Примерное время чтения: 8 минут
3104

Болезнь пенсионного периода, или Как оставаться активным в любом возрасте?

Всех пожилых людей условно можно поделить на две категории: тех, кто живет от больницы к больнице, и тех, кому удалось обмануть время и сохранить активность, несмотря на возраст.

В России последняя категория малочисленна, так как природные и социальные условия сказываются на продолжительности и уровне жизни россиян. И все же геронтологи уверены, что активная старость возможна, если не запускать свое здоровье.

На эти и другие вопросы ответил заведующий кафедрой терапии, гериатрии и апитерапии Московского государственного медико-стоматологического университета, директор центрального научно- исследовательского института гастроэнтерологии Леонид Лазебник.

«АиФ»: - Почему в России все, кто уходят на пенсию, выглядят во много раз хуже, чем, например, в Италии? Неужели дело только в отсутствии социального обеспечения?

Л.Л.: - Дело, конечно, и в социальном устройстве государства, и в социальном устройстве жизни. В принципе это – главное. Наши пенсионеры погружены в заботы о здоровье, в заботы о хлебе насущном, в заботы о социальной неустроенности, очень небольшие пенсии у нас. Мало решены вопросы социального благоустройства пожилых, общество наше достаточно агрессивно относится к пожилым людям, очень сильны геронтофобические настроения. С моей точки зрения, мало воздается почестей людям, прошедшим тяжелый жизненный путь вместе со страной, сохранившими эту страну, а она вспоминает о них только по праздникам. Кроме того, сейчас все пережили тяжелую социальную катастрофу: потеряны идеалы, потеряно имперское величие, потеряна вера в светлое будущее коммунизма, очень много несправедливости в жизни. Поэтому пожилые люди несчастливы, их нельзя назвать счастливыми у нас.

«Государство для людей»

«АиФ»: - В России есть День пожилого человека. А что делается в этот день для пожилых людей?

Л.Л.: - День пожилого человека во всем мире отмечается. Нельзя привязывать уважительное, достойное отношение к пожилым людям только к одному дню. В этот день проводятся какие-то конференции, праздники, дарятся подарки, но ведь это должно быть не в один день, не только 1 октября.

«АиФ»: - Здесь вопрос в том, что есть у нас День пожилого человека, но многие люди даже не подозревают о его существовании, это никак в средствах массовой информации не афишируется.

Л.Л.: - Нет, это отражается, конечно. В Москве были большие мероприятия, посвященные этому дню. С 1 по 3 ноября будет проходить большая выставка «Возраст 50+» на Краснопресненской набережной, но это все праздники, а человек живет в быту каждый день. Каждый день должен быть праздником, особенно в пожилом возрасте.

«АиФ»: - Леонид Борисович, а Вам не кажется, что у нас в принципе в голове нет такого понятия о том, что старость должна быть активной, что мы сами должны быть активны. Я понимаю, что у нас есть определенные не очень хорошие социальные условия, климат и еще много причин, которые давят на человека. Но, тем не менее, мне кажется, в принципе у большинства нет внутреннего настроя на активность. Так ли это?

Л.Л.: - Вы правы. У нас еще долго будут сохранены иждивенческие настроения о том, что государство нам что-то должно. Может, оно так и есть, потому что все усилия того поколения, из которого я вышел, были положены на то, чтобы создать государство. А государству народ был не очень нужен, потому что либо государство для государства, либо государство для людей. У нас – либо люди для государства, либо государство для людей. У нас раньше была модель «люди для государства», и мы так привыкли, мы так были воспитаны, люди для страны. А сейчас другая модель строится медленно. Она уже построена в других странах, там «государство для людей», а мы пока еще идем к этой модели.

Пчелиный улей

«АиФ»: - А как Вам видится поколение, которому сейчас лет двадцать, это будут уже другие люди пожилого возраста, они уже будут более активны?

Л.Л.: - Знаете, наверное, человеческое общество должно быть построено по модели пчелиного улья: все работают вместе, но каждый заботится о себе, при этом все создают общий продукт в виде меда, который пусть уходит куда-то, но дальше ведь заботиться надо о себе самому. И мне представляется, что современная молодежь, живущая в новых экономических условиях, в новых социальных условиях и требованиях, должна задуматься о том, какой будет их старость. Государство чем обеспечит? Только пенсией. Это в принципе наши деньги. Это мои деньги, которые я отдал государству на сохранение и которые оно должно мне потом вернуть. Возвращают не все, наверное, потому что пенсии должны быть выше, значительно выше. Нужно заботиться самому, потому что достойная старость – это свобода. Свобода в передвижении, свобода в самообеспечении, свобода духовная. А что может дать свободу?

Только финансовые средства. Поэтому то, что происходит сейчас с нашими пожилыми людьми – это все-таки переходный период, они получают недостаточно. Существуют и дискриминационные меры. Инвалиды, участники войны – заслуженнейшие люди, получают одну помощь, а другие, которые не входят в эту категорию, – совершенно другую. Это ведь тоже социальная несправедливость в какой-то мере. Это не умаляет заслуг людей, которые участвовали в Великой Отечественной войне или были участниками Трудового фронта, хотя практически все были. Каждый пожилой человек должен чувствовать себя равноправным членом общества, востребованным, а к этому тоже нужно психологически готовить. Наша с Вами беседа посвящена достойной старости, а это значит – востребованность. У пожилого человека иные возможности, но и иные возможности себя реализовывать.

Он не может себя реализовать так же, как и в молодые годы (скажем, тяжелый физический труд, или изнуряющая работа, или ночные смены), но он накопил большой жизненный опыт, у него есть свое мировоззрение, он может подсказать, что и как сделать, он владеет приемами ноу-хау. И вот это должно быть реализовано. Многочисленные исследования, в том числе и не в нашей стране, показали, что люди, востребованные обществом, живут дольше.

Болезнь пенсионного периода

«АиФ»: - Бывает, что человек всю жизнь проработал, а выйдя на пенсию, остался без дела и чувствует себя не нужным. При этом зачастую выходом становится только работа охранником или что-то подобное, не очень радостное для людей, которые раньше занимались интеллектуальным трудом. Как Вы посоветуете быть в данном случае? Как быть детям и внукам в этой ситуации?

Л.Л.: - Это тоже известная вещь. Это называется болезнь пенсионного периода, потому что человек теряет привычные связи, человек теряет привычную возможность реализовывать себя, он ощущает пустоту, он становится ненужным.

Поэтому многие работодатели, серьезно относящиеся к своему делу, тщательным образом охраняют своих пенсионеров, которые у него работают. Они сохраняют их на работе, потому что они очень нужны. Известно, что человек, вышедший на пенсию, начинает болеть и быстрее уходит из жизни, если не находит себе применения.

Если нет в окружении чего-то, чем человек мог себя занять, найти себе место достойное, он должен это придумать. Существуют такие социальные модели, когда людей пожилого возраста, вышедших на пенсию, начинают активно учить и переучивать, скажем, работе в Интернете, каким-то социальным функциям, несущим возможность реализовать себя. Когда я посещал в Японии дома для пожилых людей, я был просто восхищен такими ситуациями. Например, 90-летний бывший столяр реализует себя тем, что изучает старояпонский язык и пишет стихи на старояпонском. Он считается очень хорошим поэтом, потому что знает более 3-х тысяч старояпонских иероглифов и пишет на них стихи.

Это должно стать правилом. Нужно найти себе место. Если мы говорим о роли государства, оно должно предоставить возможности пожилым людям, вышедшим на пенсию, себя реализовать. Раньше, в советское время, это была общественная работа, комитеты ветеранов, при ЖЭКах, райисполкомах, пенсионные комиссии. Я полагаю, что это будет возрождаться, потому что это требование жизни.

Смотрите также:

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы