Сомасундарам Субраманиан, хирург-онколог, директор Евразийской федерации онкологии и научно-образовательного центра «Евразийская онкологическая программа EAFO»:

– Женщины стали чаще болеть раком легкого. Из-за того, что много подростков курит, рак помолодел. Если раньше мы видели рак легкого или языка, гортани в 50 лет и позже, сейчас мы видим эти болезни и у 22-летних пациентов.

Андрей Карпенко:

– Да, женщин с раком головы и шеи стало больше. Всегда считалось, что рак ротовой полости в результате курения возникает в 60–70 лет. Но сейчас много таких пациентов в 40–45 лет. Человек в полном расцвете сил, владеет специальностью и положением в обществе, но рак может стать концом его карьеры, жизни.

Что перевесит?

Дмитрий Янин:

– По нашим оценкам, если закон будет принят в той редакции, в какой он сейчас есть: с запретом на рекламу, на курение в общественных местах…, то табачные компании будут терять по 5 млрд долларов продаж ежегодно. Мы бы хотели, чтобы наши доктора не сталкивались с раком ротовой полости.

Чтобы пенсий по инвалидности из-за курения не было. Чтобы люди жили до 80–90 лет полноценной жизнью. А табачные компании говорят, тогда мы потеряем 5 млрд долларов. Что перевесит: их потери или интересы наших граждан?

Роман Толокнов:

– Огромные силы подключены к торпедированию антитабачного закона. Он будет ослаблен, если сейчас все мы – врачи, пациенты, простые граждане, которые понимают, что от их голоса, от их позиции зависит жизнь их детей, не начнем активную кампанию.

Дмитрий Янин:

– Мы бы хотели, чтобы это письмо подписали не 100 онкологов, а, например, 1000. Мы надеемся, что депутаты прислушаются к врачам и постесняются обслуживать табачные компании.

О годах и деньгах

Андрей Карпенко:

– Никто не считает, во сколько обходится государству лечение одного онкологического пациента. Валерий Юрьевич, к счастью, обратился к нам на ранней стадии заболевания, а у Светланы Дмитриевны была восьмичасовая операция, которую выполняли две бригады хирургов, послеоперационный курс облучения в 1,5 месяца, а далее, в течение 5 лет, ей необходимо диспансерное наблюдение с некоторым набором исследований. Даже по минимальным расценкам государственного учреждения речь идет об очень значительных суммах.

Сомасундарам Субраманиан:

– Пока самым дешевым лекарством от рака являются руки хирурга. Даже эта сложная операция, которую выполнили 10 человек пациентке доктора Карпенко, стоила для государства или для страховой компании 50–80 тысяч рублей. Но одно введение современного препарата может стоить от 50 до нескольких сот тысяч рублей, и такое лечение нужно проводить запущенному онкологическому пациенту на протяжении всей его жизни. Вы представляете, какая это нагрузка на государство?

2,5 млн россиян живут с диагнозом «рак». Их них 1/5 часть – заболела в этом году. Более половины из этих 2,5 млн больных – курильщики. В лучшем случае они проживут еще 5 лет. Это очень печальная цифра. А ведь курение – этот основной фактор, вызывающий рак, – мы можем исключить.

Ради детей

Андрей Карпенко:

– Мне по работе довелось побывать в Индии, это не самая продвинутая и не самая богатая страна. Несколько лет назад там 80% населения курили. Но в последние годы в Индии на государственном уровне жестко продвигается антитабачная политика. Теперь нельзя курить нигде – ни в ресторанах, ни в кафе, ни в гостиницах, даже в общественных местах на улицах. За день там можно встретить не больше одного-двух человек, которые курят на улице. И разительный контраст, когда возвращаешься в Россию. Идешь по улицам Питера и видишь курящих около школы подростков, и никто на это не обращает внимания.

Марина Чернова:

– Если подросток не закурит до 18 лет, скорее всего, он не закурит вообще, а если и закурит, то не будет стабильным курильщиком. Из тех взрослых, кто курит постоянно, 80–85% закурили до 18 лет – это данные российского исследования. Меры предложенного Минздравом законопроекта прежде всего направлены на то, чтобы не закурили подростки. Чтобы пачка сигарет им была недоступна, не привлекала их внимание, чтобы ее сложно было купить.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество