24411

Ответный удар. Как ведёт себя иммунная система при встрече с COVID-19?

Ирина Амэ / АиФ

Роль иммунитета в борьбе с вирусами и инфекциями понимают даже дети. Но в случае с COVID-19 не всё просто. Выяснить ситуацию АиФ.ru решил у заведующего лабораторией вакцинопрофилактики и иммунотерапии аллергических заболеваний НИИ вакцин и сывороток им. И. И. Мечникова РАМН, профессора, доктора медицинских наук Михаила Костинова.

«Вирус мутирует, но человек защищён»

Елена Нечаенко, АиФ.ru: Михаил Петрович, с новым коронавирусом человечество впервые познакомилось всего полгода назад. Многое ли за это время удалось узнать об этом невидимом враге? 

Михаил Костинов: COVID-19 — вирус необычный и загадочный буквально по всему: строению,  контагиозности (способности передаваться от больных людей здоровым — Ред.), патогенности. Заражение им может приводить к тяжёлой пневмонии, острому респираторному дистресс-синдрому, сепсису, полиорганной недостаточности, острому поражению почек, сердца. Тем не менее с этим тяжёлым заболеванием медики научились бороться. 

К сожалению, эффективного лекарства против COVID-19 в мире нет. Поэтому на данный момент наша главная цель — искать препарат, который бы тормозил развитие инфекции и облегчал течение заболевания.

— Говорят, вирус мутирует. Значит  ли это, что, переболев однажды, через пару месяцев можно заразиться снова? И как вообще реагирует иммунитет на коронавирус?

— При встрече с новым вирусом иммунитет человека работает не совсем обычным образом. В первую очередь в работу включается клеточно-опосредованный иммунитет. Далее — гуморальный (механизм, когда организм защищает себя от инфекции, продуцируя антитела, которые нацелены на инородный материал в кровотоке, считающийся потенциально опасным — Ред.). Формируются антитела. В завершение должна сформироваться клеточная память. 

Поэтому, если в крови у переболевшего пациента мы не обнаруживаем антител, это не значит, что человек остаётся беззащитным. Иммунитет к вирусу у него всё равно формируется, и риск заболеть (или тяжело перенести инфекцию) снижается. И, хотя вирус мутирует, сформировавшаяся клеточная память будет в какой-то степени защищать человека при последующих контактах с ним...

Цитокиновый шторм

— Существуют ли препараты, которые помогают избежать фатального исхода и тяжёлых осложнений? 

— При COVID-19 одним из самых грозных осложнений является цитокиновый шторм (неконтролируемое воспаление, которое приводит к повреждению собственных тканей организма — Ред.). Ведь люди погибают не от самой инфекции. Их убивает собственный иммунитет, который в ответ на активность медиаторов воспаления начинает пожирать свои же клетки. 

В арсенале врачей имеется несколько противовоспалительных препаратов для борьбы с цитокиновым штормом. Например, ингибиторы интерлейкина-6. Но у большинства пациентов, которые их принимают, развивается уже не вирусная, а бактериальная пневмония. То же самое можно сказать и о стероидных препаратах, которые хоть и усмиряют воспаление, одновременно подавляют работу иммунной системы, тем самым провоцируя размножение других бактерий и патогенов.

— В таком случае может ли стать панацеей использование иммуномодуляторов?

— Панацеей — нет, потому что такие препараты не могут приводить к уничтожению вируса. Но они вполне могут быть дополнением к базисной терапии, так как помогают устранить дефект в работе иммунной системы и смоделировать адекватный иммунный ответ. Ведь роль иммунитета при коронавирусной инфекции — основная. Если он у человека крепкий, болезнь протечёт в лёгкой форме. Однако любой иммуномодулятор должен применяться только в сочетании с другими препаратами.

— Какие группы препаратов можно применять для профилактики?

— На сегодняшний день нет ни одного препарата, который мог бы на 100% защитить от заражения. Однако у нас в стране есть масса лекарств для неспецифической профилактики респираторных инфекций. Например, препараты интерферонов (индукторы интерферона). Также существуют иммунотропные препараты, влияющие не только на интерфероновый статус, но и на другие звенья иммунитета. Они способствуют нормализации клеточного иммунитета, который сильно повреждается при инфекции, и помогают иммуннной системе переходить из фазы возмущения в фазу спокойствия. 

Иммунотропные препараты можно применять на любом этапе болезни: и в начале, и в середине, и в конце, и на этапе реабилитации. Ведь после ковид-инфекции организм сильно ослаблен в течение как минимум 3 месяцев. Больные испытывают головокружение, слабость, снижение памяти, психогенные нарушения. 

Сейчас один из популярных российских иммуномодуляторов — полиоксидоний — участвует в международном клиническом исследовании по протоколу ВОЗ, которое изучает его эффективность при лечении COVID-19. Это демонстрирует высокий уровень наших учёных и врачей. Я очень рад этому и горд за отечественную науку.

Этот препарат доказывает, что он может моделировать иммунный ответ и работать как в начале заболевания, так и в середине и в конце его. Ведь он стимулирует клеточные механизмы, которые сильно нарушаются при лечении.

Препарат имеет два направления: как профилактическое и как вспомогательное средство в лечении на период реабилитационного восстановления организма.

Кому нужна прививка?

— Что происходит с российскими разработками вакцин от коронавируса (известно, что их 26)?

— Поскольку сам вирус необычен, вакцина должна быть такой же. Сегодня имеется очень много технологий производства этого продукта: и ДНК-, и РНК-, и векторные вакцины. Но какой бы ни была вакцина и где бы её ни производили, она не выйдет, пока не пройдёт все стадии и фазы исследования, доказывающие её безопасность и эффективность. В среднем этот процесс занимает 6 месяцев. Есть специальные протоколы, регулирующие обязательное прохождение каждой из фаз и их протяжённости. По ним каждая фаза проходит в течение не менее 1,5-2 месяцев. 

Наши вакцины уже прошли первую стадию испытаний (в стационаре), вскоре начнётся вторая стадия, амбулаторная, участие в которой может принять любой доброволец, если пройдёт отбор. Конечно, на скорость процесса может повлиять сама жизнь: если вдруг случится серьёзная вспышка, угрожающая жизни и здоровью людей, то исследования могут пройти гораздо быстрее.

— Как вы относитесь к идее всеобщей обязательной вакцинации от коронавируса?

— Конечно, речь не должна идти о поголовной вакцинации. Прививки нужны в первую очередь людям из групп риска (старшего поколения, имеющим хронические заболевания) и медикам, работающим в «красных» зонах. Но не надо просто ждать, когда появится вакцина от COVID-19. Надо действовать уже сейчас.

Завлабораторией вакцинопрофилактики и иммунотерапии аллергических заболеваний НИИ вакцин и сывороток им И. И. Мечникова РАМН, профессор, доктор медицинских наук Михаил Костинов.
Завлабораторией вакцинопрофилактики и иммунотерапии аллергических заболеваний НИИ вакцин и сывороток им И. И. Мечникова РАМН, профессор, доктор медицинских наук Михаил Костинов. Фото: АиФ/ Ирина Амэ

«У эпидемий не бывает волн»

— А что сейчас мы можем  делать? 

— Можем прививаться от других инфекций, присоединение которых ухудшает прогноз при COVID-19. Сегодня в России применяются новые адъювантные вакцины от гриппа (их, кстати, рекомендует ВОЗ).  Адъюванты (вещества, используемые для усиления иммунного ответа при введении одновременно с иммуногеном — Ред.) в их составе способны косвенно формировать иммунитет и против других инфекций, так как активизируют работу клеток памяти. Например, если человек сделал подобную прививку от гриппа, то позднее при попадании в организм коронавируса его иммунная система быстрее распознает патоген. Ведь и грипп, и COVID-19 — вирусы с одноцепочечными  РНК. А чем скорее происходит узнавание патогена, тем выше эффективность лечения. 

Кстати, почему от COVID-19 погибают в основном пожилые люди? Потому что их иммунная система, активность которой снижается с годами, просто не успевает вовремя и адекватно среагировать. Соответственно, вакцинация от гриппа снижает частоту развития не только самого гриппа, но и других респираторных инфекций, в том числе коронавирусной. 

Вторая вакцина, которую обязательно нужно применить (особенно в группах риска), — от пневмококковой инфекции. Тут уже нужна конъюгированная вакцина, которая может применяться в любом возрасте (с года и до преклонных лет). Её введение увеличивает неспецифические факторы иммунитета, поэтому такая прививка не только защищает от бактериальной пневмонии, но и снижает риск погибнуть от COVID-19. В частности, это происходит ещё и потому, что частым осложнением коронавируса бывает именно бактериальная пневмония.

— Как вы думаете, будет ли вторая волна эпидемии? И как подготовить организм, чтобы избежать необратимых последствий? 

— У эпидемий не бывает волн. Это единый процесс. Сколько он будет продолжаться, никто не может прогнозировать. Затормозить его может выработавшийся в обществе популяционный иммунитет. Сегодня он довольно высок, около 30%, и к осени ещё на 5-8% должен подрасти. 

Конечно, этого недостаточно для того, чтобы вирус перестал распространяться, но всё-таки он замедлится. Поэтому я практически уверен, что таких больших вспышек, как было, уже не будет. К тому же врачи за это время научились бороться с новой болезнью. Тем не менее меры профилактики, безусловно, нужно сохранять и дальше. Более того, пока что они должны быть основными в борьбе с новым вирусом.

Оставить комментарий (1)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы