9052

Управа на ковид. Как изменилось лечение коронавирусной инфекции за полгода?

Сюжет Меры против распространения коронавируса в России
© / Алексей Даничев / РИА Новости

Стали говорить о том, что клиническая картина заражения COVID-19 изменилась. Якобы вирус за полгода стал агрессивнее. И лечить его нужно по-новому. Это правда?

Изменились ли симптомы и тактика лечения коронавирусной инфекции, «АиФ» узнал у врача-терапевта, пульмонолога Сеченовского университета, кандидата медицинских наук Владимира Бекетова:

— COVID-19 известен нам в широкой популяции под контролем научного медицинского сообщества менее года. За это время мы не успели провести полномасштабные клинические когортные исследования с оценкой детальных клинических параметров, чтобы сравнить симптомы так называемой «первой волны» и «второй волны». Точно известно, что COVID-19 как был респираторно-вирусной инфекцией, поражающей все органы и системы организма, где есть сосуды, и в первую очередь лёгкие, таковым он и остался. Известно, что генетически принципиальных мутаций, настолько серьёзных, чтобы они могли радикально менять течение заболевания, у вируса не произошло. Хотя изменчивость самого генотипа вируса отмечается. Но это не привело к радикальным мутациям его рецепторного аппарата и радикальным изменениям клинической картины.

COVID-19, как и любая острая респираторная вирусная инфекция, сопровождается симптомами со стороны верхних отделов дыхательных путей. Это боль в горле, отёк носоглотки и затруднение дыхания, потеря вкуса и обоняния (характерны именно для нового коронавируса), присоединение кашля, общая слабость с интоксикацией, лихорадка. Всё это для нас не новость, такие симптомы как были, так и остались. От 5% до 10%, по некоторым источникам до 20% пациентов с COVID-19 отмечают возникновение диареи в первые десять дней заболевания. Это также известное проявление коронавирусной инфекции.

Юлия Борта, АиФ.ru: — А лечение изменилось?

— Да, изменился наш подход к лечению. Накоплены данные по терапии коронавирусной инфекции, которые отражены в серьёзном исследовании RECOVERY (The Randomised Evaluation of Covid-19 Therapy). Статистически показана значимость стероидных гормонов в лечении COVID-19. При определённых показаниях мы продолжаем давать антикоагулянты. Стероидные гормоны назначаются только в стационарах, поскольку приём этих препаратов требует контроля врача. Самолечение ими невозможно. Назначение гормонов приводит к изменению клинической картины в виде снижения интоксикации, уменьшения температуры и т.д. Мы видим, что подобная терапия позволяет перенести заболеванием с меньшим риском осложнений.

Также мы видим, что отказ от повального применения антибиотиков, к чему призывают ведущие пульмонологи страны, никак не сказывается в худшую сторону на летальности пациентов. Всё-таки COVID-19 — вирусная инфекция, антибиотиками её лечить нежелательно. А присоединение вторичной бактериальной пневмонии случается не настолько часто, насколько мы раньше предполагали.

Сейчас повторно обсуждается, насколько эффективен тоцилизумаб (иммунодепрессивное средство широкого спектра действия) и его аналоги, и у какой группы пациентов. Вот такие изменения есть. Но говорить о том, что радикально изменилась клиническая картина ввиду мутаций вируса, увеличилась смертность или заболеваемость, не приходится. Повторюсь: достоверных научных данных для этого нет.

— Тем не менее, многие люди в этот раз болеют тяжелее, чем весной. Почему?

— На сегодняшний день мы видим сезонное увеличение заболеваемости, которое характерно для всех коронавирусов и всех ОРВИ. Поскольку «вторая волна» пришлась на осень, вполне понятно и закономерно, что заболевание будет протекать более тяжело. Но нельзя сказать, что эпидситуация станет радикально отличаться по смертности и агрессивности вируса. А болеют многие тяжелее потому, что стало холоднее, мы стараемся больше находиться в помещениях, в тепле. В помещениях и транспорте, где много людей, вероятность получить большую инфицирующую дозу вируса намного возрастает. Как следствие инфекция может быть тяжелее. Но мутации вируса здесь не при чём.

— Вы сказали, что основное лечение — это антикоагулянты и гормоны.

— Антикоагулянты применялись и весной. Но к ним мы начали активно добавлять гормоны. Сейчас необходимость их применения доказана на высоком научном уровне, в исследованиях. Лечение тяжёлой коронавирусной инфекции без гормонов уже невозможно.

— Это позволяет избежать ИВЛ?

— Да. Цель любого лечения — максимально увеличить продолжительность и качество жизни, избежать осложнений. Так вот именно исследование RECOVERY показало, что назначение стероидных гормонов — глюкокортикостероидов (преднизолон, метилпреднизолон, дексаметазон) помогает радикально улучшить прогноз у пациентов.

— Вы не назвали противовирусные препараты. Они неэффективны?

— Противовирусные препараты эффективны на ранних этапах, в основном при лёгком течении инфекции. При тяжёлом и среднетяжёлом течении, к сожалению, радикально противовирусные препараты прогноз заболевания не меняют. Нет пока достоверных научных данных, которые бы говорили о том, что они могут кардинально изменить прогноз и существенно снижать летальность среди пациентов.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы